Глава 1123

Хаджар прошел сквозь множество битв. Он сражался плечом к плечу с Неро против сектантов и кочевников, бился с Эйненом против бедуинов, бандитов, Санкеша и всевозможных тварей.

Он прошел через горы Грэвэн’Дора, он видел страну Фэйри, он побывал в гробнице Первого Императора Драконов, он выжил в сокровищнице Эрхарда. Горы Да’Кхасси покорились ему, джунгли Карнака не смогли отобрать жизни.

Весь этот путь, все это время, ветер не покидал своего собрата. Он давал ему возможность прорваться сквозь холодные объятья костлявой, чтобы встретить новый рассвет.

— Драконий рассвет!

Ученья Травеса… странно, но Хаджар до сих пор о них вспоминал. О той сцене, где дракон, изгнанник и герой своей родины, провел десятилетия взирая на дерево, растущее на вершине гор и не знающее ничего, кроме вечной осени.

Это тоже было частью его пути.

И этот путь вылился в… маленькую полоску едва видимого синего света. Не толще швейной нити, не длиннее конского волоса. Но, ветер будто шептал, когда нить, сорвавшись с острия Хаджара, унеслась к золотому клинку.

Он шептал:

Стефа — и её вечно радостный, неунывающий характер звучал в этом имени.

Сента — гордая, но любящая мать.

Эйне — слегка грустная, наивная девушка, мечтающая о сказках.

Догар — могучий медведь, не знающий ничего, кроме чести.

Неро… Сера… Робин… Лида… Тим… Лиан… Лин… Гэлион… Тур… Саймон… Лергон… Дубар… Дарий… Ралпи… Шакар… Шакх… Ильмена… Эйнен… Харад… Сулар… Рахаим… Зурх… Санкеш… Аликша… Рагар… Тилис… Рамухан… Кариса… Харлим… Дора… Том… Анис… Прайс… Чин’Аме… Хашим… Бромхэд… Имир… Эрхард… Степной Клык… Акена… Морган… Хельмер… Враг… Крыло Ворона… Фрея… Примус… Элизабет… Хавер… Элейн… Шакур…

Эти имена, что могло быть истиннее них.

Эти имена, среди многих других, — путь Хаджара, который он прошел от того момента, как сделал первый вздох в этом мире, до того, как встретился лицом к лицу с сильнейшим человеком среди всех Семи Империй.

С того момента, как впервые взял в руки меч, как услышал шепот ветра.

Ветра, который рождался внутри него самого.

Золотой клинок Алого Мечника рассыпался в прах, а синяя полоса исчезла где–то среди бесконечного неба, слившись с его неприкрытой тучами синевой.

Хаджар вонзил меч в землю. Но не чтобы повторить жест Тана, а просто иначе он бы упал лицом в пыль. Он высвободил имя ветра из недр своей души и позволил тому вновь отправиться в свои бесконечные странствия.

Из уголка рта Хаджара текла струйка темной, жирной крови.

— Это красивые имена, Великий Мечник Дархан, — прошептал Алый Мечник. Впервые на его броне появились царапины, а из–под забрала упала одна единственная алая капля. — Я услышал твой путь. Он честен и благороден. Ты сражаешься на ради себя. Не ради своей славы. Не чтобы помнили тебя… а чтобы не ушли те, кто шел с тобой плечом к плечу. Из всех воинов, которых я отправил и отправлю к праотцам, лишь тебя я буду вспоминать в те времена, когда потеряю ориентир на своем пути.

— Я… пока… не собираюсь к праотцам, — Хаджар выпрямился и вытащил меч из земли. Он восстановил свое дыхание. Запасов энергии оставалось меньше четверти, а энергетическое тело дрожало от давления битвы.

— Не один ты знаешь истинные слова, Великий Мечник Дархан, — Алый Мечник поднял перед собой двуручный клинок так, будто бы тот весил не десяток тонн, а меньше перышка.

