Глава 456. Великая война (часть 6)

Во Внешнем районе, где располагалось Внешнее пространство Элохима, Отголоски Величия, по земле протянулась длинная тень, а из неё возникли многочисленные человеческие фигуры — Игроки, присягнувшие Артии.

— Х-ха… х-ха…

— Что… это?

Игроки тяжело дышали от усталости, битва между божественными существами Внешнего пространства лишила их дара речи. Её можно было описать лишь одним словом: невероятно. Как будто все их достижения на данный момент ничего не стоили. То, как сражался Ён У, произвело на них глубокое впечатление, они могли испытывать только благоговейный трепет.

Первоначально их привели к Артии разные мотивы — желание снова пережить былое величие, найти своё место в новой иерархии или прославить своё имя — но сейчас всё это больше не имело значения. Справившись с трепетом, они могли думать только об одном: нужно следовать за Ён У. И убедились в этом окончательно.

После того, как Внешнее пространство пало, их поглотила тень и перенесла во Внешний район. Всех трясло, потому что деяния Ён У еще отчётливо стояли перед глазами.

— Он поистине могуч.

Глава Железного Трона, Ханатан, сжал кулаки. Он почувствовал это, ещё когда решил пойти за Ён У и присягнуть ему в Лапуте, а последние события доказали: он принял верное решение. Совсем скоро Железный Трон станет одним из новых больших кланов.

Кастелянша Замка Демонической Красавицы, Шатура, чувствовала то же самое.

«Демоническая Красавица говорила, если мы понаблюдаем за ним, мы всё поймем. Возможно, именно это она и имела в виду».

Шатура и многие другие пошли за Демонической Красавицей Эдорой, надеясь, что та покажет им новый мир. И хотя Эдора не слишком ими интересовалась, они верили — она приложит руку к новому порядку в Башне.

Власть Восьми кланов была непоколебима на протяжении сотен лет, они никогда не позволяли подняться тому, кто действительно мог бросить им вызов. Даже постоянно враждуя между собой, для устранения новой угрозы они объединялись, словно давние союзники. Они никому не давали встать вровень с ними. Поэтому столь многие пали, в том числе Небесное Крыло и Артия. Тем не менее, многие пытались выйти из тени Восьми кланов.

Шатура верила, что Эдора это сделает, и Замок Демонической Красавицы, наверняка, уничтожит нависшую над ними тень. Однако Эдора сказала, что это сделает Ён У, и Шатура поняла, насколько та была права.

«Все… течет, все изменяется».

ЧонХваДо были разбиты, Красный Дракон раскололся, Кровавая Земля уничтожена, Элохим скрывается, а Армия Дьявола понесла невосполнимые потери — существующий порядок разрушен. Время, которого они так долго ждали, наконец пришло!

Скоро в Башне воцарится еще больший хаос, но без тени Восьми кланов Игроки смогут спокойно жить, ища истину, и никто им не помешает. Она не сомневалась, Игроки смогут сосредоточиться на испытаниях. Даже сейчас, тяжело дыша после противостояния с тенью, Ён У источал неприступную ауру. И тут ей в голову пришла одна мысль.

«Когда все тени исчезнут, не станет ли он сам новой тенью?»

Её охватила дрожь. Очевидно, Ён У вскоре станет абсолютным правителем Башни. Кто тогда сможет ему перечить? Даже если Король Му, Оллфован, Вальтц и Главный епископ выступят против него, смогут ли они справиться с влиянием, которое в конечном итоге обретёт в Башне Ён У? Ни за что.

Королю Му нет дела до Башни, а Оллфован не покидает 77-й этаж. Вальтц и Главный епископ, может, и сильны, но их войска уже пали или находятся на грани краха. Если Ён У воспользуется своей властью и королевским положением, никто не сможет удержать его в узде. А принимая во внимание его прошлую агрессивность, очевидно, он никому не позволит встать вровень с ним.

Надвигается… ещё б ó льшая тень.

Шатура сглотнула.

Тогда же к нему вернулось отдельное сознание, сопровождаемое головокружением.

— Хо-хо. Так ты больше не собираешься отключаться. Ты вырос. Горжусь. Хи-хи-хик!

Ён У пропустил мимо ушей хихиканье Демонизма и, собираясь с мыслями, притворился невозмутимым. Вокруг слишком много глаз. Если бы это были только члены Артии, может, он бы и рискнул показать свою слабость, но на него смотрело слишком много других Игроков. Сила, продемонстрированная Ён У, лишила их дара речи, но они вцепятся ему в горло сразу же, как только тот покажет хоть одно уязвимое место. Он должен внушить им, что он силен, как горы, и величественен, как небеса. Судя по тому, что он видел, Игроки — стая волков, ведомая лишь собственной жадностью.

— То, как ты притворяешься сильным, довольно забавно. Да, продолжай в том же духе. Тогда ты станешь достаточно вкусным, чтобы я мог тебя съесть.

Ён У выругался в ответ на подначку Демонизма, который медленно растворялся в его подсознании, а потом повернулся к той, что стояла рядом.

— Эдора.

— Да.

— Поручаю тебе проверить Игроков.

Эдора кивнула и стала оглядывать Игроков. Новости, что война между Артией, Элохимом и Армией Дьявола окончена, быстро разойдутся среди больших кланов, и какие-нибудь беспринципные Игроки начнут искать лёгкую добычу. Жизненно необходимо быстро проанализировать понесённый урон и реорганизовать свои войска. К счастью, их основные силы, Отряд Плутон, в порядке, и, похоже, ни один из ранкеров сильно не пострадал. Ясно, что их численность не слишком изменилась, они могут наслаждаться уверенной победой.

