Глава 185. Усыпальница короля (часть 3).

Джунван почувствовал Акитраса, который шел через лабиринт, пробиваясь сквозь стены.

‘Я никогда не думал, что смогу достичь этой стадии’.

Джунван, безвольно сидевший на троне с короной на голове, пробормотал, думая о Акитрасе. аракон. Одна из высших рас. Он не мог прикоснуться и даже не мог осмелиться прикоснуться к ним. Он искал и искал. Способ мести. И когда ему удалось найти способ сражаться рядом с Метироном, который властвовал над зеленой дорогой, он был очень счастлив. Так как он смог увидеть проблеск надежды и шанс на убийство высших рас, к которым он даже не мог прикоснуться. Но тогда он ещё не знал, что люди и высшие расы были в союзе. Он осознал, это после получения символа и попав под влияние Кэрона, контролирующего гору Лян. С тех пор он не мог даже думать о мести.

‘Мэтирон, я ненавижу тебя. И Кэрон, тебя тоже’.

Он не знал, что эта была за таинственная корона, но она даже отключала контроль главы клана каждый раз, когда он сильно сосредотачивался на короне и лабиринте. Он ненавидел лидера клана и тех, кто служил лидеру клана. Это мысли, о которых он никогда не мог даже мечтать, но сейчас они наполнили его голову. Цепи Кэрон, которые связывали его разум быстро ослабевали. В то же время ненависть к Аракону, которая была подавлена символом Кэрон, начала заполнять его разум, как буря. Столько ярости, что он хотел сосредоточить все свои атаки на Араконце направляющемся к нему. Но Джунван рассмеялся подавив свою ярость. И прочесал лабиринт еще раз.

Рокот.

‘Я не должен вмешиваться’.

В любом случае главный герой должен появляться в самую трудную минуту. Сначала претенденты должны сразиться друг с другом. Джунван ослабил контроль над лабиринтом и улыбнулся, наблюдая за тем как Араконец и Хансу устремились навстречу друг другу.

.............................

Буум! Бууум!

Копья постоянно летели в Акитраса, когда он шел вперед. Металлические шипы, которые даже Хансу было проблематично уничтожить, постоянно штурмовали его барьер маны. Хотя все они разлетались на куски.

Бум! Буубуум!

Металлические копья не могли сохранить свою форму, и они сминались, как машина, врезавшаяся в скалу. Но Акитрас прислушался к себе, стоя под этими атаками. Удары не проблема.

‘...Но они влияют на Ману’.

Судья сконцентрировался. Поскольку он все еще мог справиться с этим. Хотя он и дрожал, но небесное обмундирование не будет разрушено всего лишь этим.

Бууум!

И как будто в доказательство того, что он был все еще в прекрасном состоянии, Акион еще раз обрушил на поле боя волну света. В то же время синий барьер, исходящий от золотых доспехов, надетых на нем, начал гореть ещё ярче.

Чииик

Металлические шипы, образующиеся со всех сторон начали плавиться. В это же время. Интенсивность обстрела немного уменьшилась. Движения металла замедлилось, и кончики копий затупились. Араконец улыбнулся, увидев это.

‘Да, как я и полагал.

В этом мире ничего не бывает бесплатного. Даже ужасно мощным Спутниковым крепостям для работы требуется огромное количество энергии. Как строению, вытворяющему нечто подобное не использовать огромное количество энергии. И даже больше, если учесть, что уже прошли сотни лет с тех пор, как он был построен. Он беспокоился о том, что у лабиринта осталось много энергии и из-за этого торопился, но кажется, что он медленно, достигал своего предела.

‘В таком случае торопиться нет необходимости’.

Ему просто нужно медленно добраться туда и раздавить ее. Ничтожество, которое было причиной всего этого или ядро. И он преподнесет труп этого неудачника или его корону своему королю. Гигантскую корону из металла, весившую с гору.

‘Хахаха. Я даже не могу представить, как доволен будет король’.

Этот загадочный жидкий металл был довольно угрожающим. Если он возьмёт этот металл, который может даже справиться с ударами Акиона, не уступающими по силе ударам Спутниковой крепости и использует его для ее усиления? И если он даст этому загадочному металлу огромное количество энергии? Воины станут гораздо более мощным, и оборона спутниковой крепости усилится в несколько раз. Его раса будет в состоянии устранить две другие расы, Акалачиа и Рубелунги, и останется только одна раса.  И его имя будет выгравировано рядом с именем короля на его надгробии и будет оставлено в назидание потомкам. Самый замечательный исход для воина.

- “Грррррр..”

