Глава 423. Драконий Храм (часть 10)

Когда Чон У пришёл на обучающий уровень, Вальдбич стал его первым другом, а также одним из основателей Артии, вместе с Виерой Дюн. Полугигант был человеком сострадательным, вечно неуверенным в своём происхождении, и в то же время могучим воином, способным уничтожить врагов, едва те появятся. Все его боялись.

Зачем тому, кто исчез без причины и причинил Чон У боль, в последний момент заботиться о его теле? Зачем? Карманные часы завибрировали. Небрежный ответ Калатуса оказался слишком шокирующим.

— Что… случилось?

Ён У успокоил свой взволнованный разум. Однако, когда с его губ слетел вопрос, его голос кипел от гнева. Вальдбича не было рядом, когда Чон У нуждался в нём больше всего, но он появился в конце. По какой причине? Из жалости? Или из чувства вины? Для Ён У и то, и другое неприемлемо.

— Разумеется. Я так и знал, что твой первый вопрос будет о Чон У.

— Для меня нет ничего важнее. Что случилось?

— Ваша братская любовь поистине беспримерна. Это дитя, Чон У, тоже до самого конца думал о тебе.

Глаза Ён У сверкнули.

— Я уже понял, так что, пожалуйста, хватит менять тему. Где душа Чон У?

[5-я ступень Пробуждения Драконьего тела]

Ён У высвободил силу своего Демонического Божественного Драконьего тела, одновременно управляя Драконьим сердцем и Философским камнем. Из его кожи выросла чешуя, а когда появился хвост, вокруг закружился яростный энергетический шторм. Ён У вынул из подпространства Вигрид и поднял его, без слов показывая, что не станет молчать, если Калатус продолжит уклоняться от ответа.

— Ты улучшил мой дар. Раньше подобная мутация вызвала бы у меня отвращение, но… она не так уж плоха.

Калатус кивнул, разглядывая Ён У с головы до ног. Однако, когда он понял, что в Башне больше не осталось чистокровных драконов, его охватило горько-сладкое чувство, потому что Ён У наполнил себя другими энергиями.

Ён У вскинул брови. И уже хотел взмахнуть Вигридом.

— Не знал, что это дитя, Вальдбич, знал о лабиринте.

Рука Ён У замерла. Калатус никогда не говорил Вальдбичу о лабиринте? Это могло означать лишь одно.

— Наверное, когда-то давно ему рассказал сам Чон У.

Ён У молчал.

— Прошло не так много времени с тех пор, как я пробудился ото сна. Это тело — временное вместилище, созданное на крайний случай.

При жизни древний дракон Калатус мечтал об одном: чтобы его вид, почти вымерший из-за его ошибки, возродился. Он хотел, чтобы Драконьи свойства остались в Башне надолго. Однако после смерти Чон У надежда померкла, и в Лапуте пробудился духовный след Калатуса, дабы найти другое решение и отыскать нового наследника.

— В разгар тех событий полугигант пришёл ко мне и попросил разрешения забрать тело Чон У. Сказал, он хочет отправить тело домой.

Ён У по-прежнему не отвечал.

— Я открыл врата на Землю… после похорон он снова исчез.

Ён У скрипнул зубами.

— Ты знаешь, куда он пошёл?

— Нет. Я могу находиться только в Лапуте, мои чувства ограничены.

Ён У сжал кулаки. Чем всё это время занимался Вальдбич и почему так вовремя появился, словно только и ждал смерти Чон У? Вибрирующие карманные часы затихли.

«Не волнуйся. Я найду его, любой ценой», — прошептал Ён У, поглаживая часы.

Он всегда хотел встретиться с Вальдбичем, но, похоже, решив здесь все дела, ему придётся немедленно заняться поисками полугиганта. К сожалению, никто не знает где он, даже Ночной Дозор из Внешнего района не смог найти ни следа. Но раз уж он в Лапуте, возможно, удастся проследить шаги Вальдбича и найти какие-то зацепки.

Ён У посмотрел на Калатуса. Вальдбич, конечно, важен, но есть дела и поважнее.

— Где душа Чон У?

— А где она должна быть?

Где она должна быть? Ён У сузил глаза.

— Что ты!..

— В глубокой бездне яйцо, в котором тьма и смятение сливаются воедино. Туда приходят жить и умирать бесчисленные существа. Яйцо, место — его можно описать разными словами, но обычно мы зовём его… — Калатус прищурился. — Пустотой или тьмой.

Внезапно Оковы Чёрного Короля вокруг запястий Ён У, его щиколоток и шеи, задрожали.

Оковы чуть не упали от вибрации, настолько мощной, что она причиняла Ён У боль. Тот был так потрясён, что, не задумываясь, крикнул.

— Почему Чон У должен!..

— Как повзрослевший лосось возвращается домой, твой брат подчинился инстинкту и вернулся к своим истокам.

Инстинкту?

— Думаешь, наследие Чёрного Короля передалось тебе случайно? Или я выбрал твоего брата, потому что он обладал Идеальной Приспособляемостью?

Дрожь становилась всё сильнее.

— Ты и твой брат — две стороны одной монеты, вас не разделить!..

Долгий крик в небе заставил Калатуса умолкнуть на середине фразы. Казалось, мир звенит, Лапута сотрясалась, словно готовая развалиться.

