Глава 49. Три выхода (часть 1)

Тыгыдык

Цепь с косой без остановки кружилась вокруг Хансу.

И кинжалы одновременно рассекали воздух.

- Ууууххх

- Проклятье!

Вонгъюнг стиснул зубы, слыша крики своего клана, доносящиеся со всех сторон.

‘Черт возьми... он слишком быстрый.’

Сразу после того, как начался поединок, он понял, с кем имеет дело.

Парень, который испортил его планы на Центральном острове.

Он задавался вопросом, почему парень, который, как он считал, отправился на другой остров, был здесь, но решил, что это не имеет значения.

Поскольку если его навыки были такими же, как когда он видел его в последний раз, то поймать его соклановцев будет совсем нетрудно.

Зачем ему создавать сеть по пути от центрального острова, если он думал, что лобовое столкновение было невозможно?

Он подготовил ее, потому что он был уверен в победе.

И самая главная причина.

Этот парень почему-то не использовал никаких навыков.

И поэтому он думал, что может победить в лобовом сражении.

И их (членов клана Вонгьюнга) соклановцы были даже несравнимы с другими, они увеличили свои боевые силы, убивая других авантюристов во время восхожденияна башню.

Нечего было и говорить, о их командной работе, она была просто великолепна.

Но все это было огромной ошибкой.

«Почему он пошел на другой остров, если он такой сильный?»

Некому было остановить его клан, когда он выбирал цель.

Нечего и говорить о тех ребятах, которые были застигнуты врасплох, когда они работали втемную.

Но это была просто наглость.

Если подумать, прошло всего два месяца с тех пор, как они оказались здесь.

Он просто никогда не терпел неудач, хоть и пережили они довольно много.

Неважно, сколько людей они убили за два месяца, они все еще оставались людьми.

С другой стороны, если есть что-то, что называется человекорубом, он был уверен, что этот парень был им.

Было такое чувство, что он прошел через бесчисленное множество лет работы, связанной с убийством людей.

Держать дистанцию, основываясь на гораздо более высоких характеристиках.

Наблюдать за всем полем боя и двигаться в направлении, где он не был окружен.

Естественно, бой превратился в ситуацию, когда они табунами бегали за ним.

А он безжалостно убивал тех, кто преследует его, косой и кинжалами.

Его атаки были неслабыми, даже если он бросал оружие издалека.

Не было ни одного случая, когда его атаки не попадали в критические точки.

Атаки были направлены в точки, попав в которые, можно было точно убить.

И потому что им не удавалось защититься, разрыв, который они с трудом сокращали, снова расширялся, пока они защищались.

Их артефакты были тоже уникальными и сильными, но его коса и кинжал были настолько сильны, что каждый раз, когда они сталкивались с оружием, оружиеломалось вместе с костями противника.

‘Проклятье...’

Было невозможно удержать его, даже если они использовали навыки, потому что его сопротивление было высоким, и каждый раз, когда они их использовали, свет из его правой руки просто рассекал их на части.

‘Проклятье... сможем ли мы поймать его, прежде чем его выносливость закончится?’

Но Вонгъюнг на самом деле не очень-то и надеялся.

Наибольшее количество энергии потребляется, когда кто-то нападает и обороняется одновременно.

Но он едва защищался и только бесконечно атаковал.

Он знал немного, но если его выносливость была на том же уровне, что его сила или восприятие, тогда он не остановится, пока все они не сыграют в ящик.

Тыгыдык

- Уаааааа!!!!

- Те, у кого закончился откат умений, сначала остановите его !!

Всего несколько человек из отряда могли угнаться за ним.

Члены клана, которые зарядили умения.

Вонгъюнг ценил это умение очень высоко и предоставил его всем членам своего клана, у которых была высокая защита и сопротивление.

Они были в основном атакующими воинами.

У них была высокая защита и сопротивление, чтобы идти против оружия и разорвать врага после того, как подберутся близко к противнику с помощью своих защитных артефактов.

У него было 20 таких ребят.

‘Если мы просто сможем его связать, тогда мы сможем убить его.

Лезвия против него все же работали.

Так как у него текла кровь от случайных лезвий, что добрались до него.

Что означает, что они смогли убить его, как только они смогут окружить и удержать.

‘Проклятье... он бы умер, если бы он пришел через портал.’

Но это были бессмысленные жалобы.

Единственное, чему Вонгьюнг мог доверять, были они.

Возможно, это было связано с тем, что он развивал их с большой заботой, но воины прошли через бесконечные цепь с косой и кинжал и подобрались совсем близко к Хансу.

