Глава 127. Терновая корона (часть 1)

Куруруруру

Гигантская статуя стояла посреди моря лавы, будто бы это был континент. Лазар сейчас лежал. Несмотря на то, что все его тело было черным, опровергая его титул Белого Льва, его горделивый и царственный вид все еще сохранился. Хоть он и безжизненно дремал на поверхности лавы, его размеры были так велики, что погружено было менее половины тела.

Куооооо!

Под управлением Отеон, Грагос медленно приблизился к черному льву. Хотя бык был одним из больших Грагосов, но лев был столь огромен, что когда он лежал, уровень глаз его и стоящего быка совпадали. Когда он ощутил приближение быка, черный лев открыл глаза с заметным усилием и уставился на него своими огромными глазами.

- „...“

Все сглотнули, напряжённая тишина разрывала уши. Их бык выстоял большую часть атак других Грагосов благодаря своим внушительным размерам. Но этот был иным. Если бы этот лев, смотрящий на них своими луноподобными глазами, ударил по ним всего лишь одной лапой, то голову Грагоса, на которой они сейчас стояли, просто сдуло бы, а они полетели бы все в лаву. Но лев был плотоядным. И на этом все. Лев закрыл глаза вновь, будто бы это было для него изнурительно.

- „Хуууууух...“

Пока все выдыхали, успокаиваясь, бык приблизил свою гигантскую голову к шее льва, который спал, положив свою голову на передние лапы, а затем коснулся ее.

Кууууурурунг

Два огромных Грагоса соеденились. У Отеон полились слезы счастья. Она никогда не смела даже мечтать о том, чтобы вернуться в королевство, которое они были вынуждены покинуть.

- „Оххх… Оххх!“ ( ; _ ; )

Отеон и Акаронцы, рыдая от счастья, старались успокоиться и вновь сфокусироваться на делах. Они знали, что это далеко не конец, но только лишь начало. Энби Эрин немного нахмурилась, глядя на Акаронцев и Хансу, который постоянно ходил кругами.

- „Разве ты не собираешься вылечить тех, кто следовал за нами там? Если нужна помощь, то мы поможем.“

После этого посмотрела на десятки гор, приближающихся к ним издалека. Нет, гороподобных Грагосов. Тех, кто следовал за ними для того чтобы сожрать быкоподобного Грагоса. Если они не исцелят тех ребят, тогда Грагос на котором они стоят, будет уничтожен теми зомбоподобными Грагосами, которые приближались к ним.

- „Нет времени.“

- „Что?“

Хансу оглянулся. Клан "Крест", Энби Эрин, "Рерорероре", Ким Гванджи, Ариель и ещё люди, чьих имён он не помнит, они были лидерами других больших кланов. Большая часть клановых лидеров была здесь.

Хансу посмотрел на них и заговорил:

- „Есть кое-что, что вы должны сделать.“

- „Что?“

- „Полное переселение. Мы должны собрать всех на этом Грагосе и переправиться на черного льва, до того, как те ребята нас догонят.“

Времени не хватает.’

Фототелеграф в который ему надо поместить лекарство, защищает всего один Тирадус.  Но даже Хансу потребуется довольно много времени, чтобы разобраться с ним, а потом еще и исцелить. До того момента, как он убьет их всех и исцелит Грагоса, быка уже обглодают.

‘… Так что мы сдаём это место.’(позицию врагу)

Хансу закончил свою мысль и взглянул на Отеон. У жрицы разрывалось сердце при мысли о том, что придется покинуть Божественного Зверя, но она кивнула, когда смирилась с действительностью.

Мы должны уцепится за этот шанс.’

Если бы Хансу не привел Грагоса сюда, то у них не было бы шанса прожить на мгновение дольше. Но бык в конце концов падет на землю из-за инфицированных Грагосов и прибывающих с них Марготов. И конечно же живущие на поверхности погибнут. Они не могут ждать на быке целую вечность. Они должны двигаться, пока у них есть время. Им нужно жить на могущественном существе, которое нельзя даже сравнивать с быком.

- „Вам нужно торопиться. Им понадобиться меньше трех дней, чтобы добраться сюда.“

Ариель и Энби Эрин кивнули, отправляя почтовых голубей в бесчисленных направлениях.

…………………………………..

Куооооооон.

- „Ты, чертово отродье! Не грузи нас!“

- „Тупая сука! Хочешь перейти на ЭТО?

