Глава 413. На 50-й этаж (часть 10)

Ён У моментально оценил разрыв в силе между собой и Главным епископом.

Главный епископ — один из сильнейших Игроков Башни, даже с той силой, которой он сейчас обладает, для Ён У старик оказался бы слишком трудным противником. Ён У не сомневался, что не проиграет, но и в победе не был уверен. Тем более вспомнив, как епископ спустился в тело Дойла — он и тогда был весьма силён, а сейчас явился в собственном теле. Ради хотя бы одного шанса на победу Ён У, скорее всего, придётся развернуть Небесные Крылья и высвободить всю свою силу. На миг он подумал всё-таки раскрыть её и разобраться с Главным епископом.

«Нет. Пока нет».

Если бы они сражались один на один, Ён У бы ещё подумал, но когда за ним следит столько глаз, силу необходимо как можно тщательнее скрывать. Он раскроет Небесные Крылья в нужный момент, когда снимет, наконец, маску. Ещё не время.

«А если у Главного епископа тоже есть козырь в рукаве…»

Насколько знал Ён У, Главный епископ в последнее время едва ходил: после того, как Небесный Демон отверг своего апостола, его тело разваливалось. По мнению Ён У, именно поэтому тот попытался овладеть другим аспектом Небесного Демона, Царём Обезьян, и присвоить тело Дойла.

Но сейчас он выглядел совершенно здоровым. Ничто не указывало на подверженность тела неизбежному разрушению, даже когда Ён У смотрел Драконьими Божественными глазами. Епископ почти в идеальной форме, что невозможно, если только Небесный Демон не решил его признать. А это могло означать лишь одно.

«Он нашёл какой-то способ?»

Пока Ён У пропадал в Тартаре, Главный епископ отыскал решение. Ён У не знал какое, но, если тот восстановил свою мощь, его нельзя недооценивать. Из Девяти Королей только он достаточно силён, чтобы сравниться с Королём Му. А поскольку Главный епископ явился сам, Ён У не мог просто пройти мимо.

Пока он обдумывал свой следующий шаг, епископ вдруг возник прямо перед ним.

— О чём задумался?

Глаза Ён У расширились, он быстро развернул Огненные Крылья, чтобы разорвать дистанцию. Его ускоренное время, треснуло, словно стекло.

— Время реакции у тебя впечатляющее, как и твои инстинкты. Очень хорошо, — усмехнулся старик, глядя на испуганного Ён У.

Ён У отступил, по спине струился пот.

«Он успевает за ходом моих мыслей?»

Разница во времени позволяла пользователю ускорить мышление, помогая оценить ситуацию. На данный момент это была именная способность Ён У, едва ли кто-то, кроме сверхъестественных существ, вроде Афины и Матери Земли, мог сравниться с ним по скорости мышления. Их понятие времени отличается от понятия обычных Игроков, так что они могут с лёгкостью вмешаться.

Однако Главный епископ точно не божественное существо, хотя его сила и больше, чем у некоторых низкоуровневых божеств Тартара. Тем не менее, он вряд ли может сравниться с высшими божествами. Как это возможно?

— Хочешь знать? — бледно улыбнулся Главный епископ, словно читая мысли Ён У. — Я временно оставил бога, покинувшего меня, и получил помощь его друзей. К счастью, они вняли моим мольбам.

Друзья? Мольбы? Главный епископ говорил загадками, он явно связался с чем-то достаточно могущественным, чтобы дать ему возможность свободно передвигаться.

— Могу прямо сейчас подробно тебе всё рассказать. Но поскольку это ты, я не против ответить на несколько вопросов. Ты мне очень нравишься. Присоединишься к нам?

Епископ протянул Ён У руку. На поле боя всё ещё царил хаос, смешивались многочисленные силы, но время вокруг них словно застыло.

Ён У фыркнул, дёрнув уголком губ.