- Умри!

Чваааааак

Клинок безжалостно приближался к Хансу.

Но Хансу уже знал наперед, что будет делать этот парень.

Хоть и было трудно узнать уровень рун ленивого парня, но он мог четко определить характеристики того, кто боролся изо всех сил.

Образы бесконечно наполняли его разум, пока в его голове не возникли будущие движения противника.

Хансу, следуя этим движениям, полоснул кинжалом в сторону меча того парня.

Тыгыдык

Сила того парня не была средней, и рука Хансу, которой он держал кинжал, отразивший меч, задрожала и потекла кровь.

А атака, которую отразил Хансу, попала в плечо.

Даже если вы можете полностью увернуться или защититься от нападения, вы не должны так поступать.

Поскольку, если сконцентрироваться на защите или уклонении от атак тех, кто приблизился к тебе, ты просто замедлишься.

И тогда вы будете просто окружены врагами, которые нацелились на вас.

«Тогда ты просто умрешь».

Даже если он позволил им атаковать, он мог не позволять им сократить разрыв.

Тыгыдык

Атака глубоко ранила его плечо, и потекла кровь.

Но он быстро отступил даже в такой ситуации и сильно дернул за цепь с косой.

«И... я ничего не проиграл.»

- Ухххх

Хансу удержал цепь с косой, которая прорезала артерии парня, и взмахнул цепью снова, цепь закрутилась вокруг него, и он продолжил начатое.

Конечно, было кое-что, что он не забывал делать.

Во-первых, поглощать все руны, которые выпали, а также использовать выпавшие артефакты для защиты и нападения.

Во-вторых, направлять время от времени Правосудие Декрадоса в Вонгъюнга, когда они были недалеко друг от друга во время боя.

Его целью был Глава клана.

И если Вонгъюнг обладает хоть каким-нибудь чувством самосохранения, он будет стягивать часть войск к себе для того, чтобы защититься от летящих в негокинжалов.

И конечно, когда члены клана, которые должны атаковать отступают, чтобы защитить главу, Хансу получает немного времени, чтобы перевести дух.

‘...Думаю, я не могу позволить членам его клана жить.

Ребята, подчиняющиеся приказам главы, были как фанатичные сектанты.

Вонгъюнг приказал его соклановцам быть еще более безжалостными, как только его жизни начало что-то угрожать.

Так что они будут кусаться, если у них были отрезаны руки и играть роль живого щита, если у них будет перерезана шея.

Он также терял здоровье.

Не было ни одного места, где бы он мог отдохнуть.

«Темный безумный Лорд... давай остановимся на этом сегодня».

Хансу, холодно улыбнувшись, рванул наутек, пробиваясь через членов клана Темного безумного Лорда.

.........................................................

- Проклятье... черт.

Вонгъюнг безразлично посмотрел на убитых членов своего клана, а затем сквозь зубы крикнул Хансу.

- Ублюдок! Что ты имеешь против меня, раз ты зашел так далеко!

Он не знал раньше.

Но сейчас он знал, что этот парень преследовал его еще с Центрального Острова.

Он не знал, как Хансу узнал о его существовании, но он уверенно подбирался все ближе и ближе к нему.

И он не мог понять этого.

- Ты, сволочь! Почему ты делаешь это со мной, я ведь не сделал ничего плохого тебе! Да? Мы не заклятые враги или что-то такое, так почему ты преследуешь меня так яростно, что за грех я совершил! Это потому, что я убивал людей? Да? Из-за этого? Или потому что я не следовал правилам, которые ты распространял?

Он мог бы спасти свою дочь, если бы у него было чуть больше времени.

И он смог бы найти своего пропавшего сына с этой силой.

Но все это было загублено.

Из-за одного этого парня.

И он мог думать только об одном.

О странных правилах, которые он слышал от Гуктхэ.

«Этот отвратительный парень... кто он такой, чтобы устанавливать для нас такие правила?»

Хансу покачал головой.

- Я не убью тебя за нарушение правил.

Он убивал их не потому, что они нарушили правила.

Не имело смысла применять правила к тем, кто не хочет быть с Хансу с самого начала.

Это то же самое, что взять американца и пытаться навязать ему корейские правила.

Такие ситуации можно решить путем разделения, как в прошлом и поступил Тхэсун.

У него также не было времени преследовать и убивать всех, кто нарушил правила.

Установление правил не первостепенно, вначале нужно объединить всех.

Это был план на будущее, и он должен был найти другой способ решения этой проблемы.

Как он мог править всеми этими людьми?

- Тогда почему ты...