Лязг! Лязглязглязг!

Думая о триумфальном будущем своей расы, он почувствовал себя гораздо лучше и начал прокладывать свой путь через ослабшие металлические копья, как будто он шел сквозь легкую морось.

‘Хотя кое-что меня немного беспокоит’.

Акитрас прислушался и сделал недовольное лицо.

Рокот

Слабые вибрации ощущались сквозь стены.

- “...?”

Судья притормозил. В то же время, использовав зум Акиона он посмотрел, что происходит вдалеке.

Бум! Бууумбуум!

Что-то, направлялось к нему, разбивая металлические копья. Так же как и он сам. Образ парня, пробивавшегося через копья, проходя по лабиринту был так похож на его самого, если бы парень не был намного меньше, то он бы подумал, что это его отражение. Акитрас был ошарашен, увидев это.

‘Неужели кто-то кроме меня, сумел выжить?’

Он был лучшим воином, судьей. И если бы у него не было небесного обмундирования, то он бы уже давно умер. Но чтобы здесь, кроме него, была другая форма жизни, способная выжить.

‘...Да еще и человек’.

Человек.

В этот момент Акитрас осознал. Что это был он. Тот, кто убил Дэкидуса и спрятался в лабиринте.

- “Кехек”.

Акитрас подумал, что ему действительно везет. Единственное, чем он был немного обеспокоен. Тот факт, что ему не удалось поймать преступника сорвиголову, которого ему приказ поймать король. Если бы этот парень не пришел сюда вместе с ним, то он бы никак не смог поймать его. Поскольку этот парень успел бы убежать, пока он был бы в ловушке. И он думал, что парень умрет, даже если он попадет сюда. Поскольку человек не сможет выжить в этом месте, в котором даже ему было сложно выжить. Преподнести это королю - огромная честь, но это не компенсирует ущерб собственной гордости. И тем более, если его задачей было поймать всего одно насекомое. Но чтобы это насекомое само взяло и появилось перед ним.

- “Хахахаха!”

Бум!Бум!Бум!Бум!

Акитрас маниакально смеялся, пробиваясь через туннели лабиринта. Как если бы он не хотел потерять крысу, которая попалась на его глаза. Ослабленные копья врезались в Акитраса и разваливались на части.

‘Хорошо! Очень хорошо! Хахаха!’

Он предпочел бы сперва разобраться с этим лабиринтом, если бы атаки становились все сильнее и сильнее. Но это был не тот случай. На самом деле, ему сперва придется разобраться с этим насекомым. Так как насекомое может сбежать, как только лабиринт перестанет двигаться. Лабиринт второстепенная задача, ее следует решить после того как он разберется с насекомым.

Кииинг

Ярко-синий шар образовался на Акионе, гигантском копье в руках Акитраса, пока он прицеливался. Затем.

Бууум!

10 м цилиндрический столб синего света полетел в сторону Хансу.

‘Умри!’

Акитрас злобно улыбнулся. Даже если атака значительно ослабнет после того, как попадет в стены тоннеля лабиринта и учитывая отсутствие запаса маны, это все еще Акион. Синий пучок света, создаваемый из оружия гнева небес. Горы и овраги превращаются в равнины от его ударов. Это не то, что может выдержать человек.

В этот момент.

Вшууух!

Черное облако окутало Хансу. И Акитрас нахмурился на мгновение, увидев загадочное черное облако, но потом фыркнул. Поскольку не возможно было поверить в то что, эти черные тучи, которые качались просто от ветра, могли защитить от удара Акиона. И, как он и ожидал.

Бууум!

Голубой луч света проник сквозь черные тучи, а затем врезались в человека.

‘Это конец’.

Акитрас холодно рассмеялся. Человека не умрет, поскольку атака была значительно ослаблена, но его кожа его доспехи расплавятся и кожа сгорит, он испытает невыносимую боль. Ну, это не имеет особого значения. Поскольку единственное, что ему было нужно, его рот, который мог бы рассказать ему о том, как он убил Дэкидуса.

‘Подождите. Будет хлопотно, если его рот также расплавится, что мне делать?’

Бум! Бум!

Акитрас беспокоился о том, как он услышит его пояснения, но потом просто решил, забрать его, и направился к нему.

‘Легко. Слишком легко’.

Но пока Акитрас шел, неторопливо постукивая по стенам Акионом.

Вшуух!

Что-то вылетело из дыма заполнившего туннель и направилось в сторону судьи.

- “Грррр”!

Араконец поспешно готовился к тому, чтобы защититься от атаки, но кулак, который уже подлетел к его лицу, врезался в магический барьер.