— Не я тебе нравлюсь. А потенциал Небесного Демона.

Ён У разрушил планы Главного епископа и сам поглотил оболочку Царя Обезьян. А значит мог стать тем, что так нужно старику — новым аспектом Небесного Демона. Сосудом, которого Армия Дьявола жаждала даже больше, чем Дойла.

— О боже, ты заметил?

Главный епископ убрал руку, будто смутился, и почесал затылок. Потом ухмыльнулся и снова заложил руки за спину.

— Тогда ты должен знать, зачем я здесь.

Едва договорив, Главный епископ вдруг исчез и снова появился перед Ён У.

Он раскрыл и резко опустил ладонь. Однако Ён У спокойно подставил Вигрид, чёрная аура столкнулась с демонической энергией Главного епископа и взорвалась. В небо взлетели столбы пламени Волны Огня, старик слегка шевельнул рукой и оттолкнул их, одновременно протянув вперёд вторую руку. Рукава его одежд затрепетали, когда тень руки размножилась и протянулась к Ён У. Она нависла у него над головой, каждая её частица могла сокрушать горы.

Ён У решил не сталкиваться с тенью напрямую. Вместо этого он развернул Огненные Крылья, применил Мерцание и Тропу Ветра, ещё больше разорвав дистанцию.

— Куда это ты собрался? Я ещё не договорил.

Главный епископ попытался сблизиться с Ён У и сократил расстояние.

— Прости, — усмехнулся Ён У. — Я не тот, кому надо с тобой говорить.

Главный епископ перестал гоняться за Ён У и поднял глаза, чтобы увидеть, как с неба на него летит нечто огромное, словно метеорит.

Главный епископ вскинул руку и отвёл объект. Хотя он был достаточно силён, чтобы оттолкнуть волну огня Ён У, объект, похожий на гигантский комок плоти, только качнулся, отскакивая, и приземлился неподалеку от того места, где стоял епископ.

Комок плоти оказался Императором Обжорства с чумазым лицом, который, облизываясь, смотрел на Главного епископа. Император слегка отряхнулся и начал преображаться.

Его плоть затвердела и словно втянулась в себя, когда он превратился в тощего мужчину с запавшими глазами. Трудно поверить, что он только что был пухлым Императором Обжорства.

Император улыбнулся, обнажив зубы, и крикнул:

— Кто посмел так грубо вести себя с моим другом? Какой противный человек.

После преображения Императора Обжорства по окрестностям эхом прокатился громкий барабанный бой.

Пропахшие Кровью Боевые Барабаны гремели, когда армия Кровавой Земли шла на войну. За их боем последовала военная песня.

Главный епископ повернул голову на звук и нахмурился, потом снова посмотрел на Императора Обжорства.

— Хочешь сказать, ты объявляешь нам войну?

Он понял, что появление Императора Обжорства было частью их с Ён У плана.

— Почему бы и нет?

— Я слышал, Белый Дракон почти перебил вас.

— Ха-ха-ха! На войне победы и поражения обычное дело! Пусть мы проиграли битву, это не имеет значения, если войну мы выиграем!

Пока император маниакально хохотал, Главный епископ переводил взгляд с него на Ён У и обратно.

— Думаешь поднять ставки, пока всё перепуталось, и не дать ни одной группе сделать шаг. Затеял большую войну?

— Думай что хочешь. А теперь, может, посмотрим, насколько готово мясо религиозных фанатиков? Хи-хи-хи!

— Призраки павшей империи нынче плохо действуют на живых. Их необходимо устранить. Любыми средствами.

Эти двое набросились друг на друга.

Пока остальных напугало столкновение двух из Девяти Королей, Ён У оказался возле Эдоры.

— Братец.

— Давай-ка оставим это место им и будем выбираться.

Ён У обхватил Эдору за талию и раскрыл Огненные Крылья. Всего мгновение назад она яростно сражалась, но, когда оказалась в руках Ён У, её щёки вспыхнули.

