Глава 939. Бусина (часть 2)

Охранники удалились, оставив их в зале вчетвером. Атмосфера была предельно серьёзной.

«Граф Стэнвин, эти люди приходили за величайшим секретом клана Лестер — Бусиной бесчестья! Благородный прародитель нашего клана был Хозяином с мощными способностями. Он поддерживал королевскую семью при создании Священной Империи Дракона. Более того, ему был присвоен высший титул герцога. Жаль, что за столько лет ни у кого в нашем клане не было исключительной родословной всемогущего зверя. Что касается некоторых предков, выбравших паразитизм, они потерпели поражение и умерли. Поэтому наш титул постепенно уменьшался, достигнув графского.

Что касается самого артефакта — когда наш прародитель был могущественным, он целенаправленно собирал волю некоторых всемогущих зверей из разных опасных мест. Воля некоторых из них действительно устрашает. Однако последующие поколения так и не преуспели на пути паразитизма. Даже если они и пытались это сделать, они вскоре погибали, поражённые волей всемогущего зверя. Что до меня, у меня не хватило смелости стать Хозяином. К настоящему времени мой клан страдает от недостатка наследников — у меня есть только дочь Баратха. Бусина бесчестия теперь попала в поле зрения Мунгуса. Я верю, что в будущем он пошлёт ещё больше людей, чтобы вновь попытаться захватить её. Я не смогу защитить этот артефакт. Поэтому, граф Стэнвин, у меня есть просьба.»

С этими словами граф Альтадин многозначительно посмотрел на Мерлина.

Граф Стэнвин уже догадался, куда идет граф Альтадин, и тоже взглянул на Мерлина.

«Леон, ты бы хотел жениться на Баратхе? Ранее я видел, что ты являешься Хозяином, и твой всемогущий зверь должно быть Двухголовый птеролик. Хотя он не так уж и плох, в конечном итоге это всемогущий зверь низкого уровня с ограниченным потенциалом. Бусина бесчестия нашего клана Лестер содержит в себе даже волю всемогущего зверя высокого уровня, который однажды паразитировал на одном из наших предков. Естественно, его потенциал намного превосходит Двуглавого птеролика. Если ты захочешь жениться на Баратхе, я передам тебе Бусину бесчестия, и ты сможешь выбрать волю любого всемогущего зверя, из содержащихся в ней. При условии, что в будущем один из детей, рождённых вами, станет наследником моего клана Лестер.»

В самом деле, граф Алтадин и так хотел его в мужья своей дочери, но после того, как Мерлин раскрыл свою силу, граф загорелся этой идеей ещё сильнее.

Такое сокровище, как Бусина бесчестья, было невероятным искушением для Хозяина, почти непреодолимым. Мерлин знал, что ему будет трудно найти сильную волю всемогущего зверя. В противном случае, генерал Мунгус не прикладывал бы столько сил для получения этого артефакта.

«Что думаете, граф Стэнвин?»

Граф Альтадин тут же вынул черную непрозрачную бусину, которая на первый взгляд выглядела совершенно обычной. Тем не менее, Мерлин мог улавливать всплески воли удивительных существ, которые, должно быть, были запечатаны внутри. Многие из них действительно были всемогущими зверями среднего или даже высокого уровня. Этот прародитель клана графа Алтадина был поистине впечатляющим человеком. Он, должно быть, намного превзошел большинство оборотней своего времени.

Тем не менее, граф Стэнвин перевёл взгляд на Мерлина, мягко спрашивая:

«Леон, что ты думаешь о предложении графа?»

Мерлина действительно искушал этот артефакт. В конце концов, ему было бы сложно найти волю других, более грозных всемогущих зверей, так же как было бы сложно найти другие формулы для Питательного пруда.

Хотя Куратор Эру пообещал, что, если Мерлин последует за ним в столицу, то он даст ему волю всемогущего зверя среднего уровня. Тем не менее, даже воля всемогущих зверей, которыми обладал Эру, сильно уступала тем, что запечатаны в этом артефакте.

Однако Мерлин подумал о леди Риз, невесте, с которой он был помолвлен, как только прибыл в Мир Всемогущих Зверей.

«Граф Альтадин, у меня уже есть невеста.»

Мерлин заговорил только спустя некоторое время. Лицо Баратхи несколько напряглось, она заламывала свои изящные руки, что выдавало её нервозность.

Граф Стэнвин нахмурился. Он не слишком беспокоился о невесте его сына. Среди аристократов наличие нескольких женщин было вполне приемлемо. Хотя Мерлин и Риз обручились ранее в городе Боулдер, к настоящему времени тот пал перед врагом. Граф Стэнвин потерял свою территорию, а Риз последовала за ними в столицу.

«Ха-ха, граф Стэнвин говорил мне об этом. Леон, я знаю, что у тебя есть невеста, но как аристократ разве ты не имеешь право на нескольких? Более того, Баратха не будет возражать против этого.»

Граф Альтадин считал, что невеста Мерлина не является большим препятствием.

Мерлин чувствовал некоторую безысходность. В своей предыдущей жизни он не испытывал особой привязанности к двум своим жёнам. Теперь, в Мире Всемогущих Зверей, ему приходилось проживать тот же сценарий.

«Леон, я лично поговорю с леди Риз. Она тоже не будет возражать.»

Граф Стэнвин старался убедить сына. Он и так был бы очень доволен заполучить Баратху в невестки, но теперь он был ещё более счастлив от того, что граф Алтадин был готов передать Бусину бесчестия. Это было очень ценное фамильное сокровище клана Лестер. Даже оборотень с полной сменой, такой, как генерал Мунгус не останавливался ни перед чем, пытаясь заполучить её.

Если бы Леон смог завладеть ею, это, несомненно, было бы огромным подспорьем для его паразитизма.

Увидев, что Мерлин по-прежнему сбит с толку и нерешительно переминается с ноги на ногу, граф Стэнвин немедленно сказал:

«Хорошо, Леон. Тогда мы сделаем это!»

Брак между аристократами иногда был таким простым делом. Графу Альтадину нужен был кто-то могущественный, чтобы поддержать весь клан Лестер, а графу Стэнвину нужна была поддержка надежного союзника в столице. Только в этом случае он смог бы утвердить здесь своё положение.

Все получили то, что хотели. Что касается Мерлина, то он тоже выиграет от этого союза. В глазах аристократов чувства не заслуживали упоминания, если человек оставался верным целям своего клана.

Для того чтобы выразить свою искренность и показать расположение, граф Альтадин сразу же передал Мерлину артефакт.

«Давайте выберем удачный день для свадьбы Леона и Баратхи. Я сразу отдаю тебе Бусину. Тем не менее, я надеюсь, что до свадьбы, Леон, ты не станешь экспериментировать с ней.»

Выражение лица Алтадина было довольно мрачным. Хотя он был обычным человеком, прародитель клана Лестер был грозным и постоянно меняющимся Хозяином. Таким образом, у него было беспрецедентное понимание паразитизма.

Он знал об опасностях, которые таил в себе этот путь. В любой момент можно было погибнуть. В частности, изменение воли одного всемогущего зверя на другого было вопросом как риска, так и удачи. А графу было важно, чтобы Леон успел оставить ему наследника.

Для аристократов родословная всегда была самым важным аспектом. Все остальные вопросы можно было отложить и на потом.