Глава 1152

Библиотека, уставленная стеллажами со свитками, табличками и узелковыми прядями, не особо поражала своим размахом. Хаджар видел и более крупные собрания, но… удивительным было совсем другое.

Все, что здесь находилось, не принадлежало перу, стилусу или руке человека. Это были знания, созданные демонами.

Лорд Шахуг’Нагутан сидел на подушках, курил нечто похожее на кальян и, выдыхая ароматный дым, читал свиток из бамбуковых плашек, связанных конопляной, тончайшей веревкой.

— Достопочтенный Хадгир из Да’Кхасси, — произнес он, когда двери за спиной Хаджара закрылись, оставив двоих наедине со знаниями демонического рода. — Проходи, садись. Будь моим гостем.

Он указал на подушку напротив него. Хаджар сперва опешил от подобной вежливости. Он ощущал силу, которая исходила от этого существа.

Сам Лорд, как и его приближенный слуга, ничем не отличался от человека. Во всяком случае — внешне. Обычные, пусть и мускулистые, руки и ноги. Крепкий торс закаленного в боях воина. Красивое, даже слишком, лицо, с плавными, но четкими чертами. Густые рыжие волосы, собранные в немного растрепанный хвост.

Только глаза.

Зеркала души.

Только они отражали истинную суть этого существа. Нечеловеческие, со слишком темным белком, чтобы вообще называть его «белком», они сверкали сероватым зрачком в форме звезды и обладали радужкой цвета моря после шторма.

Хаджар сел напротив. Он положил трость рядом с собой, но так, чтобы в случае чего, успеть дотянуться до неё рукой. Можно было смело утверждать, что, не считая Древних, это было сильнейшее существо из тех, что он встречал.

Даже Чин’Аме, со всей его мощью драконьего волшебника, был слабее этого демона. Может быть немногим, на четверть или около того, но — слабее.

Что, получается, ставило волшебника на ступень Небесного Императора?

Любопытное наблюдение, о котором Хаджар задумается позже.

Выдохнув облако дыма, Шахуг’Нагутан оторвался от чтения демонических рун и посмотрел на Хаджара. Их взгляды встретились. Синие и почти черные. И никто из них даже не подумал прервать молчаливую схватку.

— Твоя жизнь была интересна, старик, — хмыкнул Шахуг’Нагутан, мгновенно теряя весь налет того галантного лоска, в котором Хаджар «купался» последние две недели пребывания в Городе Демонов. — Я чувствую в тебе глубокие мистерии Пути Меча. Возможно даже лишь чуть менее глубокие, чем у моего верного слуги.

— Спасибо за лестные слова, достопочтенный лорд, — склонил голову Хаджар, а Шахуг’Нагутан, как и положено любому правителю, принял благодарность как должное.

— Но есть и другое — я ощущаю мистерии музыки… Ронг’Жа. Как по мне — странное сочетание, — лорд снова затянулся. В кальяне забулькало нечто, похожее на вино, но учитывая медный запах дыма, скорее всего — чья-то кровь. — Воин меча и музыкант.

— Первое спасает мне жизнь, мой лорд, второе — душу.

— Душу? — переспросил демон, а затем рассмеялся в голос. — Старик, ты мудр или глуп — не знаю, но слушать тебя забавно.

Хаджар молча поклонился.

— Расскажи мне откуда ты родом, Хадгир из Да’Кхасси, ибо ты мне кажешься знакомым, но от чего — не знаю.

Благо, что Хаджар уже давно не был молодым юнцом, на которого надели медальон генерала и отправили вершить подвиги во славу отечества. Годы странствий научили его многому. Но, самое главное — считать хотя бы на несколько шагов вперед.

— Я родом из земель барона Удир’Нагат’Дуна…

— А, Угут’Дунские пустоши, — перебил лорд. — я бывал когда-то там… может десять, может двадцать тысяч лет назад. Может тогда мы встречались?

— Простите мне мою старческую память, — Хаджар вновь низко поклонился. — но я не помню штандартов рода Нагутан в землях барона. Возможно, в те времена я странствовал и не застал вашего визита.

— Возможно, — довольно ответил лорд.

