Глава 922. Варвары

Во время поездки домой Мерлин всё думал о словах куратора Эру. Он отчаянно нуждался в силе, которая помогла бы ему выжить в этом странном, негостеприимном для чужаков мире.

«Прежде чем мой Иллюзорный мир восстановится, мне придётся положиться на систему культивации этого мира.»

Мерлин уже принял решение. Тем не менее, он не будет импульсивным. Сначала ему хотелось поговорить с отцом Леона.

Солнце наконец село и в воздух более не прогревался его лучами, отчего возникало ощущение, что температура резко упала.

Огонь ревел в камине, озаряя лицо служанки, которое раскраснелось от жара пока она его растапливала. Чуть в стороне граф Стэнвин и хорошо сложенный мужчина в серебряных доспехах были увлечены разговором. Он явно был не из приятных, поскольку мужчин окружала напряжённая атмосфера.

«Милорд, мы уничтожили всех членов ополчения, которые находились в Боулдере. Однако с передовой пришли плохие новости.»

Сказал мужчина в доспехах, он был командиром рыцарей графа Стэнвина. Его звали Хэнсоном. Он также унаследовал родословную всемогущего зверя и обладал огромной силой, уступая только самому графу.

«Какие новости?»

Спрашивая, Граф Стэнвин сохранял спокойствие.

«Они от маршала Керри. Похоже, что Ополчение Блэкбэта вступило в сговор с варварским племенем. В линии обороны маршала Керри образовалась брешь. Боюсь, что даже маршал он не сможет противостоять их объединённым силам.»

Слова Хансона немедленно взбесили графа Стэнвина, но в слух он лишь холодно ответил:

«Варварское племя? Будь они прокляты раз решили объединиться с варварами. Цивилизованное общество вообще не может терпеть этих существ. Тем не менее, маршал Керри действительно не сможет сдержать их. Наш Боулдер и прилегающие территории станут линией фронта.»

Граф Стэнвин нахмурился. Само по себе ополчение не представляло особой угрозы, но вместе с варварами это могло обернуться катастрофой. Они были разумны, но поскольку родословная всемогущего зверя мутировала в их телах, большинство из них были дикими и неистовыми. Когда они приходили в ярость, они теряли рассудок после смены облика.

Это была основная черта, отделявшая цивилизованный мир от варварского. Те, кто унаследовал родословную всемогущего зверя в цивилизованном мире, даже после смены облика оставались людьми. Однако варвары растворялись в своих зверях, впадали в неистовство, рвали, терзали своих жертв и делать всё, что им нравится. Только спустя долгое время они постепенно приходили в себя.

Поэтому между цивилизованным миром и варварским племенем возникали частые конфликты. Если эти существа прорывались в город, он обязательно превращался в руины, а жители были вырезаны под чистую, не взирая на пол и возраст. Из-за этого цивилизованный мир и варварское племя всегда разделяли антагонистические отношения. И вот теперь неожиданно для всех, Ополчение Блэкбэта объединилось с ними.

«Что касается ситуации в Священной Империи Дракона, я думаю, милорд её и так ясно понимает. Отправка маршала Керри была их пределом. Послать больше войск за столь короткое время просто невозможно. Следовательно, как только линия обороны маршала Керри рухнет, наша территория действительно станет линией фронта.»

Командир Хэнсон пытался думать на перёд и искал выход в сложившейся ситуации.

«Хэнсон, что ты имеешь в виду?»

Граф Стэнвин совершенно не выглядел встревоженным, сохраняя спокойствие. Это несколько успокоило командира.

«Милорд, я думаю, мы должны подготовиться к отступлению …»

Хэнсон был предельно осторожен в своих словах. По его мнению, они должны были бы немедленно отступить. Граф Стэнвин был обычным дворянином, а не военным офицером Священной Империи Дракона. Следовательно, он не будет наказан если покинет свою территорию.

В худшем случае он просто потеряет саму территорию, если сбежит от сражения. Это стало бы серьезным ударом для всего клана Хильдербрандтов, потому что они долгие годы базировались в Боулдере.

«Отступление… Хм… Может и так. Надеюсь до этого не дойдёт, но ты прав подготовиться стоит.»