Тысячи почтовых голубей прилетевших с головы были посланы почти что всем нервничающим кланам в одно и то же время. Почтовые голуби, которые были отправлены в большие кланы, такие как "Крест" или "Рерорероре", потом были переправлены к средним и малым кланам, а от них к одиноким приключенцам, с которыми они состояли в дружбе или просто поддерживали некоторые связи. Вскоре было организовано огромное шествие от хвоста Грагоса к Костяному лесу, а оттуда на черного льва. Правда атмосфера была мягко говоря не радостной.

Это был хаос.’

Энби Эрин, которая вела свой клан "Крест", немного досадовала. Все были на взводе после столкновения между Грагосами. Когда им пришлось собрать людей, которые обычно были врагами и попытались их отправить вместе, начали возникать бесчисленные конфликты. Но был один человек, создающий больше всех проблем.

- „Эй, Ариель. Ты вообще собираешься командовать своим кланом?“

- „…И как же мне по-твоему это делать?“

Хотя они и препирались, но большинство людей уровня Маргота знали друг друга. Обычно, когда Энби Эрин обращалась к Ариель, та отвечала. Наконец Ариель увидела человека, который встал у руля клана "Оконелли", когда её поймали, это был Экон. Экон кричал из центра клана "Оконелли":

- „Зачем ты заставляешь нас переправляться? Что будем делать, когда мы окажемся там? А, бывший лидер?“

А потом Экон пробормотал про себя:

Как мы можем доверять слабачке, которая позволила себя поймать.’

Черный лев на другой стороне смотрелся совершенно не нормально. Шкура была выцветшей, по сравнению со здоровой кожей, на которой они привыкли жить, не было растительности, в отличие от быка на котором были бесчисленные леса и джунгли. Но самым ужасающим были трупы.

‘… Проклятье, люди ведь говорили мне, что трупы умерших от голода самые неприглядные.’

Экон нахмурился глядя на трупы, которые можно было разглядеть на много километров вперед. Десятки Марготов, которые умерли от голода. Гигантское тело истощенное до такой степени, что шкура прилипла к костям. Если даже эти штуки, профи в добывании жидкостей тела, умерли от голодной смерти, то у людей ещё меньше шансов. Экон покрылся липким потом, крикнув окружающим:

- „Слушайте! Эти ребята точно думают бросить нас на черном льве и свалить! А мы тем временем перемрём от голода!“

Все нахмурились. Для них черный лев действительно смотрелся местом без единого лучика надежды.

- „… Вот как.“

- „Похоже на правду, наверно так всё и обстоит.“

Все вокруг начали ворчать под нос. Ариель, выслушивая все это, наконец поняла, что чувствуют люди, мучаясь от гипертонии. А для него это было актом спасения их жизней и того, ради чего они так усердно трудились.

‘Вот ублюдок… Я ведь могу прихлопнуть его, как муху.’

Но она не решится. Люди уровня Маргота не были неуязвимыми. Соклановцы, которые копошились на той стороне, были, в том числе и теми, кого она лично хорошо натренировала. И они не будут легкими противниками. И большая часть думала о том, что слова Экона имеют смысл. А если она атакует этого парня, то это только подтвердит общее мнение.

‘Проклятье… Это действительно затруднительно.’

Другие кланы переправлялись на противоположную сторону без всяких проблем, но почему ее собственный клан упирался? Ариель нахмурилась и использовала умение, а затем крикнула максимально громко:

- „Вы, ублюдки! Посмотрите на Грагосов, которые приближаются к нам! Если вы останетесь тут, то все умрёте! Вы хоть знаете, как сильно пытались эти зомби сожрать Быка? Если вы и выживете здесь поначалу, то сдохните, когда Грагос пойдёт ко дну!“

Все кивнули на эти слова. Хотя большинство и отнеслись к миграции скептически, но все равно причина для перехода была достаточной. Они могут умереть от голода, если они перейдут на льва, но если они останутся, то они определенно погибнут. Будучи смытыми в лаву. Но ведь и это не было тем, о чем Экон ещё не подумал. Он пробормотал про себя:

‘У этих ребят есть способ справиться с Грагосами, которые к нам приближаются.’

Иначе, почему тогда леопард так быстро отстал от задницы быка? Скорее всего Акаронцы что-то сделали.

‘Эти ребята знают, как контролировать Грагоса… Конечно же они знают, как избавиться от них.’

Но кто-то из людей неподалеку заговорил, взволнованным голосом:

- „Я слышал… Что это был один человек, что уложил Грагоса. И он заставляет нас переходить, потому что не сможет справится со всеми сразу.“

Экон прикусил свой язык.

‘Этот ущербный пацан… Он верит в такие россказни.’

