Глава 927. Паразитизм

В Осознании Мерлина несравненно массивный Двуглавый птеролик яростно ревел на него. На Мерлина обрушилось колоссальное давление. Кровожадность, жестокость и другие негативные эмоции бесконечно захлестывали его, пытаясь противодействовать воле Мерлина.

Однако, Мерлин не опасался этого противодействия. Забудьте о простом всемогущем звере низкого уровня — даже зверь среднего или высокого уровня, не мог бы сравниться с Мерлином в непоколебимости его воли.

Это стало возможным благодаря естественному порядку его Иллюзорного Мира.

Он был способен подавить серьёзный уровень ментального противодействия! Хотя от него осталась лишь нить, являющаяся самой фундаментальной силой Иллюзорного Мира, Двуглавый Птеролик не мог противостоять ей.

«Подавление!»

Мерлин хрипло крикнул, его голос окатил Двуглавого Птеролика со всех сторон. Мгновенно недавно восстановленный каркас Иллюзорного Мира быстро окружил зверя. Естественный порядок Мерлина доминировал в его осознании, контролируя всё, что в нём происходит, при этом являясь недоступным для естественного порядка этой Широты Космоса.

Двуглавый Птеролик совершенно не мог противостоять силе столь интенсивного воздействия. Его крики стали походить на жалкое хныканье. Первоначально он был настроен агрессивно, пытаясь подавить сознание Мерлина одним резким захватом, но теперь он послушно замер, начиная медленно сливаться с сознанием Мерлина.

Смысл паразитизма и заключался в том, что сознание человека и зверя должно быть слито. После слияния нужно было бы постоянно поддерживать и подавлять волю всемогущего зверя. Это было трудной задачей для большинства людей, но Мерлин, использовавший для подавления естественный порядок, не сталкивался с этой проблемой.

«Хотя у меня больше нет Матрицы, мой Иллюзорный мир — самый большой актив, оставшийся у меня!»

Мерлин открыл глаза. Что бы ни случилось, Иллюзорный мир оставался его ядром. Хотя Иллюзорный Мир не должен был быть обнаружен волей этого мира, он оставался способным на подавление воли всемогущего Зверя, не привлекая к себе внимание Широты Космоса.

Следовательно, паразитизм, столь опасный и фатальный для большинства людей, на самом деле идеально подходил для увеличения силы Мерлина.

«Двуглавый Птеролик!»

Мерлин резко встал. Он почувствовал, как по его рукам перетекала мистическая энергия, способная активироваться в соответствии с его желанием.

Руки Мерлина мгновенно превратилась в когтистые лапы, покрытые длинным мехом. Казалось, его когти могли легко прорезать металл.

«Уже можете частично перекинуться? Вы так быстро дошли до первого класса. Неплохо, мастер Леон, вам это удалось!»

Эру пристально посмотрел на Мерлина, и его глаза заблестели от прилива любопытства смешанного с восторгом. Мерлин действительно преуспел. Следует знать, что раньше он проводил уже несколько экспериментов, но все они потерпели неудачу. И вот теперь неожиданно это удалось Мерлину. Это было просто невероятно.

«Мастер Леон, как вы сейчас себя чувствуете?»

Эру был занят записью данных. Он уже записал всё, что мог, теперь осталось записать последние несколько пунктов, завершавших эксперимент.

«Хм?»

Мерлин подумал об этом и указал на свою голову.

«Есть ощущение наличия в моей голове ещё одного существа.»

Мерлин говорил о Двуглавом Птеролике. В настоящее время сознание зверя было переплетено с его собственным, а не полностью слито. В общем ощущалось это действительно странно.

Тем не менее, комплексной системы по совершенствованию путём паразитизма не было. Даже сам Эру просто интересовался этим предметом и поэтому изучал его годами.

Ситуация сосуществования с волей всемогущего зверя определенно не была оптимальным состоянием для человека. Оптимальным состоянием было бы полностью уничтожить волю всемогущего зверя, но при этом заполучить его огромную силу.

Конечно, это было пока нечто совершенно далекое от нынешних соображений Мерлина. Прямо сейчас он даже не знал, в какой степени возросла его сила после произошедшего.

