Глава 935. Оборотень третьей формы!

Мерлин выпрыгнул из Питательного пруда. Теперь он выглядел очень странно, и его можно было назвать устрашающим. Только верхняя часть его тела и голова были человеческими, в то время как все остальные части тела были покрыты густым чёрным мехом. Его когти были теперь больше похожи на острые лезвия.

Его ноги были покрыты рельефными мышцами и таили в себе ужасающую взрывную силу. Как ни странно, Мерлин продолжал находиться в вертикальном положении, но, похоже, для этого зверя было привычней стоять на четырёх лапах.

Теперь, когда он частично превратился в Двухголового Птеролика, в его сознании появился врожденный боевой дар этого зверя. Он мог легко использовать его пугающую силу, хотя и не был с ней знаком.

Мерлин оттолкнулся двумя ногами, и его огромная фигура мгновенно превратилась в размытое пятно, мелькавшее по всей лаборатории. Его скорость была невероятной. Если бы была ночь, можно было бы почувствовать только движение воздуха.

«Как быстро!»

Мерлин был вне себя от радости. Хотя он давно знал, что основной характеристикой Двуглавого Птеролика является его скорость, он не ожидал, что она будет столь высокой. Теперь, даже если бы ему не удалось победить врага, он смог бы убежать.

Казалось, что выбор именно этого зверя был не лишён преимуществ. Пока он достиг всего лишь третьего класса. Если бы он мог полностью трансформироваться и вырастить два крыла, его скорость увеличилась бы ещё в несколько раз, и стала бы действительно ужасающей.

«Неплохо. Скорость превзошла все мои ожидания. Что касается силы…»

Мерлин с силой взмахнул когтями. От их соприкосновения с камнем посыпались белые искры, и из стены лаборатории была выдолблена часть кладки.

Острые когти Мерлина без труда вонзились в твердую стену.

Теперь у Мерлина наконец-то появилась некоторая уверенность в том, что он сможет защитить себя.

В конце концов, тому, кто унаследовал родословную всемогущего зверя, требовалось не менее двадцати лет, чтобы достичь третьего класса. Даже граф Стэнвин, который был гением, совершил прорыв к третьей форме своей родословной Дейнозухов только в двадцать шесть лет.

В этом было определённое преимущество Хозяев. Пока он мог обеспечить себе Питательный пруд и был способен подавить волю всемогущего зверя, сила его могла быстро увеличиваться. Не было необходимости долго накапливать её при помощи изнурительных тренировок.

Конечно, не всем повезло так, как Мерлину. Нестабильность воли всемогущего зверя всегда была величайшей проблемой для Хозяев, потому что, как только их сила увеличивалась, воля всемогущего зверя также становилась сильнее и начинала представлять для них большую угрозу.

Однако Мерлину совсем не нужно было об этом беспокоиться. Даже если бы воля Двуглавого Птеролика была в сто раз сильнее, это не представляло бы для него угрозы. Таким образом, самый нестабильный фактор для Хозяев вообще не составлял проблемы для него.

Мерлин быстро сменил облик. По среди подвала стоял обнажённый парень со светлой кожей и худощавым подтянутым телом, но это не значило, что он был слаб.

Напротив, казалось, что Питательный Пруд не только увеличил силу родословной и его силу после трансформации, но также слегка улучшил физические качества Мерлина. Теперь по своей силе это тело, мало чем уступало рыцарю.

«Мерлин.»

Внезапно в голове Мерлина раздался голос Титуса. В нём явно чувствовалась радость.

Мерлин был удивлен. Тит обычно не проявлял инициативы к ведению праздных бесед. Может быть, в Иллюзорном мире произошли какие-то изменения?

Подумав об этом, он немедленно погрузился в свое Осознание и увидел, что его Иллюзорный мир не претерпел никаких изменений, по крайней мере на первый взгляд.

«Тит, в чем дело?» — спросил Мерлин, хмурясь.

«Мерлин, ты не чувствовал этого? Иллюзорный мир изменился.»

«Что?»

Мерлин сосредоточился и обратил всё своё внимание вглубь и только тогда почувствовал изменения в Иллюзорном мире.

«Он снова стал стабильным?»

Мерлин был поражён до глубины души. Раньше, пока он находился в Зоне Пустоты его Иллюзорный мир постоянно расширялся и в конце концов увеличился до одной десятой размера Зоны Пустоты. Это были действительно серьёзные улучшения.

Однако они касались только расширение мира, и, казалось, не было никакого прогресса в его стабильности. Раньше Мерлин чувствовал, что это происходило из-за того, что естественный порядок в Иллюзорном мире был недостаточно сильным. По мере его укрепления, Иллюзорный мир постепенно становился более стабильным.

Стабильность мира также была очень важна для Широты Космоса. Ранее сила Мерлина стала настолько устрашающей, что даже Зона Пустоты не могла его уничтожить, но Мерлин также не смог прорваться сквозь неё.

В конце концов, Зона Пустоты взяла на себя инициативу «выдворить» Мерлина. Если бы не это, он не смог бы вырваться за его пределы, полагаясь на собственные силы.

Это произошло потому, что Зона Пустоты была слишком стабильной.

«Это из-за… тела?»

Сердце Мерлина подпрыгнуло. Он никогда не думал об этой возможности. Было ли его тело напрямую связано с Иллюзорным миром?

Вначале, когда Мерлин строил свой Иллюзорный мир, его тело не было важным составляющим этого процесса. В конце концов, он оставил свое тело и жил исключительно как Сила Разума.

Однако вплоть до финальной битвы с волей Зоны Пустоты, Иллюзорный мир Мерлина не смог превратиться из иллюзии в реальность, и он так и не понял, почему.

Иллюзорный мир обладал волей, сопоставимой с волей Широты Космоса. Плюс к этому, он достиг десятой части Зоны Пустоты. Казалось, чего-то не хватает.

У Мерлина никогда не было никаких идей относительно этого. Однако сейчас его разум вспыхнул догадкой, и он, казалось, наконец что-то понял.

Иллюзорный мир был недостаточно стабильным и не мог в этом плане соперничать с Широтой Космоса. Возможно, поэтому Мерлина преследовали неудачи.

Стабильность Иллюзорного Мира, казалось, имела некоторую связь с силой тела, но было ли это правдой или нет, Мерлин всё ещё не мог сделать однозначный вывод. Он мог только продолжать наблюдать за этим явлением.

Если связь была, то покинуть своё старое тело было ошибкой. Однако этот мир дал Мерлину шанс исправить её.

«Кажется, прибытие в этот Мир Всемогущих Зверей было не такой уж и плохой идеей…»

Мерлин впервые почувствовал, что для него не было ошибкой прорваться в эту Широту Космоса.