Бои продолжались.

— Устроили неприятности и сбегаем. Уф. Наш господин неподражаем.

Ён У слышал поддразнивания Шенона, но, как всегда, проигнорировал и покинул поле боя.

***

— Проклятые глупцы, — выругалась Анастасия, откинув назад волосы.

Она не знала, почему всякий раз, когда к делу имеет отношение Ён У, случаются самые скверные вещи.

— Наставница, — осторожно окликнула Анастасию помогавшая ей Виктория.

Анастасия цокнула языком, думая, что если бы не Виктория, она не стала бы ввязываться в дела Башни. И покачала головой.

— Нет.

— Это же!..

— Почему?!

Разъярённый Кан вскинул голову.

Анастасия нахмурилась. Если кто-то и раздражал её не меньше Ён У, так это вот он. Парень, который вечно нашёптывал что-то её единственной ученице. Анастасия пообещала себе: если он ещё раз поведёт себя непочтительно, она его уничтожит, как бы ученица ни старалась её остановить. Потом взглянула на пациента, которого только что осматривала — Дойл лежал в кровати бледный как полотно.

— Ребятки, что такое, по-вашему, канал связи? Эдакие антенны, которые легко прицепить и отцепить?

— Я…

— Трогать канал связи, соединённый с этим ребёнком, слишком опасно. От него уже оторвали один канал, и он ещё не излечился, но силой оторвать ещё один? Его душа не останется неповреждённой.

Анастасия фыркнула на потрясённых Кана и Викторию.

— Более того, существа, соединённые с ним, похоже велики и могущественны. Ума не приложу, как он их нашёл. Другие убили бы, чтобы установить связь хотя бы с одним из них. Ц-ц-ц.

Сначала Небесный Демон, а теперь Мать Земля. Не удивительно, если душа жалкого смертного разорвётся на части, едва соединившись с подобными существами.

Анастасия больше ничего не сказала. Она лучше всех знала, насколько опасны божественные существа. И именно по этой причине не называла их, хотя чувствовала, что на неё смотрят многочисленные боги и демоны. Это было связано с прошлым, которое она скрывала от всех, даже не упоминая о нём.

— Если хорошенько подумать, вместе мы должны найти способ.

Ресницы Кана задрожали. После стольких тяжёлый испытаний можно наконец расслабиться, — надеялся он и не представлял, что такое случится снова. Он не знал, ждут ли их в будущем светлые дни, и от этого становилось больно. Виктория погладила Кана по спине, жалея его.

Анастасия задумалась и выпустила струю дыма.

«Какая чушь».

Она слишком часто видела такое, и её это уже не трогало. Но при мысли, что придётся наблюдать за их глупостями, Анастасия вздохнула и вынула изо рта трубку.

— Не то, чтобы это невозможно. Будет трудно, но способ есть.

— Какой?

— Нужно найти замену.

— Замену?..

— Всё, что нам нужно — тот, кто согласится занять место Небесного Демона и Матери Земли. Но, думаете, найти его так легко?

Кан и Виктория переглянулись, потому что им на ум пришёл один и тот же человек.

«Каин!»

Они знали, Ён У унаследовал трон Подземного Мира после Аида. Хотя он ещё не перелинял и не достиг сверхъестественности, он имеет на это право. Есть ещё существо, которое заняло тело Ён У, когда они столкнулись с Оллфован. Оно дало Ён У непобедимую силу. Не получится ли у него занять место Небесного Демона и Матери Земли? Может быть сложно, но попробовать ст ó ит.

— Лучше всего найти замену прямо сейчас. Я силой погрузила это дитя в сон, но никому не известно, когда он очнётся. А когда он очнётся, возможно, он больше не будет тем, кого вы помните.

Времени немного. Кан и Виктория переглянулись ещё раз и с мрачным видом кивнули.