Глава 369. Похороненные местные жители (часть 6)

-бум!-

Хансу быстро поднялся, слушая звуки взрывов.

В любом случае, он может и позже проверить это странное пространство внизу.

Было более важно выяснить причину этой суматохи.

-татата!-

Хансу нахмурился, посмотрев на сцену над землей.

-бууууум!-

-грохот!-

«Энби?… Почему?»

Хансу смутился, глядя на Энби Арин — она очнулась, но сейчас сражается с Кириэль.

……………………….

-буум!-

«Фу!»

Кириэль сжала зубы, глядя на Энби Арин, которая начала нападать на нее, как только проснулась.

«Сильная».

Они обе недавно поднялись до 3-звездочных, поэтому уровни их силы были одинаковые.

Это означало, что единственное, с чем они могли бы конкурировать, — это микроуправление и контроль над их навыками, а также уровень владения этими навыками.

Конечно, Кириэль всегда уверенно себя чувствовала в этой области.

Когда она поднялась, там было бесчисленное множество других, сильнее чем она, но она никогда не проигрывала противнику с таким же уровнем силы.

Ее естественный талант и Психометрия, которая быстро поглощала переживания, позволили ей похвастаться еще одним уровнем силы.

Но вскоре она поняла, что до этого момента она была слишком горда.

-треск!-

Повышенная сила и ловкость Энби Арин от ее характерных черт, Грязных Эмоций, отталкивали Кириэль.

Став 3-звездочным трансцендентным, восстановленное и усиленное тело Энби Арин бушевало, она непрерывно нападала на Кириэль, чтобы раздробить ее сердце.

Как только Кириэль увидела это, она поняла.

Вот какие эмоции подпитывали Энби Арин.

«…Ярость».

Ярость свирепствовала в теле Энби Арин.

Чтобы уничтожить все перед своими глазами.

Кириэль быстро закричала от удивления:

— Проклятье! Я знаю, что ты меня слышишь! Я товарищ Хансу! Это мы тебя разбудили!

Она была уже не такой как тогда, когда ее контролировали доспехи.

Тогда Энби Арин была неадекватной.

Но теперь она была совершенно здравомыслящей, просто полной ярости.

Это означало, что Кириэль могла общаться с ней.

— …

Энби Арин вздрогнула, услышав имя Хансу, но всего на мгновение.

— ИДИ НА***!

-буум!-

Энби Арин снова начала отталкивать Кириэль.

«Проклятье… С такой скоростью…»

Энби Арин была сильной, но у Кириэль был Доспех Бога Дракона.

Но когда Кириэль собиралась активировать свой доспех-

— Я позабочусь об этом.

-бууум!-

Хансу прыгнул между Энби Арин и Кириэль и крикнул:

— Энби Арин! Очнись! Теперь все в порядке! Все кончено!

Кириэль сразу обрадовалась, увидев это.

«Хорошо. Она должна остановиться, так как здесь Хансу».

Хотя Энби Арин, возможно, и не поверила ей, но она должна остановиться, как только увидит Хансу.

Хотя его лицо и тело слегка изменились, он все еще был узнаваем.

Энби Арин перестала сражаться и посмотрела на лицо Хансу.

Как будто она не верила своим глазам.

— Кан… Хансу?

Хансу кивнул.

— Да. Я здесь.

Но потом-

-бум!-

-еще более злобная аура вырвалась из тела Энби Арин.

Чистая, неподдельная ярость.

Энби Арин кинулась на Хансу и взревела.

— Ты! Это все твоя вина! Это! Я жила прекрасно!

— …?

«Это странно».

Хансу размышлял, блокируя атаки Энби Арин.

Чипсет не контролировал ее.

И она была в своем уме.

Но что-то было странным.

Хансу посмотрел в дрожащие глаза Энби Арин и продолжал думать о причине.

……………………………… ..

-бубубубуууум-

Туман Мимира покрыл Аокан, поэтому ничего не было видно, но звуки битвы все еще раздавались изнутри.