Однако Ён У придётся сосредоточиться на укрощении своей дикой магической силы, так что ему не нужно загружаться чем-то другим. Эдора увидела его состояние благодаря Озарению и сразу начала раздавать приказы.

— У Железного Трона двенадцать погибших, тринадцать раненых и двое из 152-х членов клана отсутствуют… Замок Демонической Красавицы… Звезда Зелёной Тени…

Только проверив всех, Эдора поняла, что отсутствуют несколько членов самой Артии.

— Братец.

— В чём дело?

Ён У едва успокоил перегретый Камень Греха, когда сообразил, что лицо у Эдоры напряжённое.

— Троих не хватает.

— Что?

Не успел он спросить кого, как почувствовал замедление мира, перед глазами появилась странная сцена.

Свист.

Этот канал связи шел не сверху, а снизу — открылся канал с его апостолом.

«Дойл?»

— Прости, брат. Мы спешили, поэтому я не смог с тобой связаться.

Ён У посмотрел глазами Дойла. Они с Каном преследовали кого-то в густой траве: Черного Черепа и епископов Армии Дьявола.

«Что случилось?»

Ён У знал, епископы Армии Дьявола напали на Лапуту, пока он был занят Бэйлаком, но он не слишком хорошо представлял, что случилось потом. Он и без того слишком погрузился в высвобождение силы Чёрного Короля и сосредоточился на сражении с божественными существами. У него не было возможности обратить внимание на что-то другое. К счастью, объясняя, Дойл передавал ему через канал связи свои воспоминания.

— Оте… то есть Чёрный Череп, не нападал.

«Что?»

Ён У прищурился от неожиданности. Перед глазами возникла часть воспоминаний Дойла.

— О, боже. Кажется, Мать Земля и Ползучий Хаос обезумели. Мы уберёмся, пока всё тут не полетело в тартарары.

— Что!..

— Мы с самого начала не собирались с вами драться. И больше не планируем ввязываться в мирские дела. Причина, по которой мы пришли, — моё упрямство, когда дело доходит до тебя, Дойл. Меня пытались отговорить, но я хочу спросить в последний раз.

Слова Чёрного Черепа сбивали с толку, тогда как сам он печально смотрел на сына.

— Не хочешь пойти со мной?

Дойл без колебаний отверг предложение, ему было противно, что отец пытается вести себя, как нормальный родитель, хотя давным-давно бросил его. Дойл не понимал, о чем тот думает. Что он имел в виду, говоря, они с самого начала не собирались драться, о каких таких мирских делах речь?

В конце концов, Чёрный Череп и остальные епископы ушли так же внезапно, как появились. Однако Дойл и Кан не собирались их отпускать, поэтому бросились в погоню. Они оставили Лапуту во Внешнем районе и уже карабкались по этажам, то и дело ввязываясь по пути в небольшие схватки.

— Не думаю, что они вообще собирались помогать Элохиму.

«Что они задумали?»

Ён У тоже стало любопытно.

Артия сражалась только с Элохимом. Пусть они приготовились к любым неожиданностям, связанным с Матерью Землёй и даже Ползучим Хаосом, странно, что их союзники, Армия Дьявола, не стали вмешиваться, чтобы помочь. Если бы появился Главный епископ, Ён У одержать победу было бы непросто.

Главный епископ, с которым он встретился на Пяти Горах Покаяния, был слишком силен. А если бы спустился Король Лев, как в Драконьем Лабиринте, Ён У бы проиграл. Однако Армия Дьявола ушла, не оглядываясь, как только Мать Земля и гиганты попытались спуститься в нижний мир. Этому может быть лишь одна причина.

— У них другая цель, — мрачно произнес Дойл, придя к тому же выводу, что и Ён У.

«Вы… погнались за ними, чтобы выяснить какая?»

— Если они бросили нам Элохим в качестве наживки… это не может быть что-то незначительное.

Обиду, которую Армия Дьявола затаила на Ён У, не выразить словами. Если они отступили, значит у них большие планы и намного более опасные. Дойл хочет предотвратить их исполнение. Они с Каном распоряжаются своими судьбами, как хотят, а теперь притворяются, что ничего не случилось? Это неприемлемо. Он хотел лишь, чтобы их погоня провалилась.

— Так что я попытаюсь остановить…

Дойл умолк. Чёрный Череп впереди остановился и начал бормотать неразборчивые слова. Вокруг поднялся свирепый ветер, полный священной силы. Что-то спускалось в его тело — Дойл мог сказать это наверняка, потому что в него самого уже спускались и Небесный Демон, и Мать Земля.

Великое божественное существо, равное по силе Королю Льву, спускавшемуся в Главного епископа. Прибывал один из Семи Королей Демонов. В этот миг канал связи оборвался; оборвать его оказалось легко, потому что Ён У еще не получил законную божественность.

— Ву!

Ён У вспомнил координаты Дойла и сразу приказал Ву открыть портал. Однако Эдора схватила его за рукав.

— Братец.

Ён У уже хотел сказать, что они могут поговорить позже, но его встревожили её глаза. У Эдоры трепетали зрачки. Её не смущало, даже если ее окружали враги, вдруг он вспомнил, что она говорила о трех отсутствующих: Кан, Дойл, а кто третий?

Теперь, когда он подумал об этом, Внешнее пространство показалось ему слишком тихим. Тут же должно быть очень шумно из-за одного весьма шумного парня, который не может спокойно стоять на месте.

«Не может быть».

Он повернулся к Эдоре и понял: его догадка верна.

— Я… не вижу Панта.

Её голос дрогнул.