Глава 467. Центральное Бюро (часть 9)

«Нет. Навык похож, но отличается».

На какой-то миг Ён У подумал, Мэри и есть Вампирическая Владычица, но почти сразу покачал головой. Очевидно, она использует навык, эффекты и характеристики которого сходны с таковыми Вампирического Меча Батори, но разница в силе огромная. В отличие от Меча Батори, жадно пожирающего всё, чего он касается, навык Мэри всего лишь генерирует мягкую всасывающую силу. Он не кажется опасным и не вызывает особого беспокойства. Это явно неразвитая версия Вампирического Меча Батори.

«Вероятно, она имеет какое-то отношение к Вампирической Владычице».

Ён У захлопал Небесными Крыльями и вытащил Вигрид из подпространства. Хотя он не так опасен, как Вампирический Меч Батори, навык Мэри не так уж и слаб.

Это расовый навык, которым владеют вампиры, дампиры, варколаки, стригои и так далее. Его главная характеристика — высасывание энергии, которая позволяет пользователю восстановить свою выносливость и магическую силу, поглощая кровь раненого противника. Когда уровень навыка увеличивается до определённой степени, вместо высасывания крови пользователь может влить в противника свою магическую силу и управлять им, как куклой. Из-за этих способностей многие расы с древних времён презирали и отвергали вампиров.

Внедрение в человеческое сообщество одного представителя этой расы, случайное или нет, могло уничтожать целые поселения и даже страны. Вампиры живут с благословения ночи и луны. А поскольку большинство людей любит солнце и активно в течение дня, им трудно понять вампирские расы и поладить с ними. Так что вампиров преследовали везде, где бы они ни появились.

Существовал даже орден охотников на вампиров под названием «Крусник», члены которого загоняли и убивали вампиров во благо живых. Вампирам с рождения приходилось скрывать свою сущность, жить тихо, как мыши, избегая внимания других и постоянно перемещая свои базы, чтобы не попасться. Словно быть вечно преследуемыми и гонимыми их судьба.

А потом родилась Вампирическая Владычица. Она оспорила судьбу, казавшуюся неизбежной для всех вампиров. Взращивая свои силы и сражаясь против всего мира как Вампирическая Владычица, она хотела, чтобы луна, плывущая над Башней, оказалась в центре внимания. Тогда же она выступила против Оллфован.

Ей не удалось исполнить свою мечту. Побеждённая, она была изгнана в пустоту, единственным воспоминанием о её существовании остался лишь меч на обучающем уровне. После этого всевозможные вампирские расы растворились. Они до сих пор тоскуют о своей королеве, дожидаясь, когда она восстанет вновь и поведёт их к славе. А пока решительно скрываются во тьме. До того самого дня.

Но вот перед Ён У вампир. К тому же довольно сильный. Очевидно, высокопоставленный представитель расы вампиров.

«Не удивительно, что Палач Раскалённых Песков, способный соперничать почти с любым из Девяти Королей, решил служить ей».

Вампирический Меч Батори — уникальный навык, развитый из Зубов Кудрака, так что Ён У мог представить, насколько она сильна, просто посмотрев на её вампирские зубы. Похоже, этот навык у неё почти на пике.

Когда пещера начала разваливаться, Зубы Кудрака поглотили пыль и камни, создав всасывающую воронку, вращающуюся на бешеной скорости. А когда Мэри хмуро посмотрела на Ён У, вокруг него затрепетал сам воздух. Зрелище шелковистых вен, проступивших на бледной коже, словно паутина, ужасало — так могла выглядеть только вампирская знать. Если бы Ён У не успел отреагировать, его бы проглотили целиком. Всасывающая сила как будто жаждала поглотить его.

«Думаю, я иду в верном направлении».

Если здесь есть такая как она, значит и Вампирическая Владычица где-то поблизости.

«Но… запах её крови отличается от запаха обычных вампиров».

Поскольку вампиры не раскрывают свою сущность, даже Чон У нечасто с ними контактировал. Однако запах крови тех, с кем ему доводилось встречаться, был одинаков и напоминал ночную сладость. Ён У уже привык к этому запаху, потому что часто сталкивался со светлыми свойствами своего брата, противоположными его собственным. Сейчас запах был совсем другим, и его это заинтриговало.

«Что ж, допустим, я выясню, в чём разница».

Ён У открыл свои золотистые драконьи глаза и резко взмахнул Вигридом, рассекая тяжи несовершенств яростного смерча.

Как только сияющее лезвие Вигрида опустилось, взорвалась чёрная аура и рассекла смерч. Его фрагменты ударили в стены пещеры и потолок, ускорив обрушение.

Верхняя часть тела Мэри взлетела в воздух — Ён У рассёк хафлинга чётко по линии талии. К её лицу прилила кровь, оно как будто застыло. Кровь разлетелась туманом, а пламя, загоревшееся на рассечённых частях тела, поглотило и верхнюю, и нижнюю части, обратив их в пепел. Если бы кто-то это увидел, он бы сказал, Ён У убил её слишком жестоко.