И флот продолжал наблюдать за городом.

Хотя они ничего не видели, они могли догадаться, откуда взялись звуки.

«Какая варварская раса. Они борются, борются и борются… Что, черт возьми, происходит?»

Выражение лица N-Акуона, лидера Технората на Флоте Калкурунг стало горьким, когда он увидел человека, идущего к нему издалека.

— Мм… ты выжил.

«Чтобы увидеть его снова, особенно в этом месте».

N-Ароэль.

Его старый соперник.

Способности N-Ароэля были не меньше, чем его собственные, но из-за его противного характера и неуважения к R-Уровням выше его он вызывал много ненависти у тех, кто наверху.

Тем более, он ненавидел войны после рождения на воюющей планете.

Из-за этого он был сослан в Аокан, чтобы вечно гнить, но чтобы он вернулся вот так…

«Но все же… чтобы выжить в этом хаосе».

N-Ароэль улыбнулся, приблизившись к N-Акуону, и сел рядом с ним.

— Ну, это было не так уж плохо. Я многому научился.

— …И всё? По крайней мере, ты вернулся целым и невредимым.

N-Акуон с беспокойством заговорил с N-Ароэлем.

Хотя мыслительные процессы N-Ароэля были немного опасны, он был не таким уж плохим человеком.

Кроме того, N-Акуон только называл его соперником; между ними не было никакой ненависти.

Он почувствовал одиночество после того, как услышал, что они отправили N-Ароэля в Аокан, но видеть его таким было не так уж плохо.

N-Ароэль улыбнулся словам N-Акуона и ответил:

— Было много всего. И веселого тоже.

— …Веселого? — с любопытством спросил N-Акуон.

Термин «веселый» был словом, которое могло заинтересовать кого угодно.

N-Ароэль усмехнулся и кивнул.

— Да. Веселого.

— Что было веселым?

N-Ароэль положил голову на ладонь и задумался об этом.

— Много чего. Слишком много, чтобы сосчитать. Но три больших события. Так вот…

N-Ароэль щелкнул пальцем после короткой паузы.

— Хорошо. Вот первое. Разговор, который у меня был с Мелхиседеком.

N-Акуон нахмурился и спросил:

— Мелхиседеком?

— Почему ты так потрясен? Моей позиции было более чем достаточно, чтобы поговорить с Мелхиседеком.

N-Акуон быстро начал терять интерес.

«Кажется, это было до восстания».

Если бы это было так, то поговорить не было бы так сложно.

Аокан находился под контролем Мелхиседека, и N-Ароэль был главным технологом города.

Вероятно, они разговаривали, как два соседа, которые встретились по пути на работу.

— Хорошо. О чем вы, ребята, говорили?

Он давно потерял интерес, но решил выслушать его.

N-Ароэль продолжал улыбаться отрешенному тону N-Акуона:

— Ну… не о многом. Он говорил что-то о том, что Анкара не должна быть такой. О том, как все неправильно, и они не должны так драться.

— …?!

Глаза N-Акуона расширились от слов N-Ароэля.

Что это было?

Это означало, что N-Ароэль уже давно знал о восстании Мелхиседека.

— …Я думаю, нам нужно серьезно обсудить это. Что ты имеешь в виду?

N-Ароэль посмеялся над напряженной позой N-Акуона.

— Кажется, ты, наконец-то, снова заинтересовался. Верно, важно оставаться сосредоточенным, слушая такую забавную историю.

— …Если ты просто прикалываешься, то перестань. Это не тема, над которой мы можем прикалываться.

Учитывая то, что сделал Мелхиседек, даже если бы он был едва задействован, они все равно были бы предателями.

Это была не та тема, которую можно было легкомысленно воспринимать.

N-Ароэль проигнорировал слова N-Акуона и продолжил говорить.

— Просто слушай. Тебе интересно узнать, что сказал Мелхиседек?

— Конечно. Хорошо. Говори.