Мерлин осторожно нанёс удар по воздуху. Скорость его когтей была невероятной. Движение было замечено его глазами, как размытое пятно. Обычные люди не смогли бы избежать такой стремительной атаки. Даже прочный нагрудник не выдержал бы остроты его когтей.

Более того, Двуглавый Птеролик был просто всемогущим зверем низкого уровня. Даже в полной форме его можно было сравнить в лучшем случае со всемогущим зверем среднего уровня. Этого было достаточно, чтобы продемонстрировать Мерлину, насколько грозными были родословные всемогущих зверей более высокого уровня.

«Особенность Двуглавого Птеролика — его скорость и острые когти. Тем не менее, в настоящее время вы способны обращаться только в первую форму, которая состоит из одних когтей. Ваша скорость не будет столь высокой. В лучшем случае в качестве оружия сможете использовать когти.» — спокойно сказал Эру Мерлину.

С единственной мыслью Мерлина, его когти быстро исчезли, и руки вернули свой первоначальный вид. Это было поистине чудесно.

«В чем разница между формами обращения? Я так понимаю, что количество подвластных форм, как-то соотносится с классом оборотня.»

Хотя Мерлин и раньше слышал, что-то об этом, подробностей в его памяти не было. В конце концов, поскольку Мерлин не унаследовал родословную своего клана дейнозухов, граф Стэнвин боялся, что Мерлин даст волю своему воображению. Поэтому он запретил людям упоминать родословную всемогущего зверя при нём.

В результате, в воспоминаниях Мерлина, было только недоработанное понимание дифференциации силы в крови всемогущего зверя. Он был очень плохо обо всём этом осведомлён. Теперь он не желал упускать этот шанс и сразу же попытался расспросить об этом Эру.

«О, это очень просто. Первая форма обращения обычно включает в себя руки, вторая — ноги, третья — туловище, а четвертая форма трансформирует все части тела, кроме головы. Пятая форма полностью трансформирует вас, превращаясь в настоящего всемогущего зверя. Это наиболее внешне очевидная форма оборотня.

После пятого класса дальнейшее совершенствование напрямую зависит от силы родословной. Пятая форма — это новая форма, называемая полной сменой, а те, что до пятой формы — полусменами!»

Классификация, предоставленная Эру была очень подробной, и Мерлин все сразу же уяснил. Смены имели пять форм, различались полусмены и полноценные смены. Независимо от того, полагался ли человек на родословную всемогущего зверя или на паразитизм воли всемогущего зверя, формы и классы от этого не изменялись.

Мерлин кивнул, затем задал вопрос, который его больше всего беспокоил.

«Как тем, кто пошёл по пути паразитизма увеличивать свои возможности?»

Это было сейчас приоритетной информацией для Мерлина. Тем, кто унаследовал родословную всемогущего зверя, не о чем было беспокоиться. Им просто нужно было постоянно тренироваться, чтобы они могли стать более могущественными, как граф Стэнвин.

Конечно, переход из четвертого класса в пятый был порогом, который переходили далеко не все.

Однако у тех, кто шёл по пути паразитизма не было родословной всемогущего зверя. Как им увеличивать свою силу?

«Мастер Леон, я уже объяснял это раньше. Вам придется полагаться на Питательный пруд. Несмотря на то, что вам удалось стать Хозяином, вам всё ещё не обойтись без его помощи. Его формула может производить богатые питательные вещества, стимулирующие родословную и силу вашего тела. Под незаметным влиянием воли всемогущего зверя вы постепенно станете сильнее. Однако без Питательного пруда от этого будет мало толку.

Эру держался за последний козырь. Ведь без формулы пруда, Мерлин не смог бы увеличить свою силу.

После этого он приложил максимум усилий для того, чтобы вынудить Мерлина покинуть Боулдер и отправиться с ним в столицу империи. Мерлину для этого нужно было только позволить старику изучить его состояние, и он мог бы взамен использовать формулу Питательного пруда, которую Эру передал бы ему. В этом случае за очень короткое время он смог расширить свои возможности.

«В этом нет необходимости. Хотя мне несколько жаль, что у меня нет вашей формулы, я думаю, что в будущем смогу найти другую. Куратор Эру, вы получили свои данные. Мы ничего друг другу не должны.»

С этими словами Мерлин встал и быстро покинул Музей окаменелостей.