Граф Стэнвин всё это время оставался спокойным. Когда ополчение пыталось похитить Леона, и пришёл в ярость. Однако, не смотря на всю свою жажду мести он знал, что варвары ему не по зубам. Даже маршал Керри не смог удержать линию обороны.

Следовательно, им действительно скорее всего придётся покинуть территорию и отправиться в Священную Империю Дракона. Однако без территории его титул был пустым звуком. Вероятно, он потеряет честь и славу, которыми обладали аристократы.

«Отец.»

Мерлин вошёл в зал. На улице дул пронизывающий ветер, поэтому тепло от камина заставило его невольно расслабиться.

«Леон, вот и ты. Смотри, сегодня вернулся твой дядя Хэнсон.»

«Дядя Хэнсон.»

Мерлин слегка поклонился ему. Он знал, что Хэнсон — правая рука графа Стэнвина. Ранее он возглавлял отряд рыцарей, наблюдавших за ситуацией на передовой и раз он внезапно вернулся, значит там должно было случиться что-то важное.

«Леон, когда ты обручился с леди Риз, я находился на линии фронта. При следующей встрече обязательно подарю тебе подарок.»

Хэнсон вежливо улыбнулся, после чего почтительно попрощался, оставив в зале Мерлина и графа.

«Отец, что случилось?»

Мерлин сразу же почувствовал, что возвращение Хэнсона определенно как-то связано с ополчением Блэкбэта на передовой. В конце концов, ни для кого не было секретом, что в последние несколько недель ополчение столкнулось с армией маршала Керри.

«Все в порядке. Не волнуйся.»

Граф Стэнвин говорил с безмятежным выражением лица, глядя на Мерлина, полными нежности глазами.

Видя, что граф Стэнвин не желает говорить ему, Мерлин не стал настаивать. Многие мысли мелькали в его голове, но он не знал, с чего начать, чтобы свести тему к паразитизму.

Помолчав пару мгновений, Мерлин решил спросить прямо. В этом мире единственным, кому он мог полностью доверять, был граф Стэнвин.

«Отец, расскажи, как работает паразитизм?»

Граф Стэнвин мгновенно распахнул глаза шире, его взгляд стал резче, а тело начало излучать невидимую силу, душившую Мерлина.

«Леон, как ты узнал о паразитизме?»

Граф Стэнвин имел предельно серьёзный вид, когда он строго спрашивал сына.

«Отец, я сегодня ходил в Музей окаменелостей и слышал, как об этом упомянул куратор Эру. Насколько я понял, паразитизм, может помочь обладать силой наравне с родословной всемогущего зверя. Интересно, правда ли это?»

Мерлин не собирался этого скрывать. В конце концов, сегодня он был лишь в Музее окаменелостей. Рыцари, охранявшие его, обязательно доложат об этом графу. А рассказав об этом, Мерлин теперь мог смело и открыто задавать вопросы.

«Хм, этот чёртов старик, он прибыл из Священной Империи Дракона более десяти лет назад и всегда вёл себя тише воды, ниже травы. Неужели он думает, что я не знаю о его родословной всемогущего зверя? Просто он, кажется, всегда знал свое место, поэтому я его не беспокоил. Теперь же он осмелился подтолкнуть тебя, Леон, попробовать себя в паразитизме. Черт возьми!»

Выражение лица графа Стэнвина было неприятным. Мерлин чувствовал, что он был готов убить куратора Эру просто за то, что тот упомянул Мерлину о паразитизме.

«Отец, это не имеет ничего общего с куратором Эру. У меня нет родословной всемогущего зверя, и паразитизм — мой единственный выход.»

Мерлин говорил искренне. Может быть, именно его ровный голос заставил графа Стэнвина на мгновение замолчать, а потом продолжить уже спокойнее.

«Паразитизм… Леон, в процессе ты можешь умереть! Я обещал твоей матери, что буду защищать тебя, подарив тебе мирную жизнь без каких-либо забот. Что с того, что у тебя нет родословной всемогущего зверя? Я оставлю тебе достаточно богатства на будущее, и ты сможешь унаследовать мой титул графа. Не нужно беспокоиться о своих средствах к существованию. Забудь всё, что сказал тебе, этот ополоумевший старикашка. Нельзя выбирать паразитизм!»

Граф Стэнвин вёл себя решительно, не оставляя места для вопросов.