Глава 17. Алтарь (часть 2)

'Я не буду таким же, как Тхэсун' – думал про себя Санин.

Тхэсуна погубило его собственное идиотское эго и вражда с Хансу. Санин же не хотел враждовать с ним.

'Определенно... я не буду ссориться с Хансу'.

Вспомнив ту ночь и действия Хансу против набросившейся на него толпы, Санин нервно сглотнул. Ему хотелось как можно ближе сблизиться с Хансу. Зачем же им становиться врагами, если он мог стать очень полезным и сильным другом?

'Я уже добился такой силы.'

Санин был доволен собой. Он всегда хотел, что бы на него смотрели, как на Тхэсуна. Для него сейчас мир немного перевернулся и он был центром внимания, все сосредоточенно внимали его словам, его друзья, народ вокруг и даже тот мужчина в возрасте. И даже Сонми, в которую Санин был тайно влюблен, смотрела на него с загадочным выражением лица. Он пытался не подавать виду, от своего восторга, но по прежнему чувствовал, как глаза всех собравшихся были обращены в его сторону.

'Этот мир становится все лучше и лучше.'

Пока у тебя есть силы, ты можешь стоять в центре этого мира, как главный герой какой нибудь новеллы.

'Хансу с твоими то силами, ты наверное можешь позволить себе целый горем девушек на подобии Михи и даже лучше.'

В этом мире наверное существует много красоток. И если ты станешь сильнее, то сможешь найти себе девушек гораздо симпатичнее Михи. Если Хансу поддержит его в этой ситуации, то ему будет гораздо проще в дальнейшем.

С озабоченным видом Санин смотрел на Хансу. Он думал, что его предложение идеально и если все будет идти по плану, то Хансу скорее всего согласится с ним. Санин знал, что Хансу не терпит слюнтяйство и демагогии и что он всегда работал на результат.

Услышав предложение Санина, Хансу на мгновение призадумался и сказал: « У меня есть к вам предложение! Если вы его примете, то вам не нужно будет приносить кого либо в жертву. И вы сможете дальше себе жить поживать.»

«... Что ты сказал?»

Каждый стоял с разинутым ртом от удивления и в глазах некоторых начала теплиться надежда. Но вдруг кто-то в спешке крикнул:

«Ты хочешь предложить нам объединиться и сражаться с этим чудовищем? Это же безумие!»

Каждый начал одобрительно кивать головой. В начале того видения, 70 человек объединившись немного оттеснили зверя, но проблемы начались как раз после этого шага. Чудовище само исцелялось пожирая все больше и больше людей. Даже если на него навалиться толпой и оттеснить, зверь не устанет, пока будет пожирать одного человека за другим.

Выслушав оппонента, Хансу лишь покачал головой.

«Хоть кто-то сказал вам, что вам нужно сражаться? Вы, ребятки, будете только мешать.»

«... Боже мой! Ну и что ты будешь делать? Пойдешь на монстра в одиночку?»

На резкие крики, Хансу лишь кивнул головой.

«Что?….»

Все были в шоке от услышанного.

'Ты действительно стал на столько сильным, что можешь сразить с этим чудищем?' - подумал про себя Санин. Он был уверен, что никто не сможет победить монстра, даже объединив все их силы. Но Хансу утверждал, что завалит то существо, один.

'Черт... Черт... '

После предложения Хансу, Санин вновь начал чувствовать себя на вторых ролях. Он чувствовал что, то доверие, которое он заработал с таким трудом, начало улетучиваться.

'Я не остановлюсь на достигнутом и буду бороться дальше, хоть и будет сложно.' -думал про себя Санин.

Пока народ усваивал все сказанное Хансу, Санин почувствовал себя лучше.

'Хех. Даже для тебя это слишком.'

Если бы Хансу попросил бы помощи у него, Санин бы не раздумывая согласился. Конечно же не за бесплатно.

«Ты наверное имеешь ввиду, что мы должны объединиться только с элитными бойцами, против этой махины?» - сказал Санин с довольной ухмылкой на лице.

«Я же сказал, вы будете только мешать.» - невозмутимо ответил Хансу.

Ситуация была критична, противник был слишком силен, тем более что все они могли стать легкой закуской для монстра.

Немного недоумевая Санинс с легким хрустом стиснул зубы.

'Хм.. Наверное я еще слишком слаб... '

Он только недавно начал учиться выживать в этом мире. Но был уверен, что приложив максимум усилий, сможет догнать Хансу. И Хансу примет его как равного.

Немного успокоившись, Санин снова спросил: «Тогда, скажи нам, что ты предлагаешь?»

«Все просто. Если мою Силу и Выносливость поднять еще на 30 пунктов, я смогу сразиться с монстром один на один.» - ответил Хансу.

30 очков Силы и Выносливости.