Вонгъюнг растерялся из-за неожиданного ответа.

Хансу тихо пробурчал.

- Вы, ребята, просто трамплин.

По плану, Хансу должен был сделать пару вещей в этом месте.

Если в его планы входило только объединие всего человечества, то почему именно он вернулся?

Тогда бы пришли Эрес или Келдиан.

Было несколько вещей, которые ему нужно выполнить для того, чтобы пройти <Запретную область> и было превыше всего.

Даже если ему пришлось бы убить всех в учебном районе для того, чтобы выполнить его планы, то он бы так и сделал.

Он не думал, что малые жертвы для больших свершений – это правильно, но он не колебался, если это требовалось.

Но поскольку они не хотели этого, то они создали план, при осуществлении которого количество потерь должно быть наименьшим.

Даже если они и пытались уменьшить количество жертв, были случаи, когда жертвы были необходимы для достижения их общей цели.

И из-за этого они решили выбрать тех, кто будет принесен в жертву.

Решили, кто должен был умереть для того, чтобы они попали на следующий этап.

Ребята все равно умрут, даже если они оставят их в покое.

Или те, кто имел возможность нанести наибольший урон человечеству, или совершили больше всего грехов, смерть которых остановила бы других, заставив их не поступать так.

Ситуация в <Трех путях> была такой же.

<Как бы мы не подсчитывали... ты не сможешь выйти на тот уровень, который необходим для прохождения подземелья, просто охотясь. И так как этот Темный безумный Лорд существует, мы используем его. Не дай ему легко уйти. Те, кто получают приказы? Не имеют значения. Изменится ли количество людей, которые умирают от его руки?>

Прошло еще только два месяца и до того времени, к которому, по их расчетам, он должен попасть в Последнее подземелье еще оставался целый месяц.

Нет, так, как и сказал Келдиан, невозможно было бы выйти на уровень, необходимый для очистки подземелья, просто охотясь целый месяц.

И из-за этого ему нужен был трамплин, чтобы попасть в <Три пути >, а эти ребята просто были выбраны стать трамплином.

В заключение, он не пришел сюда, чтобы вынести им приговор за нарушение правил, они умирают не потому, что он прав, а они виноваты.

«Ах. Может быть, я зашел далековато».

Поскольку число людей, которые умерли от рук этих парней, не изменится.

- Не думай об этом слишком много. Не проще ли думать, что ты пытался убить меня, и мы сцепились из-за этого? Честно говоря, я думаю, что это достаточная причина.

- ...

- Ты просто стремишься к собственной цели, и я тоже. Мы просто столкнулись на своем пути и тот, кого раздавили в этот раз, был ты. Вы так хорошо уничтожали других до этого момента, так зачем ты делаешь вид, будто страдаешь несправедливо?

Вонгъюнг безжизненно посмотрел на Хансу.

«Этот парень похож на меня.»

Он был одурачен.

Он думал, что, когда Хансу пытался научить всех на центральном острове, это был его истинный характер.

Он думал, что он был похож на героя, который идет впереди в рушащемся мире.

Но это было не так.

Это был просто имидж, которого он придерживался.

Истинный характер Хансу был так похож на его.

Этот парень без колебаний так же, как и он, мог убить бесчисленное количество людей, для достижения своих целей.

Кроме того, он был намного более скрупулезен, чем он сам.

Хансу вдруг вспомнил слова Кангтхэ, когда посмотрел на Вонгъюнг.

<Ух ты! Если все пойдет по плану, то ты станешь потрясающим героем!>

<...Ты не станешь героем, поймавшим злодеев.>

<Нет нет, Послушай. Я говорю, что ты можешь стать удивительным лидером. Если ты сделаешь все правильно, то разве ты не будешь  выглядеть как потрясающий лидер не от мира сего? Все девчонки повиснут на тебе. Это я должен пойти.>

<...Ты, безусловно, не можешь идти.>

Вонгъюнг растерянно огляделся, но затем вздохнул, когда понял, что это конец.

Поскольку рассудок вернулся, после того как его смерть была гарантирована.

«Ну. Может быть, такой исход был предрешен в тот момент, когда я начал убивать людей.»

Он постоянно убивал людей на пути к силе.

С той единственной целью – найти своего сына.

И в то же время он думал.

Из-за того, что он был сильным, он может относиться к другим, как к жертвенным ягнятам.

И в этом мире не было никаких правил или общества, чтобы остановить его, этот мир скорее поощрял его действия.

И вот результат.

«Я в конечном итоге могу тоже послужить трамплином или быть съеденным кем-то еще.»

