Глава 425. Переход (часть 5)

Мужчина посмотрел на Хансу, несущегося к нему и нахмурился. Он думал, что Хансу после того, как его душа исказилась, не присоединится к битве.

Но для нынешнего Хансу так сильно стараться ради этого мира…

«Чертов урод».

— Гууул!-

Когда человек нахмурился, увидев, как Хансу мчится к нему….

— Буууум!-

…. Темно-красная сфера, окружающая Хансу и ярко-голубая сфера человека столкнулись с огромным взрывом.

В тот момент, как две сферы соприкоснулись, обе Реликвии в руках человека очень сильно завибрировали от нагрузки. Хотя эти артефакты слегка ослабли от борьбы с монстром, но они всё еще были чертовски мощными.

Одной Реликвии было более чем достаточно для того, чтобы покрыть почти половину континента непробиваемым барьером, а у человека их теперь было две.

Объединённой мощи двух артефактов хватило бы, чтобы уничтожить барьер Хансу. Однако темно-красная сфера сохранила свою структуру, так как вся мощь от столкновения была передана в импульс, оттолкнувший человека назад.

Человек нахмурился.

«Помпейон… Даже ты здесь?!»

Реликвия, которая была у Императора, теперь была в руках Хансу.

Как и Реликвии человека, Реликвия Хансу также черпала энергию из Красного Нефрита и преобразовывала её в барьер вокруг него.

— Кууоо!-

Хаэтара посмотрела на место столкновения трех Реликвий и жалобно вскрикнула. Она осознала суровую реальность. В попытках получить так желанный источник энергии, она потратила практически всю свою накопленную энергию.

— Бууум!-

Тело Хетары громко врезалось в землю.

Хотя сейчас Хаэтара выглядела довольно забавно, но никто не стал бы над ней смеяться. Все знали, что этот монстр сделал всё возможное. Хаэтара поглотила огромное количество энергии из Реликвии, но теперь её осталось настолько мало в теле зверя, что она больше не могла удерживать своё огромное тело.

Даже просто дыша, Хаэтара тратила энергию. Может быть, если бы это была Бездна, она смогла бы найти источник энергии, но здесь, кроме Реликвий в руках Хансу и человека, не было ничего, что могло бы помочь ей поддерживать своё гигантское тело.

Итак, Хаэтара поставила всё на своё выживание, теперь рядом с её трупом (Прим: Во всяком случае по анлейту она сейчас труп) Хансу и этот человек так же поставили всё на карту.

— Буууууум!-

По мере того, как их столкновение становилось всё более и более ожесточённым, Реликвии высвобождали всё больше и больше энергии. В результате чаша весов начала перевешивать в сторону мужчины. Даже если он и был ослаблен боем с Хаэтарой, две Реликвии в его руках давали как минимум в два раза больше энергии, чем Реликвия Хансу.

— Кухг!-

— Трхтрх!-

Движение мужчины назад постепенно остановилось. Нет, теперь он даже начал отталкивать Хансу, погасив весь первоначальный импульс. Разница в чистой силе была просто огромной.

Но Хансу лишь поднял голову и пробормотал

— Сейчас!

Затем…

— Бууууууум!-

… Тысячи лучей света начали падать сверху.

***

— Гуууул!-

Орудия уровня Мипроски, которые могли в момент уничтожить многомиллионные города, непрерывно вели огонь.

— Убедитесь в правильности координат! Сфокусируйте лучи как можно точнее!

— Старайтесь не задеть тёмно-красную сферу, попадайте в голубую!

— Не ведите огонь синхронно, атаки могут попасть друг в друга и нейтрализовать себя! Стреляйте по очереди, не непрерывно!

R-Оконнел Рон, капитан корабля, стоя в боевой рубке пробормотал

— …. Я никогда бы не смог представить себе, что мы будем сражаться на одной стороне с Помпейоном.

— Ну… мы также не могли предположить, что может появиться такая угроза.

R-Оконнел Рон посмотрел вниз, услышав слова своего вице-капитана.

Почти сотня огромных кораблей как Империи Помпейона, так и Союза Неропа, объединились для того, чтобы наносить тысячи ударов по одной точке. Это было поистине удивительное зрелище — сотни и сотни ярких лучей опускались на землю, и, словно сливаясь, разбивались о голубую сферу внизу. Но, тем не менее, самым удивительным было то, что приковывало всё внимание капитана к себе, даже Технораты, занятые управлением орудиями, частенько бросали взгляды на ярко-голубой барьер внизу. Эта сфера выдерживала тысячи атак такой колоссальной мощности.

Атаки кораблей, атаки трёх глав кланов, которые были даже мощнее атак всех кораблей вместе взятых, а также атака Помпейона, которая не уступала атакам сразу трёх глав, и к этому еще атаки людей! Но, несмотря на всё это, сфера была только оттеснена.

«Что если бы вся эта энергия была нацелена на нас?»

Если этот человек может противостоять силе, способной пробить планету насквозь, то его собственная сила была, как минимум, не меньше их объединённой. По этой причине они должны избавиться от него, несмотря ни на что.

R-Оконнел Рон сжал зубы и крикнул

— Живее! Поднимите огневую мощь! Задействуйте всю возможную энергию, в том числе и энергию щитов и стреляйте!

Затем….

— Гуууууул!-

… ещё более толстые лучи полетели вниз.

***

— Буммм!-

Как только атаки сверху достигли голубой сферы, ситуация изменилась. Хотя Реликвии делали всё возможное для того, чтобы не дать просесть щиту, человека всё равно начало оттеснять назад.