Затрещало.

По потолку побежали трещины, словно ломалась яичная скорлупа. Сквозь них протискивались чёрные щупальца — Ползучий Хаос, всегда желавший поглотить Лапуту, сделал свой ход.

Калатус с печальной улыбкой взглянул на потолок и поклонился Ён У.

— Я просил отсрочки, но, кажется, времени всё равно не хватило. Хотел бы я поговорить с тобой ещё, но мне осталось не так уж много.

— Куда ты собрался?! Нам ещё есть о чём…

— Прежде чем уйти, скажу: если хочешь найти душу Чон У — хотя я не знаю, действительно ли его душа в том месте, что поглощает всё — но, если хочешь найти её… — Калатус с горечью посмотрел на Ён У. — Вернись во тьму. Твой путь там!

Потолок с грохотом обвалился, щупальца почти дотянулись до Калатуса.

— Но тьма может поглотить тебя, ведь ты ещё не обрёл божественность. Если ты просто отправишься туда, путь будет трудным.

Когда щупальца вгрызлись в духовный след Калатуса, начались помехи.

Веря, что он так просто не исчезнет, Ён У замахнулся Вигридом. Он столько ещё не спросил у Калатуса. Почему Чон У оказался в пустоте или во тьме? Что дракон имел в виду, говоря ему искать свой путь там? Это как-то связано с Чёрным Королём или с Демонизмом? Если да, сколько он об этом знает? Почему Калатус ничего не объяснил? Ён У не мог позволить ему исчезнуть, оставив столько неразгаданных загадок.

Взмах.

Когда Волна Огня и Небесные скрепы соединились с сильнейшим давлением Вигрида, по половине замка прокатилась огненная буря и хлестнула по чёрным щупальцам.

Пламя попыталось подняться по щупальцам, но едва коснувшись их, исчезло. Вниз скользнуло ещё больше щупалец, стягиваясь вокруг Калатуса. Сколько бы Ён У ни размахивал своим мечом, щупальца не исчезали, а только разрастались. Пока тьма не овладела им, Калатус, с жалостью глядя на Ён У, крикнул.

— Пожалуйста, достигни цели, которой не достигли мы с Чон У… новый носитель. Клановый дом, обыщи его…

Духовный след Калатуса пропал, словно песчаный замок, смытый волной, и щупальца начали его всасывать.

Ползучий Хаос, довольный, втянул свои щупальца и вернулся в небо. Космическое существо, запятнавшее всю термосферу чернотой, пыталось вернуться туда, откуда пришло.

— Куда это ты собрался?!

Поскольку хозяин проклятия, накрывавшего лабиринт исчез, каналы связи восстановились. Ён У объединил их все и расправил крылья.

Огненные Крылья на спине Ён У слились с его драконьими крыльями и превратились в три слоя чёрных крыльев: Небесные Крылья. На них Ён У взлетел в небо и ударил всеми своими навыками и Властями в попытке заставить существо выпустить Калатуса. Однако всего лишь пробил несколько дыр в дрожащей тьме. Б о льшая часть Ползучего Хаоса уже прошла ворота и исчезала.

— Проклятье!

Нагрузив до предела своё Драконье сердце и Философский камень, Ён У поднял Вигрид. Столб огня ракетой выстрелил в небо и рассёк его пополам, вся Лапута занялась огнём. Брызнувшие искры взорвались и заполнили весь уровень.

Сквозь тёмные тучи за Ён У наблюдали крошечные глаза. В него в одночасье хлынула информация и языки, которые не описать словами, его драконье мышление помогало находить в этом потоке смысл.

Тьма.

Ещё.

Не.

Наконец Ползучий Хаос исчез во вратах, оставив в центре лабиринта пылающую Лапуту. Небо потускнело.

Ён У скрипнул зубами. После Матери Земли и Оллфован его победило ещё одно сверхъестественное существо. Чем больше информации о брате он пытался узнать, тем меньше понимал. Дорогу постоянно преграждали сверхсущества, он больше не мог найти ни одной зацепки. Неужели всё должно закончиться вот так?

Нет.

Он знал, у него остаётся ещё одна надежда: тварь, свернувшаяся в Философском камне.

— Демонизм.

Ответа не было.

— Я знаю, ты смотришь. Помоги мне. Пожалуйста.

И снова тишина.

— Будь ты проклят!

Демонизм даже не шелохнулся, словно его это не касалось. Ён У бессильно ударил кулаком в землю. Единственный выход обрести сверхъестественные силы?

Вдруг пространство перед ним распахнулось, и появился Ву. Лич был серьёзно ранен, и даже его магическая сила пострадала после попытки изучить Ползучий Хаос. Но Ву сжимал в своей большой руке сияющий золотой глаз.

— Я… вынул… глаз Калатуса… из… Ползучего Хаоса…

Когда он успел?

— Ты?

— Вы должны… открыть путь… во тьму.

С этими словами Ву отбыл в своё подземелье, лечить смертельные раны.

Ён У, сжимая в ладони глаз Калатуса, активировал силу Чёрного Короля. Оковы продолжали дрожать.

— Калатуса.

Золотой глаз Калатуса рассеялся и уплыл.

Проклятие, защищавшее Лапуту в центре лабиринта, взорвалось.