Но Ён У оставался настороже, слишком хорошо зная, что вампиры пользуются физической формой только для удобства. Как он и ожидал, кровь в воздухе вдруг растеклась, как пролитые чернила. Игольчатые края луж превратились в зверей, которые набросились на Ён У. Десятки лютоволков разбежались по потолку и стенам, скаля острые зубы. Гигантская летучая мышь в метр длиной свесилась с потолка и пронзительно закричала, выпустив ультразвуковую волну.

Пол пещеры затрясся, когда нежить, некогда бывшая узниками Пещеры Яанека, умиравшими здесь на протяжении долгих лет, начала вставать из-под красноватой земли. Увидев легион нежити, Ён У не сдержал смеха. Поскольку на вампирах лежало благословение ночи, они обладали превосходными навыками управления нежитью и призраками. Но даже так…

«Выставить легион нежити против того, кто восседает на Троне Смерти… смехотворно».

Так Игрок, едва взявший в руки меч, мог бы вызвать Короля Му на поединок.

Ён У топнул левой ногой. Его тень начала вытягиваться, образуя шипы, пронзающие волков. В случае с нежитью если один шип не справлялся, тварей пронзали два, три или четыре шипа. Шипы взлетали вверх, словно мерцающие языки пламени, обращая всё в пепел. Внезапно Мэри появилась из их зарослей и махнула когтями у виска Ён У.

Ён У вскинул Вигрид, чтобы остановить Мэри, и увяз в грязи от силы её удара. Запястья онемели. Сила и мощь миниатюрной вампирши оказались велики, достаточно велики, чтобы сразиться с одним из Девяти Королей. Похоже, её навыки не ограничивались только магией и расовыми способностями.

Ён У занёс Вигрид, пытаясь контратаковать. Как он и ожидал, его точная и мощная атака не встретила сопротивления.

Мэри вдруг обернулась кровавым туманом, избежав удара Вигрида.

Бам! Бам! Бам!

На этот раз туман возник у щиколоток Ён У, Мэри продолжила атаку. Вокруг её кистей закружилась кровавая мгла, она нанесла удар. Стены начали раскалываться и осыпаться, вниз посыпались пыли и камни.

«О, она пользуется и физическими боевыми навыками».

Ён У уворачивался от её ударов, глядя на противницу широко раскрытыми глазами. Хотя её атаки не назовёшь боевым искусством, уровень её мастерства не из тех, что приобретаются за несколько дней практики. К тому же она вкладывала в удар свои врождённые свойства, многократно увеличивая их силу и эффективность. А значит опыт сражений у неё накоплен немалый. Игрок с такими способностями не мог избежать всеобщего внимания и слухов. Однако Ён У понятия не имел, кто она. Наверное, имя, которым она представляется, вымышленное. Если же нет…

«Может, это древняя сущность, о которой никто уже не помнит?»

За тысячелетия истории Башни многие поднялись и пали, включая тех, кто оставил после себя сильный миф, тогда как другие ярко вспыхивали на краткий миг, прежде чем раствориться в безвестности. Большинство принадлежало ко вторым, и чем больше времени проходило, тем неизбежнее их забывали. Возможно, хафлинга-вампира постигла та же участь. Ён У предполагал, что ей как минимум 800 лет. Также, как Оллфован и Королева Лета, она живущий древний монстр.

Несмотря ни на что, у Ён У не возникло трудностей. Его фехтовальные навыки уже достигли того уровня, когда он не только легко отражал физические атаки Мэри, но и время от времени переходил в наступление. К тому же искры пламени, вспыхивавшие и разбегавшиеся по клинку при каждом столкновении, сдерживали её свирепую ауру.

Напряжённая схватка между противниками не прекращалась ни на минуту. Последствия от их столкновений ускоряли обрушение стен пещеры. Сопровождающие Мэри, погребённые под кучами камней, вскрикивали на последнем издыхании.

Взмах!

Ён У аккуратно отсёк Мэри правую руку. Та взлетела в воздух, Мэри нахмурилась. Кровавый туман покрыл рану на плече и попытался восстановить конечность. Она могла сражаться без остановок, потому что умела быстро регенерировать. Однако такие способности небезграничны.

Сколько собственной крови она уже использовала? Где-то около двух третей. Её восстановление, как и часть вампирских навыков, включая магию крови, вместо магической силы поглощали её тело. В любой другой битве она бы уже поглотила кровь этого подонка и восстановила запасы. Однако она сражалась слишком долго, и туман, который можно было бы назвать её истинным телом, потускнел. За последние несколько десятков лет в пещере ей не удалось накопить достаточное количество крови.

Мэри уже поняла, что Ён У силён. Покидая десятилетия назад Башню, она думала, что только Король Му, Королева Лета и Главный епископ могут сравниться с ней. Её затруднительное положение и столь невероятное существо не укладывались в голове.

В конце концов, пока она бесконечно отбивала атаки Вигрида, крошечное тело Мэри покрылось порезами и синяками. Ён У прекрасно понимал, в каком она состоянии, и продолжал битву на истощение, медленно сокращая запасы её крови.

В какой-то момент левая рука Ён У разорвала пространство и ударила Мэри в лицо.

«Взрыв?»