Но такое развитие событий пугало его меньше, чем возможность не найти сына.

«Все случилось гораздо быстрее, чем я думал».

Вонгъюнг глубоко вздохнул, и продолжил говорить глядя на Хансу:

- ...Ты не спасешь мою дочь, даже если я попрошу?

Он мог спасти свою дочь, только если пожертвует обычными людьми.

Не похоже, что парень сделает что-то подобное.

И когда Хансу покачал головой, как он и ожидал, он вздохнул, произнося свои последние слова:

- Если ты найдешь моего сына, пожалуйста, позаботиться о нем. Хотя это немного глупая просьба, по отношению к тому, кто пытается убить меня.

Хансу покачал головой, отвечая Вонгъюнгу, который объяснял отличительные признаки его сына.

- В этом нет необходимости.

- ...

- Но если мои планы сработают, его судьба может измениться.

- Проклятье. О чем ты говоришь, в конце концов...

Затем кинжал Хансу перерезал горло Вонгъюнга.

Хансу посмотрел на мертвого Темного безумного Лорда со смешанными чувствами, а затем встал, качая головой.

«Просто немного прибрался и пошел дальше.»

Некогда прохлаждаться.

Хансу посмотрел на больше чем сотню трупов, лежащих вокруг него, а затем посмотрел на стартовую локацию, откуда пришел.

..............................................

- Хммм… Блин. Когда мы уже сможем отправиться дальше...

Гюнгми, стоявшая в начальной точке с ее кланом, скрипела зубами.

Пока они гнались за ним, они сами попались ему, он изменил свой путь и бросился к ним.

То, что они преследовали его слишком близко к нему, потому что она боялась потерять его, было ошибкой.

‘Черт... он что, с самого начала ожидал, что его преследуют один или два человека?’

Как только Чунгдже увидел их, он проговорил.

<Хорошо. Кхм. Устроим здесь баррикаду. Чтобы никто не смог пройти мимо нас.>

<...Почему мы должны это делать?>

<Я прощу вам то, что вы следили за мной, если вы сделаете это. Не пропустите никого.>

Она следовала из любопытства, но это любопытство не могло преодолеть ее страх.

Так как она чувствовала, что если она не послушается, то может произойти  "несчастный случай".

Она уже полдня стояла на месте и ждала.

«Черт. Должна ли я просто уйти?»

Но прежде чем Гюнгми успела закончить размышление, она увидела вдалеке идущего ей навстречу окровавленного Чунгдже.

-Что. Что ты сделал?

Хансу в обличьи Чунгдже холодно посмотрел на Гюнгми и кивнул головой.

«Она действительно не последовала за ним.»

Если бы она последовала за ним туда, где он сражался, то эти следы не могли бы быть скрыты.

Так как следами копоти был покрыт весь третий этаж.

«Тогда... это нормально.»

Так как она не сможет выяснить что произошло, даже если она пойдет туда.

- Лучше тебе не знать. Ты молодец, так что сейчас продолжай свой путь.

Как только он закончил эти слова, Чунгдже исчез в проходе.

А потом Гюнгми прищурила глаза.

‘...Что-то на краю башни?’

Гюнгми удивилась, но потом покачала головой.

Она проторчала здесь слишком долго.

Казалось, он хотел скрыть что-то, но тогда, если она попытается подглядеть, что же там есть, это действительно может стать опасным.

«...Он не из тех людей, что позволит уйти человеку, который узнал, то что он так старался скрыть.»

Ей было любопытно, но она не могла не различать огонь и воду.

Если он не разрешил им следовать за ним, это означало, что он хотел что-то скрыть, но если он захочет поубивать их, пока они пытаются вынюхать его тайну...

«Я не хочу даже думать об этом. Прекрати думать об этом. Прекрати думать об этом.»

Были вещи, которые она должна держать в секрете, даже если она и знала о них.

Gyungmi взяла своих соклановцев и быстро направилась вперед.

И через некоторое время можно было увидеть гигантский крест.

Ее шестое чувство инстинктивно сказало ей, что что-то произошло здесь.

Но ее единственной зацепкой было ее шестое чувство.

Он убрал все так хорошо, что никто не узнал бы, что здесь произошло, без шестого чувства.

«Ну. Здесь нет ничего, что бы мне нужно было знать».

Пока Gyungmi старалась подавить свое любопытство, в небе снова появилась фея.

- О боже. Люди снова пришли. Должна ли я начать объяснения? Об этом кресте, да? О нет. Он увеличился еще на три.

Gyungmi подозрительно посмотрела на фею.