Глава 1001

Хаджар несмотря на то, что провел целый год в тренировках с Тенью Бессмертного Мечника, знал не так уж много. Что-то о Стране Бессмертных, о обычаях и правилах. Немного об испытаниях Небес и Земли, который должен пройти адепт, чтобы выйти из-под влияния этих самых Небес и Земли.

Парадоксально, но после того, как адепт выходил из-под влияния двух первозданных сущностей и время больше было не властно над его душой и телом, то адепт попадал под… законы Неба и Земли и более уже не мог вмешиваться в судьбы смертного мира.

Правда, благодаря Хельмеру, Хаджар узнал, насколько все это может быть свободно трактовано.

— Вижу, что немного, — кивнул Крыло Ворона. — Сегодня, веришь ты мне или нет, но мы встретились случайно. Я прибыл в Дарнас по заданию своего Учителя и никак не думал встретить тебя здесь, брат мой. Но, может это провидение, а может и мудрость Учителя, но мы встретились, а у меня перед тобой остался долг с нашей первой встречи.

— Не помню такого.

— Зато я помню, — взгляд фанатика стал тяжелым. Его нечеловеческий, синий глаз сверкнул оплавленным металлом. — Я позволил этому червю биться с тобой, брат мой, — рука адепта невольно дернулась к маске. — впрочем, я уже заплатил половину своей цены за проступок… но сейчас не об этом.

Хаджар еще раз посмотрел на Крыло Ворона. Он испытывал двоякое ощущение. С одной стороны он почему-то верил этому человеку. Его логика относительно вражды была почти так же извращена, как у степных орков по отношению к охоте на людей, но, все же, он имел какие-то понятия о чести и следовал им.

Одно это уже внушало определенную толику уважения.

С другой стороны — Крыло Ворона являлся последователем фанатиков, стремящихся к освобождению первого из Дарханов с Горы Черепов.

— Когда-то давно, Хаджар, ступень Безымянного имела другое название, –Крыло налил себе еще немного чая. Каждое его движение выглядело плавным, но четким. Было видно, что фанатику не чужды правила чайной церемонии –довольно редкой традиции в нынешнее время. Сколько, все-таки, ему уже веков… — Её называли Небесным Королем. А последующую — Звездным Императором. Но это было очень и очень давно. В те времена, когда еще не жил даже мой Учитель — а он самый древний из нас.

— И о чем мне это должно сказать? — Хаджар, все же, принял пиалу чая.

На удивление в таверне подавали совсем недурственный напиток.

— Лишь о том, что когда-то, Хаджар, люди не знали, как им стать Бессмертным и приблизиться к тому, чтобы взойти на Седьмое Небо.

Хаджар нахмурился.

— За ступенью, которую сейчас называют Безымянной, находится ступень Небесного Императора. Того, кто может в любой момент, по своему желанию, призвать испытание Небес и Земли и, став Бессмертным, начать восхождение по девяти стадиям Божественного Воителя.

— Девять стадий? — Хаджар, мысленно, отдал приказ нейросети записать этот разговор под грифом высочайшего приоритета. — Но в каждой ступени, только четыре и…

— И, будучи Повелителем, ты уже должен был начать ощущать, насколько широки эти делания и насколько, на самом деле, больше граней у силы, чем представляется тем, кто только начинает восходить к вершине. Бессмертного, Хаджар, коим является Божественный Воитель, не разделишь на эти четыре убогие: начальная, средняя, развитая, пиковая. Нет, они делятся на девять ступеней. Не имеющих названия, лишь порядковый номер. И тот, кто достигает девятой, становится Богом. В этом истинная цель нашего существования, Хаджар. Цель пути развития. Когда даже маленький сверчок может стать Богом. В этом сокрыта истинная суть пути развития, философия нашего мира.

Слова, которые произносил Крыло Ворона, как и говорил Пепел — имели большую силу. Любое существо может стать богом? Но если это так, то в чем смысл преклонения перед теми, чье место ты можешь занять и сам.

— И как ты думаешь, Хаджар, много ли Богов хочет, чтобы к ним бесконечно присоединялись все новые и новые воины и маги. Чтобы появлялись новые мудрецы и провидцы. Те, кто принесет больше знаний, больше силы, чем есть у старых Богов?

Хаджар знал ответ на этот вопрос.

Знал его и Крыло Ворона.

— Через семьсот семьдесят семь лет, Хаджар, начнется Парад Демонов. Время, когда истончается грань между четырьмя мирам. Когда фейри и духи, демоны и боги, вновь пройдут по земле смертного мира.

— Что ты хочешь этим сказать?

— То, что ты уже услышал, — Крыло Ворона отставил пиалу и, подняв тяжелый меч за тесемки, водрузил его за спину. — Орден Ворона примет участие в этом параде, Хаджар Дархан… Все примут. Ибо уже пали древние стены и проснулся последний король. Слова, сказанные первым человеком, сбываются. И тебе придется выбрать под чьим штандартом ты пойдешь на последнюю войну этого мира. И, чтобы ты понимал, о чем я говорю — твой учитель, Великий Мечник Орун, используя всю, — Крыло Ворона сделал явное ударение на этом слове. — свою силу, проиграл в схватке слабейшему из нашего первого круга. Что же до Учителя — еще сорок веков назад, будучи лишь Безымянным, он повергал Бессмертных. Ныне он — Небесный Император.

— Это невозможно.

— Так же невозможно, как Повелитель, который разрушит в одиночку древнюю секту, — Крыло Ворона бросил несколько монет на стол и, развернувшись, перед тем, как исчезнуть среди столов, проговорил не оборачиваясь. — Мы еще встретимся, Северный Ветер. Помни о том, где твои братья и сестры, а где те, кто хотят нас уничтожить. Учитель будет рад рассказать и показать тебе больше, чем ты можешь себе представить.

Хаджар остался сидеть напротив вдрызг пьяной принцессы, которая что-то нечленораздельно бурчала. Рядом с ним стояло копье, способное поразить любую цель, если ты заплатишь за это самым ценным, что у тебя есть.

Он только что общался с представителем Ордена, который был даже старше, чем Страна Драконов. И услышал вещи, которые на корню переворачивали его представление об окружающем мире.

А еще Крыло Ворона обмолвился о чем-то таком, что соотносилось со словами Карейна, который тот произнес перед тем, как, в прямом смысле, вытолкнуть Хаджара из страны фейри.

— Демонов Тарез, — прорычал Хаджар. — демонов Орден, Морган, Император Драконов, Хельмер и Яшмовый Император.

* * *

— Ничего не было, — не спрашивала, а утверждала Акена.

— Разумеется, моя принцесса, — поклонился Хаджар.

На простых лошадях они подъезжали к главным воротам Даанатана, хотя с утра обнаружили друг друга спящими в обнимку где-то в лесу на границе столицы. И, самое неловкое было то, что спали они без всякой одежды.

Хаджар, размышляя о разговоре, который их ждал с Морганом, совсем не обратил внимания на то, что на этот раз принцесса его не поправила.