Инстинктивно догадавшись, Мэри, не мешкая, сама перерубила себе шею острыми как бритва когтями. Зрелище было ужасающее: похожий на ребёнка хафлинг, ничуть не поколебавшись, собственноручно отрубает себе голову. Когда её голова подпрыгнула в воздух, взрыв, которого Мэри так боялась, разнёс её вдребезги. На некотором расстоянии от места взрыва собрался сгусток кровавого тумана, и снова появилась Мэри. Она была мертвенно бледной, во рту стоял сухой сладковатый привкус.

— Х-ха… х-ха… ты вообще человек? Как ты посмел довести меня до такого состояния?

Однако Ён У, словно не видя нужды в разговорах, взмахнул крыльями и активировал Мерцание, сразу же возникнув у неё за спиной. Мэри невольно выпрямилась и стиснула зубы, потом качнулась в сторону. Но Ён У был слишком близко, он холодно смотрел на неё, его вертикальные зрачки мерцали.

Мэри, наконец, поняла, что за странное чувство посетило её при первом столкновении с противником. Он смотрел на неё, как на добычу, которую нужно настичь. Это её крайне раздосадовало.

«Как он смеет? Кем он себя возомнил, чтобы так смотреть на меня?»

Аристократка ночи, прожившая тысячи лет, уже могла назваться победителем и хищником. Даже когда её людей преследовал Крусник, она смотрела на охотников свысока, но сейчас совершенно растерялась. В конце концов, Мэри вытащила из-за пояса Камень Кровавых Слёз. Она хотела как можно дольше избегать этого, однако выбора не осталось.

— Пожри.

Она наконец открыла свои вампирские навыки и активировала Зубы Кудрака. У неё на ладони выросли четыре крупных клыка, которые разжевали Камень Кровавых Слёз, расколов его. Мэри быстро всосала эссенцию.

— Ах, — невольно воскликнула Мэри, когда по спине поползло тепло.

По телу растеклась неограниченная сила, и её кровавый туман восстановил свой цвет.

Говорят, Камни Кровавых Слёз возникли из крови бога иного мира и наделены качествами божественной крови. Когда Мэри поглотила его энергию, к ней вернулись жизненные силы.

— Ха-ха-ха! — открыто рассмеялась она.

Из-под губы показался клык размером с большой палец руки, зловеще поблёскивающий на свету. Она почувствовала острое желание перегрызть глотку этому заносчивому типу.

Как только Мэри определила местонахождение залежей Эссенции Крови, у неё появился шанс увидеть, каково это, быть божественным существом.

«Но я её пока не получила».

Тем не менее, Мэри заверила себя, что вскоре найдёт желаемое. Проглотив Камень Кровавых Слёз Зубами Кудрака, она овладела одной из форм пробуждения, благодаря чему должен был родиться новый вампирический меч. Более того, она заложила основу своей будущей сверхъестественности! Она десятилетиями торчала в проклятой пещере именно по этой причине. А теперь нужно быстро избавиться от парня, который пытается перейти ей дорогу.

— Так вот как ты этим пользуешься.

Ён У улыбнулся, наблюдая за действиями Мэри. Та нахмурилась, не понимая, о чём он говорит, но вскоре заметила, что он вытащил, и вытаращила глаза, не веря.

— Ч-что… это… такое?..

Почему Эссенция Крови, которую она искала последние несколько десятков лет, у него в руках? На миг улыбка Мэри стала почти бессмысленной. Она не понимала, что происходит.

Активировалось высасывание энергии, которое оказалось куда сильнее, чем у Зубов Кудрака или даже именного навыка Вампирической Владычицы. Он непринуждённо делал то, о чём Мэри до сих пор только мечтала, да ещё с таким самодовольным видом!

На краю сознания Мэри что-то щёлкнуло. Она поняла, почему Ён У не убил её сразу. Он хотел посмотреть, как пользоваться Эссенцией Крови и Камнями Кровавых Слёз. Он просто играл с ней, чтобы получить информацию.

Придя в ярость от того, что над ней всё это время насмехались, Мэри повысила свою магическую силу до предела и ринулась на Ён У.

— Ву, — позвал Ён У, словно её внезапный взрыв раздражал его.

Пространство вокруг Мэри странно заколебалось, перед ней появились две диагональные линии. Распахнулся Взгляд Преисподней.

Встретившись глазами с Ву, Мэри застыла. Она больше тысячи лет прожила как аристократка, но это не означало, что она могла бросить вызов тем, кто выше — её инстинкты были прочно увязаны с душой.

По телу расползался всепоглощающий страх. Всплыли воспоминания, которые она давно похоронила. Вампиры — раса, благословлённая ночью. Они ведут свой род от Короля Демонов. И не могут ему противостоять.

Он единственный, кто может её победить, кроме глубокоуважаемой Вампирической Владычицы. Перед ней внезапно возникли глаза Короля Демонов Мефистофеля, смотревшего на вампиров, как на букашек. Её захлестнул ужас прошлого.

— Н-не может быть! Фауст?..

— Бесполезный… мусор. Как… ты… смеешь… поднимать… глаза… при моём… господине.