Хоть фраза и выглядело несколько заносчиво и властно, но если он сможет поднять свои показатели на 30 пунктов и в добавок использует [Облачную Закуску], он смог бы победить один на один. Что бы Хансу победил, у него должно было быть минимум 100 Силы и Выносливости и по 50 Ловкости и Восприятия. Если Силы было бы меньше, то определенно возникнут трудности с пробиванием брони, а если бы было мало Выносливости, он не смог бы долго сражаться и в конце концов стал бы закуской для зверя. Но и Ловкость с Восприятием тоже должны быть на уровне, что бы держать все под контролем и во время уворачиваться.

Благодаря долгому и обширному опыту, Хансу четко осознавал, что ему нужно для победы. И использование Закуски было необходимым шагом. Если бы за это дело взялся кто-нибудь другой у него было бы гораздо меньше шансов чем у Хансу. Хотя, был человек, прошедший это испытание один, его звали 'Кван Гунху'. Это он рассказал Хансу о втором скрытом артефакте, хвалясь своей находкой.

'Особенной чертой Квана Гунху, как раз было влипать в такие передряги. '

Но даже со всей храбростью и силой Квана Гуху, ему удалось победить зверя на последнем издыхании. После битвы он выглядел на половину трупом.

То чудище не было бессмертным. Просто их всех хотели натравить друг на друга и смотреть как люди борются и приносят жертвы.

Никто бы не догадался, что внутри зверя был скрыт секретный артефакт. Что бы повысить свои характеристики до нужного уровня, Хансу потребовалось бы около двух-трех дней. Но это значит, что в течении двух-трех дней будут приносить в жертву людей, 10-15 человек. Хотя если все соберут руны и помогут ему повысить его характеристики до нужного уровня, он с уверенность запрыгнет в алтарь и сразиться со зверем.

«Ну так что? Вы поможете мне повысить характеристики? Если да, то я возьму на себя ответственность и убью эту тварь!» - спросил Хансу у всех.

'Когда я завалю ту зверюгу, то наконец таки получу второй секретный артефакт. '

Пока Хансу обдумывал свои дальнейшие действие, кто-то спросил: «У меня вопрос, господа. Кто должен скидываться рунами? Те 15 человек, которых мы выберем в жертву? Всего вроде 60 рун?»

Хансу помотал головой и ответил: «Не обязательно. Мне все равно кто поделится со мной. В любом случае, когда наберется нужно количество рун, я пойду к алтарю.»

Народ резко нахмурился, они уже как четыре дня находились в этом мире. Все почувствовали крайнюю необходимость рун, но потребности в рунах у всех были разные. Слабым нужна была Сила и Выносливость, а сильным Ловкость и Восприятие. Благодаря разным потребностям, руны начали выступать в роли валюты. Одну руну Восприятия или Ловкости можно было обменять на 2 руны Силы или Выносливости.

Но не все собирали и хранили руны. Для слабых, каждая руна была на вес золото и даже незначительные повышения характеристик, делало их сильнее. И в жертву хотели выбирать, как раз таки слабых, у которых в наличии не было рун. В отличии от слабых, сильные могли себе позволить накопить немного рун и более грамотно распределить характеристики. Хотя и у них не было много рун в загашнике. Для выполнении поставленных требования, сильным пришлось бы опустошить все их сбережения. И естественно они были недовольны. Хотя и не давать руны, тоже нельзя, это было бы равноценно убийству 15 человек.

Никому не хотелось отдавать свои руны. Но если выбранные жертвы отдали свои руны, все было бы хорошо, но у них, их просто не было. Да и времени у 15 обреченных все равно бы не хватило, чтобы выбить их из окружающих монстров. С каждой минутой звуки от зверя скребущего стену становились все громче и громче, один час медленно подходил к концу.

Ситуация накалялась все сильнее. Люди стояли на перепутье, они могли сэкономить руны и поступить как предложил Санин, или же отдать свои руны за слабых. Пока народ думал, они вышел из толпы и начал кричать, он скорее всего стал бы первым из жертв, потому что был слаб и не переносил насилие и кровь:

«Пиздец! Че вы ломаетесь, давайте соберем руны и отдадим их ему! Черт! Ну или пошли тянуть жребий!»

После крика, народ начал возмущаться, с другой стороны толпы прозвучала насмешка:

«Какая же ты эгоистичная сволочь!»

«Что ты сказала?» - выкрикнул мужчина. Но быстро спрятался в толпе, взглянув на женщину оскорбившую его. Хоть он и был мужиком, по половому признаку, но не посмел вступать в конфронтацию с этой женщиной. Видок которой был довольно таки страшный, её глаза пронзали толпу и горели в яростном огне. Она была сильна и уверена, что уж её то точно не выберут в жертву. Хоть она и была женщиной и ей было тяжелее развиваться в начале, сути дела это не меняло.

«Ты думаешь я отдам руны из-за таких как ты? Ничего не измениться если ты и тебе подобные сдохнут. Да ты и так можешь умереть в любое момент, так зачем же мне тратить руны на твое спасение? Разве это не очевидно?»

«Эххххх....»

На такие доводы мужчина не смог ничего ответить. Он был слаб, потому что боялся битв и прятался за спинами у других. Из 40 гоблинов можно было получить только четыре полноценных руны. Он не был уверен, что справиться с такой нагрузкой. Даже если бы он одолжил руны и расплатился бы ими, он не знал, когда вернет свой долг.

