Глава 443. Основание клана (часть 7)

Хотя Ён У тщательно обыскал лабораторию Бэйлака на 28-м этаже, а также просмотрел его исследовательские записи и эксперименты, он никак не мог понять, чем именно тот занимался. Можно сказать лишь, исследование было масштабное и глубокое, вероятно, связанное с Божественным Человеком, которым Бэйлак одержим.

Ён У полагал, что яд, чуть не убивший Ханрёна, — одно из открытий Бэйлака, сделанных во время исследований. Брахам ещё анализирует его, но уже кое-что выяснил.

— Похоже, это что-то вроде яда из духовного порошка.

Этот яд состоит не из материальных ингредиентов, а из духовных. Большинство алхимиков не умеет обращаться с духовными материями — чтобы только задуматься о работе с ними нужно быть мастером алхимии. А если кто-то применяет духовную материю как компонент яда, значит его понимание невероятно глубоко.

Изготовить яд из духовного порошка трудно, и даже Брахам, чьи знания превосходят всю историю Башни вместе взятую, недостаточно хорошо понимает духовный мир. Поэтому даже бывшему богу стало очень любопытно, как Бэйлак сумел достичь такой осведомлённости, чтобы использовать яд из духовного порошка.

— Скорее всего, яд стал побочным продуктом его экспериментов. Какое исследование он проводил? Очевидно, пытался оперировать душами. Из его записей можно предположить, это как-то связано с человеческими телами. Думаю… он пытался создать гомункула.

Гомункулы — искусственно созданные алхимиками разумные существа. Брахам сумел изготовить такого для себя, но не смог его завершить. Его гомункул не более, чем оболочка, с помещённой в неё благодаря силе Чёрного Короля душой Брахама.

«Однако Бэйлак преуспел в создании гомункула? Бэйлак?»

Бэйлак истинный алхимик, но трудно представить, что его познания настолько глубоки. Как он смог узнать то, чего не знает даже Брахам?

Хотелось бы Ён У отмести это, но его логика и обострённые чувства подсказывали: гомункул, защищающий Бэйлака, Чон У. По безучастному лицу создания можно сделать вывод, что это боевая машина без эмоций и разума, но поскольку она сделана из Чон У, Ён У было непросто его уничтожить. Однако ему показалось, он наконец получил ответ на вопрос, которым давно задавался.

— Так вот почему ты предал Артию?

— У каждого предателя находятся подобные причины. Из всех, кого я знал, никто не был так близок к Божественному Человеку, как ты.

После бесстыдного признания Бэйлака вокруг Ён У поднялась волна жара, наполненная жаждой убийства.

Бэйлак искал материал для воплощения своей мечты — завершения Божественного Человека — и после долгих наблюдений понял, что не найдёт никого лучше Чон У. Он предал Артию, чтобы заполучить ДНК Чон У, собрать его генетический материал и духовную информацию. Поскольку стена вокруг Чон У была слишком прочной, Бэйлак долго трудился над её разрушением. Он регулярно скармливал Чон У Глаз Красного Лотоса, а манипулируя Вальдбичем, который фактически служил телохранителем Чон У, в конце концов, заставил того уйти. И сливал информацию об Артии врагам, чтобы Артия пала наверняка.

Он неустанно толкал Артию к гибели, в результате погиб и Чон У. Маленькие действия оказали комплексное влияние.

Когда Ён У понял причину трагедии, огонь вокруг него загудел и разгорелся ещё сильнее, почти поглотив окрестности. Игроки в панике бежали, бросив Бэйлака одного. Но жар, источаемый Ён У не мог навредить негодяю, потому что гомункул блокировал пламя: он развернул касавшиеся земли крылья, и с неба пролился свет, отгоняющий жар.

— Больно, — Бэйлак погладил небольшой ожог на своём лице. — Что с тобой? Конечно, прошло много лет, но как ты мог настолько измениться? И не только характер. Твои черты, навыки, милости, благословения — вся информация о тебе изменилась. Но на биофизическом уровне ты тот же самый человек.

Озадаченный Бэйлак не смог скрыть академического интереса и с холодным смехом рассматривал Ён У.

— Раз уж мы встретились, может, рассказать тебе больше? — его глаза сверкнули. — Изначально я планировал взять тебя живым, но, к своему удивлению, потерпел неудачу. Я и вообразить не мог, что ты сохранишь такую силу, даже употребив весь этот Глаз Красного Лотоса. Я был потрясён. Не знал, что ты продержишься так долго. По моим подсчётам я дал тебе столько яда, что хватило бы свалить дракона.

Ён У больше не мог слушать его болтовню. Ему казалось, если тот продолжит, у него уши завянут.

— Но благодаря этому я убедился: нет материала лучше, чем ты, и не будет!

Увидев разгорающуюся одержимость в глазах Бэйлака, Ён У, не мешкая, применил Мерцание и появился у того за спиной. Бэйлак всего лишь выдающийся токсиколог и алхимик, его физические навыки не лучше, чем у любого другого Игрока, а реакция замедлена.

Гомункул стремительно развернулся, чтобы защитить Бэйлака, и взмахнул своим белым клинком, который столкнулся с Вигридом.

Раздался ясный звон, вызвавший мощную волну давления, разметавшую землю там, где они стояли. Жар снова начал подниматься. Деловой квартал, самая большая секция Внешнего района, уменьшился на две трети от своего изначального размера после одного удара.