Благо Аркемейя, прожив достаточный срок среди демонов Да’Кхасси, использовала их библиотеку не только как место, где можно скрыться от своих доброжелательных братьев и сестер. Она почерпнула там достаточно знаний по истории, чтобы состряпать, вместе с Хаджаром, хорошую легенду.

А Хаджар потрудился запомнить, что история рода Нагутан и рода Да’Кхасси’Угут’Дун никогда не пересекались.

Что же, может демон, сидящий перед ним, и был древним созданием, но приемы использовал избитые временем… каламбур, однако.

— Не так давно, чуть больше двух веков назад, наш барон Удир’Нагат’Дун проиграл в битве соседу и, опасаясь рабства, я, вместе со своей женой, сбежал в мир людей. Мы скитались по региону Белого Дракона все это время, но когда началась война между Дарнасом и Ласканом, решили поискать счастья дальше на западе. И так, по слухам и кривотолкам, узнали о вашем славном городе. Решили обосноваться здесь и попробовать начать новую жизнь.

— В роли алхимика и лекаря? — лорд кивнул на медальон, покоящийся на груди Хаджара.

— Мое сердце устало от битва, достопочтенный лорд. Я ищу лишь покоя и умиротворения и спокойной жизни со своей женой. Мы не ищем многого. Лишь возможности дожить свой срок без необходимости проливать кровь.

— Хм… — Шахуг’Нагутан перевернулся на спину и направил взор на потолок, расписанный кистью какого-то мастера. — слухи, которые разнесли по городу после начала эпидемия, дошли и до моего уха, достопочтенный Хадгир…

Лорд выдержал паузу. Немного театральную, но направленную на то, чтобы Хаджар начал нервничать.

Но он не нервничал.

Далеко не в первый раз он общался с кем-то, кто был наделен большой властью обладал неимоверной силой.

Здесь нечего было волноваться.

Если бы Шахуг’Нагутан хотел, то Хаджар бы уже сражался с его охранниками или самим камердинером. Что же до самого лорда, то тот вряд ли бы взял в руки алебарду, которая так красноречиво покоилась на стойке поодаль от свитков.

Слишком много чести для какого-то бродяги — биться с лордом.

— … неужели твоя жена действительно настолько уродлива, старик?

— Молодые любят глазами, мой лорд, а старики — душой.

Лорд снова засмеялся.

— Ты смешно говоришь, достопочтенный Хадгир из Да’Кхасси… и, все же, кажешься мне весьма знакомым… но ладно, это все не суть. Я и так слишком задержал тебя. Отнимать время у того, кто играет с ним в смертельные салочки — в этом нет уважения. А демон без уважения… чем он отличается от лже-бога?

Хаджар промолчал, оставив риторический вопрос висеть в воздухе звенящей нотой.

— Я позвал тебя с той же просьбой, достопочтенный Хадгир, с которой к твоей лавке выстраивается очередь.

— Неужели и лорда поразила Старая Хворь?

— Старая Хворь? Хорошее название, — хмыкнул Шахуг’Нагутан. — да, ты прав, старик. Мой придворный лекарь обещает вылечить её только через полтора месяца. Она не сильно мне вредит, скорее просто раздражает, но… — лорд еще раз затянулся и сменил тон на шепот. — не для кого не секрет, достопочтенный Хадгир, что через неделю, в день, когда в мире смертных произойдет кровавое затмение и грань между мирами истончится, я хочу пройти испытание Небес и Земли и попытаться стать Бессмертным, получив титул Герцога.

Как запомнил Хаджар со слов Аркемейи, дворянские титулы у демонов имели несколько иное происхождение, нежели у смертных. Они отображали силу, которой обладали демоны.

Барон, это что-то вроде Безымянного адепта. Лорд — Небесный Император. Герцог — Бессмертный и Князь… ну, князь у них имелся всего один и, кажется, приходился ровесником Яшмовому Императору.

Что же до кровавого затмения, то последнее такое приходилось на…

Хаджар вздрогнул.

Нет, этого просто не могло быть… Таких совпадений не бывает…

— Приступим, достопочтенный лекарь, столь странно кажущийся мне знакомым? — широко улыбнулся Шахуг’Нагутан.

— Приступим, мой лорд, — кивнул Хаджар.