Экон указал на горы, приближающиеся к ним издали:

- „То есть ты хочешь сказать, что один единственный человек войдет внутрь вот этой хреновины, сделает что-то и всё, Грагос отстанет? Ты думаешь это не бред?“

-„… Нууу, да, ты прав.“

Человек кивнул. Это не было чем-то, с чем смог бы справится человек. Идеи приключенцев и предположения об Акаронцах распространялись как лесной пожар. Вскоре появились люди, которые покидали поток.

- „Разве эти ребята не расставляют нам таким образом ловушку?“

- „Хэй! Вы, ребятки, идите-ка вперед сами!“

Люди, решившие отказаться, собирались вокруг клана "Оконелли" в качестве ядра. Энби Эрин смотрела на все это и хмурилась, но ни от клана "Крест", ни от других приключенцев шума не было.

‘… Ну. Это должно было случится в любом случае.’

Это был ожидаемый результат. Им приходилось принимать решение, от которого зависели их жизни за невероятно короткий промежуток времени и с очень ограниченной информацией. Кто хотел бы покинуть Грагоса, на котором они жили так долго и перейти на подозрительного черного льва? Проблема была в том, что это могло повлечь за собой тысячи жертв. И им пришлось вытащить всех, из каждого уголка Грагоса. Им нужно было всего лишь перейти на черного льва, но проблема возникла уже на этом этапе.

‘Это не подействует. Давайте сначала убьем этих парней...’

Это было не лучшим решением. И все равно будет множество жертв. Но метод Энби Эрин заключался в том, чтобы решить все быстро, а не затягивать время. Но когда сила уже направилась в ее кулаки, чья-то рука остановила ее.

- „В этом нет нужды.“

- „Что?“

Энби Эрин посмотрела на Хансу, который внезапно появился из ниоткуда, по его лицу было явно видно, что он смущён.

- „… Разве ты не ушёл куда-то по делам?“

Пробормотала Энби Эрин, глядя на Хансу. Этот парень сказал, что ему нужно сделать что-то важное.

Хансу кивнул.

- „Я закончил приготовления.“

- „… ?“

- „У меня нет большого таланта в убеждении, так что я заставлю их перейти силой.“

- „Что ты сделал!?“

Нервно спросила София. Хоть она и видела этого парня за работой с Красной Зоны, но он никогда не делал ничего ‘нормально’. Это всегда было разрушение или мегаразрушение. Она не знала, какую жизнь он прожил, но даже террорист был милее, чем этот парень.

‘Если бы результаты не имели положительный эффект, то он и был бы просто террористом.’

Хансу повел плечами, наблюдая за нервничающей Софией:

- „Было бы расточительно, если бы мы не использовали то, что осталось.“

- „… ?“

В этот же момент быкоподобный Грагос взревел.

Гуоооооо!

Быкоподобный Грагос начал очень медленно наклонять свое тело. В позицию для переворота в лаве.

- „Ааааа!“

- „Что это?! Что происходит?!“

Все будто посходили с ума. В том числе из-за того, что они не знали, чем оно вызвано. Но Гванджи понял, что вызвало такое действие и явно выразил недоверие. Поскольку он понял, что сделал Хансу.

- „Ты сумасшедший ублюдок! Оставшийся Графит!“

Хансу кивнул и затем громко крикнул. Крикнул так громко, что все в Костяном лесу смогли услышать:

- „Тревога! Грагос собирается перевернуться! Бегите! Мы должны бежать на черного льва!“

Бууууууууум!

Богатырский голос резонировал с людьми, которые собрались. И люди, погрязшие в хаосе, осознали что случилось. И то, что им придется сделать, если они хотят выжить.

- „Ууууааа! Проклятье!“

Члены клана "Оконелли", Экон и все остальные что собрались, стали перебегать на черного льва, как безумные. И как все люди, выживавшие в Потустороннем Мире пять или шесть лет, они успешно сбегали на черного льва, несмотря на сильнейшие вибрации.

‘Проклятье, да они лучшие в побеге.’

Хансу смеялся, глядя на то, как клан "Оконелли" бежит на черного льва с невообразимой для них ранее скоростью.

- „Давайте так же перейдем.“

- „… Ты реально сумасшедший.“

- „Только до тех пор, пока результат того стоит.“

Хансу посмотрел на Гванжи, который кивнул, а потом подумал о следующей цели:

‘Войти в Лазара и возродить Терновую Корону.’

Терновая Корона, реликвия Элкадион. Но она была не для него. Для него самого было кое-что другое. Наследие великого патриарха, Мекидо, которое подготовила Элкадион. Сокровище, позволившее Мекидо, Акаронцу, биться один на один с Тирадусом. Хансу закончил размышления и направился в сторону Лазара.