— Будет нелегко. Потому что ты встретишься с данными, полученными, когда ты был на пике своей формы как Небесное Крыло.

Ён У снова двинулся вперёд, чтобы достать разболтавшегося Бэйлака, но гомункул начал действовать одновременно с ним, отражая атаки.

Вокруг заискрилась разбитая аура, огонь создал на земле кратеры. Ён У и гомункул были равны.

— Это не только физическая информация. Благословения, власти, милости и навыки… я не смог скопировать всё, но за уровень краснеть не придётся. Думаю, я взял семьдесят или восемьдесят процентов. Элохим оказался весьма полезен в этом деле.

Даже когда атмосфера начала напоминать ад, а воздух вокруг него зашипел, Бэйлак не утратил хладнокровия.

— По сути… Ты сражаешься со своим прошлым «я».

После очередного мощного взрыва повалил дым и поднялась пыль, Ён У облизнул губы, думая, как уничтожить Бэйлака.

«Шенон, Ханрён».

— Отлично, а то мне порядком надоела его болтовня.

— Я сделаю всё, чтобы перерезать ему глотку.

Взмах.

По приказу Ён У его тень на земле растянулась и метнулась в небо, чтобы поймать удирающего Бэйлака. Гомункул бросился вдогонку, но Ён У ухитрился его остановить. Хотя тень Ён У протянулась за Бэйлаком, как щупальце, тот, похоже, не растерялся. Он смеялся, словно наслаждаясь происходящим.

— Раз уж я смог создать такое, думаешь, я бы ограничился одним экземпляром?

Едва он договорил, всё вокруг Бэйлака затряслось, появилось два световых луча, которые мгновенно заблокировали тени.

Тени превратились в Шенона и Ханрёна. Их Взгляды Преисподней округлились при виде ещё двух гомункулов с теми же лицами и способностями, как у того, что сражался с Ён У.

— Что это!..

— Сумасшедшие подонки!

Только тогда Ён У понял, насколько непростительна жестокость Бэйлака и Элохима.

Их планы по восстановлению древних видов благодаря маниакальным экспериментам настолько безумны, что нет слов. Однако он не понимал: если Бэйлак и Элохим способны создать больше одного гомункула с характеристиками высшего ранкера, почему бы им просто не собрать ДНК всех ранкеров и королей и не создать целую армию гомункулов? Если бы они это сделали, Элохим уже бы контролировал всю Башню. Почему они не смогли?

Вопросы вызывали ещё больше вопросов, но, столкнувшись с копией брата, Ён У никак не мог взять себя в руки.

Пространство гремело, гомункулы, похожие на Чон У, продолжали появляться. Четыре, пять, шесть… к тому моменту, как Ён У насчитал девять, он полностью утратил здравомыслие.

— Бэйлак!

Из кожи Ён У с треском прорастала драконья чешуя. Она источала ярость и сильный жар. Все власти, связанные с Каналами связи, начали укрепляться.

Когда он рывком опустил Вигрид, послышался громкий треск и на землю обрушились молнии.

Огненная молния оплела небо, сложной сетью, напоминающей паутину — ошеломительное зрелище. Огонь целил в гомункулов, а Драконьи Божественные глаза, объединённые с Огненно-Золотыми, искали несовершенства. Но гомункулы казались неуязвимыми.

— Раскрыть крылья.

По приказу Бэйлака из спин гомункулов выросли, зловеще разворачиваясь, крылья, напоминающие Небесные. Ярко-белые крылья, пропитанные всевозможными ядами и выжимающие генетическую информацию Чон У. Иссушающие его жизненные силы, чтобы увеличить способности.

Хотя эти крылья уступали Небесным, они несли огромную разрушительную мощь, использовали весь потенциал Чон У. Гомункулов было девять, и излучаемого ими света хватило бы, чтобы ослепить кого угодно.

Ён У пришёл в ещё большую ярость. Бэйлак обращался с копиями его брата как с не более чем расходными материалами, заставляя тратить и без того короткие жизни.

Свистнуло.

[Волна яда из Духовного Порошка]

Гомункулы сконцентрировали яд в руках, словно Волну Света, и устроили ядовитый взрыв, расплавивший половину Внешнего района. Однако что-то заблокировало его, не дав яду распространиться дальше.

Ён У добавил разрушительной силы Волне Огня, та выстрелила в небо, создав огненный столб, который выжег яд.

Пророкотало.

Когда огонь опал, четыре гомункула были уничтожены, два едва сдерживали Ён У. Остальные защищали Бэйлака, пытаясь увести его с поля боя. Впервые расслабленность на лице Бэйлака смешалась с удивлением и раздражением.

— Он и раньше был чудовищем, а сейчас стал ещё хуже. Хотя гомункулы созданы из Серых фрагментов Ползучего Хаоса, он легко их победил.

Древняя мудрость Элохима, опыт Бэйлака и предметы Ползучего Хаоса, отданные ему по договору, создали более глубокую систему знаний, чем в Изумрудной табличке. Элохим потратил на эти сокровища все свои ресурсы, и половину смело одним единственным ударом.

— Неужели сейчас справиться с ним настолько трудно? Я должен пополнить коллекцию, — пробормотал про себя Бэйлак и исчез в сгустке энергии, образовавшемся до того, как Ён У успел дотянуться до него следующей атакой.

Он исчез вместе со всеми Безупречными Солдатами, словно рассёк само пространство, а его правая рука и две отрубленные головы гомункулов с глухим стуком упали на землю.