N-Акуон поддался своему любопытству.

Утешая себя.

«Да. Это чересчур — звать охранников для такой легкой беседы.»

Если бы N-Ароэля застали в такой ситуации, потому что он вызвал охранников, они могли бы оттащить его и подвергнуть пыткам.

И N-Акуон не почувствовал бы себя комфортно, делая такое со своим старым другом.

N-Ароэль улыбнулся.

— Ты… Как и в прошлом, ты всегда заботился обо мне. Спасибо. В любом случае… То, о чем говорил Мелхиседек, было простым. Нам нужно было прекратить мелкие сражения и снова объединиться.

— …Почему?

Улыбка N-Ароэля стала холодной.

— Мы обнаружили следы другой расы под Аоканом.

Очень могущественной расы.

Расы, которая в бесчисленное количество раз сильнее, чем их собственная планета, как с точки зрения силы, так и технологий, и она когда-то бродила по вселенной.

По расчетам Мелхиседека, Анкара не могла противостоять им с помощью такой разделенной силы.

После некоторых расчетов Мелхиседек пришел к заключению 37-и лет.

Если они прекратят войну и полностью сосредоточатся на развитии в течение 37 лет, только тогда они смогут выжить.

N-Акуон фыркнул, услышав слова N-Ароэля:

— Какое сумасшествие. Так что, он подчинит Анкару?

Слова Мелхиседека были тем, чего хотел каждый человек в Анкаре.

Но если это могло произойти только потому, что они этого хотели, они бы и вовсе не пошли на войну.

Был только один сценарий, где больше бы не было конфликтов между людьми.

Когда все были мертвы.

— Почему ты не сказал ему убить всех и заменить их машинами? И больше никто не будет сражаться друг с другом.

Если бы он заменил всё на машины, он мог бы создать этот объединенный мир, о котором он говорил.

Но N-Ароэль покачал головой.

— Мелхиседек сказал мне, что он тоже об этом думал… Но вскоре он сказал мне нет. У них будет возможность владеть М-волнами должным образом, только если люди будут жить.

Им нужна была сила, чтобы выиграть битвы.

И Мелхиседек очень старался добиться этой силы с помощью одних только машин.

Но это было бесполезно.

Сила <Пламени> внутри Анкары, которая приводила в действие Доспех Бога Дракона и различные флоты.

И скрытая способность людей, которая позволила им контролировать силу этого пламени, М-волны.

Машины не могли достичь силы, которую могли использовать Солдаты Дракона Бога или мастера флота.

Поэтому им нужны были люди.

N-Ароэль улыбнулся и посмотрел на N-Акуона.

— В конце он сказал мне, что нашел идеальное решение.

N-Акуон фыркнул.

— Чипсеты? Промывание мозгов? Так он может контролировать наши тела, но не наш разум.

М-волны, естественно, отклоняли все, что могло навредить телу человека.

Даже если у него были промыты мозги.

Даже если его тело было насильственно контролируемо.

М-волны могли сопротивляться всему этому.

N-Ароэль фыркнул.

— Я ведь сказал, он нашел решение.

— …Какое?

— Он сказал мне, что получил намек от кого-то другого. Видимо, в другом мире… есть люди, которые спят и видят восхитительные сны.

Они спали и видели сны о своем идеальном мире.

А их тела были подвержены рукам Мелхиседека.

Никакого сопротивления не было. Несмотря на то, что тела сражались, их сущности были в счастливом месте.

«Даже если они выпустят пульты управления чипсетов… Они не смогут проснуться от этого сна».

N-Ароэль усмехнулся.

……………………………………….

— … Кажется, ты видел восхитительный сон.

«Причина, по которой ты не хотел просыпаться, — не потому, что тебе не нравилась реальность, а потому, что сон был слишком хорош…»

Но никто не мог жить во сне вечно.

Нужно было просыпаться.

Неважно, насколько счастливы их сны.

Хансу с тяжелым выражением лица посмотрел на Энби Арин.