Буууум!

Свист

Барьер маны содрогнулся, и от нападения по нему прокатились волны. Что означало, что эта атака была довольно мощной.

- “Рёв”!

Акитрас взревел, резко отскочив назад и восстановив равновесие.

Вшууух!

И что-то снова направилось в сторону Акитраса. Гигантский 5м металлический рыцарь.

'Откуда, черт возьми, появилась эта хреновина?!’

Акитрас был в шоке, от гигантского объекта, который оттеснял его. Что это, черт возьми. Малюсенький человек исчез и что-то настолько гигантское, как и он сам появилось. Металлический рыцарь, из-за которого туннель казался маленьким начал лупить Акитраса кулаками.

Бум! Бум! Бум!

Барьер маны остался нетронутым, но Акитрас вынужден был постоянно отступать под ударами гигантского металлического рыцаря.

Бууум!

Акитрас стиснул зубы после того, как его прижали к стене, и перехватил свое копье. Он хотел создать огромную дыру в середине металлического рыцаря, но оружию гнева небес, Акиону, требовалось время, для перезарядки.

‘Черт! Мне не следовало так слабо стрелять в него!’

Если бы он знал, что это случится тогда, бы он расплавил все здесь на максимальной мощности. Но гордость самого сильного воина, не позволяла ему просто стоять и смотреть, как его бьют, пока копье не зарядится до достаточного уровня.

‘Изменить на 2-й боевой режим’.

Судья приказал Акиону.

Чвааак!

На трех зубцах Акиона, напоминавших когти дракона, начал собираться яркий синий свет. Режим ближнего боя Акиона. Он не такой мощный, как режим пушки, но это оружие, которое конденсирует колоссальную энергию, обычно предназначенную для залпа пушки, но на участке в три раза меньшем, на самом деле мощнее, чем пушка сама по себе с точки зрения качества использования маны, и он был очень рационален с точки зрения ее потребления, настолько, что он мог использовать его неопределенное время. И если добавить в уравнение его боевое искусство, опыт судьи. Ведь он не был каким-то механизмом, который просто шевелил пальцами, чтобы драться. Рука Акитраса, двигаясь странным образом, взмахнула Акионом в сторону странной марионетки, стоявшей перед ним. Выглядело так, словно металлический рыцарь старался как можно больше уклониться от его атаки, но этот небольшой закрытый туннель ограничивал его движения.

Бууум!

Акион разрезал металлического рыцаря. И Акитрас улыбнулся, увидев эту сцену.

‘Я представляю, что за материал использовался для этой куклы. Но сможет ли она выдержать это?’

Он не знал, что точно сделал человек, но до какой-то степени он мог догадаться. Казалось, будто он использовал темное облако, чтобы контролировать окружающий жидкий металл и окружил им свое тело. Он сделал очень толстую броню. На самом деле это был очень хороший выбор. Поскольку этот металл имел возможность, влиять на ману Акитраса. Но размер и толщина были совсем недостаточны. Пока Акитрас улыбался.

Квагагак!

Акион пробился сквозь металлическую броню. И 80 см металлическая броня разделилась на части, освобождая путь Акиону. Мощь Акиона уменьшилась довольно сильно, но это был конец. Так как человек без этого металлического барьера ничто перед Акионом.

‘Умри’.

В момент когда синий свет Акиона почти достиг ядра металлических доспехов.

Кагагак!

- “Чёё?”

Акитрас поморщился, почувствовав сопротивление на кончике руки.

‘Броня? Какого черта!’

В момент, когда он дернулся.

Бууум!

- “Гррррр!”

Мощный удар врезался прямо между глаз Акитраса. Удар был настолько мощным, что металлической кулак треснул и пол лабиринта задрожал, издавая урчащий звук.

Хрясь!

Специальный металл лабиринта сотряс магический барьер Акитраса.

В тот же момент.

Чваак!

Острое золотое копье, спрятанное внутри треснувшего кулака и окружённое полупрозрачным светом, врезалось в ослабленный барьер маны.

Лязг!

Кольцо Нармаха сияя на руке Хансу, снова сотрясло ослабленный барьер маны.

Тресь!

Барьер Маны, через который ничего никогда не могло проникнуть, который как все знали, могла пробить только Спутниковая крепость, разбился на части, расчистив путь золотому копью.

Вшууух

Золотое копье, окруженное мощным укреплением маны, создавая громкий шум, понеслось к Акитрасу. Прямо между глаз Акитраса, который смотрел на летящее к нему копье.