— Я убедился в этом в долине Дельфи, — Хаджар вытер губы, а затем сплюнул слюной, смешанной с кровью.

Во рту остался медный привкус.

— Долина Дельфи… трагедия, которая должна была свершиться ради… — Тан замолчал, а затем продолжил уже совсем в ином тоне. — Там я показал тебе лишь крохотную часть того, что ты увидишь сейчас. Моя техника, которую я создал за все годы погони за тенью Тирисфаля, имеет всего три удара. И это — её последний. Тризна Двух Тысяч!

Миллионы взглядов, обращенных к степям Ласкана, увидели, как за спиной Алого Мечника вновь поднялись две тысячи золотых воинов. А затем еще две и еще, и еще, и так, до тех пор, пока все свободное пространство степей не было заполнено золотым воинством.

И, когда все думали, что вот–вот и призванная армия ринется в бой, произошло нечто, чего они никак не могли ожидать. На броне воинов начали появляться следы от вражеского железа. Порезы, пробоины, рваные, жуткие края. Из которых сочилась кровь.

Ручьи крови от умирающих золотых воинов сливались в реки, они перетекали в огромное озеро, пока то не поднялось волной бескрайнего океана.

Слова о том, что оно достигло неба, не смогли бы описать его высоты. Слова о том, что оно простиралось куда–то за левый и правый горизонты — едва–едва задевала края его истинной широты.

Все семь королевств объединились в этом невероятном ударе. Способным смыть целые города и даже страны. Ничто не могло устоять перед этим кровавым океаном.

И весь он, своим сосредоточием на всего одну цель — маленькую фигуру, стоявшую посреди уставшей от битвы степи.

— Щиты! — закричали по обе стороны.

— Всю энергию в щиты! Используйте защитные амулеты и артефакты!

Обе армии, что Ласканская, что армия Дарнасса полностью исчерпали весь свой запас защитных карт. Начиная личными амулетами воинов, заканчивая огромными стационарными волшебными иероглифами, которые накрывали куполами невероятные массивы земли.

Но даже так — когда кровавое пространство накрыло собой обе армии, то воины и легионеры чувствовали, что смерть стоит где–то совсем близко. Рядом. Почти вплотную.

Дышит ледяным дыханием в затылок.

Щиты, в которых сосредоточилась сила сильнейших воинов обеих империй, дрожали и прогибались под ударом всего одного мечника.

Великого Мечника Тана.

Каждый из солдат, легионеров, офицеров, генералов, даже Великих Героев, вдруг поняли, насколько они были невзрачны и миниатюрны на фоне этой мощи. Силы, столь запредельной, что сама мысль о ней казалась граничащей с бредом безумца.

— Ничто не выдержит такой атаки, — прошептал Теций. — сколько бы ни был монструозен ученик Оруна, но это… это за пределами возможностей адептов Семи Империй… Эта сила… она может ранить даже воинов из числа стражей Руб…

Вокруг Теция вспыхнули золотые огоньки, напоминающие о принесенных клятвах, и принц замолчал. Он не должен был забывать о том, какие слова принес пришедшим во Запретный Город посланникам.

И, пусть этих слов была лишь половина от тех, которые, когда–то произнес на своей крови его отец, как Император, но и их было вполне достаточно.

Впрочем, Великие Герои и сами понимали, о чем идет речь. Как и Теций, приняв титул и привилегии, они так же принесли необходимые клятвы.

Но не Императору, как думало большинство населения.

Населения, которые понятия не имели о Рубиновом Дворце.

— У Дархана нет ни единого шанса…

Таков был вердикт.

Вердикт, который ему вынесли еще до тог, как он родился в теле, способном ходить.

«У него нет ни единого шанса» — Хаджар, Боря, Борей, Дархан, так к этому привык, что уже не мог представить себе той ситуации, когда жизнь давала бы ему этот самый шанс.

Но если шанс не дается свыше, то… Хаджар заберет его сам. Вырвет из цепких лап судьбы, смерти, богов, демонов — не важно.