«И что ты подразумеваешь под жеребьевкой? Может быть тебе просто переломать руки, ноги, да и кинуть в алтарь?»

«Бля...»

Мужчина только и мог что скрипеть зубами и пытаться забиться в угол потемнее, подальше от это страшной женщины. Он нервно отступал, все крепче сжимая свое оружие в руках.

Но отступать здесь было можно только в одном направлении, к алтарю. Попятившись еще немного, мужчина крикнул еще раз: «Ты говоришь что слабые должны умереть? Что за бред! Блин! Мы же жили в цивилизованном обществе, разве не все мы выросли на демократии?»

«Значит демократия. Хорошо! Давайте проголосуем и большинство решит, что делать!» - ответила женщина.

«Что?»

«Устроим голосование! Будем выбирать между теми, кто хочет поделиться рунами с тем парнем и теми, кто хочет бросить слабых на съедение зверю. И конечно же устроим тайное голосование, вы же все так любите вашу демократию.»

«Кууе...»

«Я итак пошла на уступки, соглашаясь на это голосование. Хотя, если бы я, действительно, захотела переломать тебе и еще пятерым ваши конечности и закинуть вас в алтарь, то вы бы никак не смогли мне помешать сделать это, верно?»

Большинство людей закивало головами, соглашаясь с ней.

Они не могли согласиться с ней вслух, так как это означало бы принять тот факт, что они слабы. А кивок головой же показывал, что они договорились на этих условиях.

«Ах…»

Мужчина мог лишь корчить грустные гримасы. Он итак догадывался, как решит большинство. Можно было примерно догадаться сколько из этой толпы было слабыми, а сколько сильными. Поэтому даже если двадцать человек поддержат его, то оставшиеся сорок все равно отдадут их на съедение. И, так как это голосование было тайным, то они даже не будут знать кого в этом винить.

Поэтому он посмотрел на Хансу и крикнул:

«Ты. Ты разве не можешь отобрать у них руны?»

Хансу лишь покачал головой. Он не занимался воровством и грабежом рун, так как они были результатом тяжелого труда. Это одно из правил, которое лежало в основе объединения. Потому что иначе, он не будет отличаться от гопников на улице.

«Нет… Тогда убей несколько человек, и ты получишь недостающие руны! Убив 5-10 наиболее сильных, ты сможешь с легкостью получить недостающие руны!»

Хансу кивнул головой, подтверждая эти слова. Чем сильнее был человек, тем большее количество рун выйдет из него после смерти.

Чтобы получить 60 рун, ему нужно было убить около 15 слабых людей, но если он будет убивать сильных, то ему придётся убить всего 10, а то и меньше.

«Да. Это так.»

«Неужели ты не сможешь убить тех парней и подобрать руны? Лучше убить 10, чем позволить умереть 15…» - радостно закричал мужчина с надеждой в голосе.

«Ах ты сука!»

Прокричал другой мужчина, поняв к чему тот клонит и пнул его.

Ударивший был одним из 10 сильнейших в этой толпе. Поэтому он не мог спокойно слушать, пока какой-то слабак настраивает против него Хансу. Он видел, как сражался Хансу в их первый день в этом мире, поэтому если бы тот решил срубить 10-ок голов, то ему бы никто не смог помешать.

Да, он тоже стал сильнее, но сила не определяется лишь количеством рун. Они различаются принципиально. Свинья, набравшая немного мышц и скорости, никогда не сравнится с тигром того же возраста.

А этот тигр был, скорей всего, гораздо больше и куда быстрей, так как он поглотил намного больше рун. Если Хансу решит спасти больше людей, то им крышка.

Мужчина, которого заткнули слушал с нарастающей тревогой, потому что переговоры склонялись в сторону женщины, и если так все и закончится, то он погибнет.

Оглянувшись по сторонам, он заметил, что нарастающее бормотание вокруг.

А потом все стали кричать.

«Чёрт! Просто избавимся от 15 слабаков!

«Да ты охренел! Тогда уж лучше избавиться от 10 посильнее.

«Чушь! Избавившись от вас мы получим недостающие руны! И с нашими силами мы сможем помочь остальным, когда выберемся отсюда! Поэтому лучше избавиться от 15-ти слабых сейчас, чтобы уменьшить количество жертв потом!»

Хансу лишь тяжко вздохнул, заметив нарастающий хаос.

Он знал, что этим все и кончится.

Сначала Луна. Теперь Алтарь.

Люди просто не успевают адаптироваться под постоянно меняющуюся обстановку.

И так как они были не знакомы с ним, то они не были готовы сделать шаг ему навстречу.

Если бы они знали, что позади них обрыв и они могу сорваться с него, даже не оступившись, то они бы вели себе иначе.

«Мне нужно как-то навести порядок» - подумал Хансу, надеясь, что у него получится контролировать их.

«Тихо!»

Все замолчали и посмотрели на Хансу.