Он находился словно под водопадом, на него падали сотни энергетических лучей, толкая его всё ниже и ниже. Хотя скорость была не значительной, но она постоянно росла. Рано или поздно, но он достигнет ядра планеты.

Человек нахмурился, держа Реликвии в руках.

Затем…

— Кииииии!-

… огромное количество энергии начало разделяться на два потока.

Энергия от палочкообразной Реликвии направлялась всё также на поддержание барьера, в то время, как от кристаллоподобной Реликвии энергия направилась к атакующим его кораблям.

Затем…

— Бууууум!-

Луч света, который был таким же ярким, как все нисходящие лучи, начал формироваться на верхнем полушарии голубой сферы. Луч был уже готов выстрелить, если бы не Хансу.

— Бууууум!-

Мьёльнир ударил прямо по лучу света и рассеял его. Хансу выдержал всю выплеснувшуюся энергию благодаря своему телу и доспехам. Как только силы Реликвий были разделены, человек стал опускаться с ещё большей скоростью.

— Бууууум!-

— Я советую тебе вернуться к глухой обороне, если ты планируешь прожить как можно дольше — сказал Хансу мужчине после уничтожения очередной его атаки, но тот лишь покачал головой.

— Моё почтения, ты смог наскрести это за такое короткое время.

Человек был серьезен. Прошло не больше часа с тех пор, как все это началось, но Хансу очень быстро собрал внушительную силу.

Однако это был его предел.

— Давай посмотрим, что будет дальше.

Фляга, спаянная из множества лоскутов, рано или поздно должна протечь (Прим: если знаете подходящую поговорку, прошу написать), тем более если есть проблемы. Человек улыбнулся, когда собрал энергию в руках.

— Вшшшшуууууууух!-

Внезапно тело мужчины начало падать с еще большей скоростью.

***

«Отлично! Он падает!»

— Гууул!-

К-Мерроу нелл улыбнулся, продолжая атаковать яркую сферу внизу. Мужчина погружался всё глубже и глубже. Рано или поздно он сгорит от жары ядра.

«Парень… этот парень действительно монстр» — подумал он, услышав гигантские взрывы внизу.

— Бууум!-

— Бууум!-

— Бууум!-

— Бууум!-

Причиной их были не их атаки. Эти взрывы были результатом столкновения между человеком и Хансу.

Хансу блокировал каждую атаку, направленную на них и на корабли. Если бы он не делал бы этого, то, как минимум, половина флота была бы уже уничтожена.

Хансу защищал их, принимая атаки своим молотом и бронёй. Он разрушал формировавшийся луч энергии и блокировал взрывную волну своей бронёй.

К-Мерроу Нелл нахмурилась.

«Что мы будем делать потом?»

Когда победа, казалось, уже в их руках, он начал беспокоиться о будущем. Он не боялся Санджина, Михи или Самюэля, так как они смогут справиться с ними своими силами. Пока они используют всю свою мощь, они легко подавят трёх пришельцев.

Но Хансу был другим. Он не был уверен, что сможет с ним справиться. Хансу может стать врагом куда более опасным и сильным, чем Помпейон.

«…. Он сказал, что потом просто поднимется, но так ли это?»

К-Мерроу Нелл не мог быть уверенным в этих словах, и это его бесило больше всего.

Он должен быть единственным, кто будет править этим миром. Это то, что он заслуживает больше, чем кто-либо ещё. Он не потерпит никого, кто может забрать полагающуюся ему власть.

Жадность начала заполнять все мысли К-Мерроу Нелл. Ему не нужны реликвии, он просто хочет, чтобы эти двое были мертвы.

«….Неплохо….»

К-Мерроу Нелл не просто строил планы, он начал действовать.

— Гуууууул!-

Атаки К-Мерроу Нелл становились все слабее и слабее.

***

— Буууум!-

«Хммм?»

Три луча света стали ослабевать, было ясно, кому они принадлежат.

Мужчина посмотрел вверх. Как только он начал сдерживать свои силы, те, кто наверху решили, что победа уже в их кармане и начали ослаблять свои атаки.

Они хотели, чтобы и он и Хансу погибли вместе. Мужчина посмеялся

— Действительно? Ты рассчитывал на них?

Он сейчас легко победит. Ему просто нужно использовать энергию, которую он накопил, сдерживаясь, чтобы убить Хансу. После его гибели, разобраться с остальными — плёвое дело. Даже если Хансу попытается убедить глав, вряд ли они его послушают. Они насквозь прогнили жадностью и властью.

Хансу усмехнулся.

— Если ты знал об этом, почему ты решил, будто я об этом не подумал?

— ….?

— Если использовать только тех, кому можешь доверять, как в таком случае побеждать?

Было бы удивительно, если бы все сильные люди заслуживали доверия, согласно его стандартам дружбы, нет даже процента из тех людей, кого он раньше встречал или, по крайней мере, помнил, кого он мог бы назвать другом или просто мог бы доверять.

Было чертовски мало тех, кому он мог бы доверять, и еще меньше, кого бы мог назвать друзьями там, наверху (на поверхности)

Поскольку в его прошлой жизни большинство людей как раз мало заслуживали доверия, он научился делать бесполезных полезными, а ненадёжных надежными.

«Помпейон…. Он особенный»

— Ты должен сфокусироваться на бое, а ещё…

— Бууууууум!-

— Не забывай поглядывать по сторонам.

Хансу вспомнил разговор с Помпейоном и снова ударил человека молотом.

(Прим: Тут в анлейте была какая-то дичь, поэтому чуть подправил, так, мне кажется, будет правильнее)

***

«Вы мерзкие букашки, вас только могила исправит!»

Глаза Помпейона заблестели от ярости, когда он увидел, что замышляют три главы кланов.