Глава 1157

Демон высвободил мистерии и волю. Сплетясь воедино, они накрыли волной Хаджара. Но так, чтобы не задеть ближайшие здания. Чистая, концентрированная сила и уровень контроля настолько высокий, что не устоял бы ни один из нынешних Великих Героев региона Белого Дракона.

Да’Кхасси не просто использовал свое королевство, чтобы подавить противника. Нет, для него это было дополнительное оружие. Атакующий элемент, которым можно было закончить схватку еще до того, как она вообще началась.

Сконцентрированная воля и мистерии была настолько плотны, что предстали в образе едва различимого глазу огромного топора. Тот накрыл Хаджара не встретив ни капли сопротивления.

Демон скривился так, будто ожидал вкусить изысканное блюдо, а ему подсунули кашу из обрезка свиной ноги и кедрового корня.

Хаджар же стоял в центре этой давящей, рубящей силы. Королевство, которое могло достигнуть в размерах десятка километров, демон смог сжать до пяти метров в длину и метр в ширину.

Одними лишь подобными мистериями и волей можно было разрубить стену столицы Ласкана.

— Все же сл…

Демон не договорил.

Он видел перед собой старика, который некогда, наверняка, ходил по земле могучим мечником. Так что когда он ударил мистериями и волей, то рассчитывал на ответный удар и, заблокировав друг друга, они схлестнулись бы в ближнем бою. Так что когда старик позволил демону ударить себя, то это выглядело жалкой попыткой сдаться и умереть, оставшись при этом стоять на ногах.

Так что демон никак не ожидал, что взметнуться полы одежд старика. Что оживут его волосы; зазвенят фенечки в волосах; зашуршат три белых пера.

Меч, сотканный из воздуха, старик поднял перед собой и указал им на демона. Быстрее, чем тот успел отозвать свое королевство и волю, что-то невидимое взгляду рассекло призрачный топор и, пронзив плечо демона, мгновенно истаяло, не оставив следа не только на стенах и земле — реальном мире, но и в Реке Мире не было ни малейшей вибрации или искажения.

Как будто это была техника гениального убийцы, вооруженного быстрым и легким кинжалом, а никак не старика с мечом из магии.

Демон зашипел и, перенаправив потоки энергии в теле, заставил рану мгновенно затянуться.

Но, если плоть восстановилась, а кровь замерла, то вот в энергетическом плане… одним движением старик не только полностью разбил его королевство топора и волю, но и смог рассечь один из каналов энергетического тела, почти полностью оставив без энергии левую руку демона.

Тот, немедля, закинул в рот пригоршню пилюль, а затем замахнулся топором, чтобы использовать одну из свой самых убийственных техник, но старика перед ним уже не было.

Тот исчез, не оставив и следа. Ни запаха, ни вспышки иллюзий от остаточного изображения. Ничего.

Но демон чувствовал, что это не было техникой скрыта. Нет, старик просто быстро передвигался.

Слишком быстро.

Невероятно быстро.

Лишь благодаря одним только инстинктам, он успел подставить рукоять топора под удар клинка ветра. Старик, появившись на мгновение перед его лицом, застыв в атакующей стойке с мечом поверх его топора, тут же исчез.

Демон подпрыгнул — как раз вовремя, так как следующий удар меча старик нанес из полусидячего положения, целя лезвием прямо по стопам.

А затем крылья распахнулись и демон, используя врожденную технику полета Да’Кхасси, разорвал дистанцию.

По его лбу стекали капли пота. Частично от усталости — всего на несколько движений он потратил энергии больше, чем на одну из своих самых убийственных техник.

— Кто ты такой? — одновременно со словами демон нырнул сознанием внутрь пространственного артефакта и вытащил оттуда один из своих самых дорогостоящих артефактов, которые стоит использовать лишь при непосредственной угрозе жизни. — Я не слышал о таком искусном мечнике среди Да’Кхасси.

С этими словами он швырнул в сторону старика простой обрывок веревки. По слухам, на ней, когда-то, повесили фейри из Летного Сада. Изначально — змея, она принимала облик прекрасной девушки, чтобы затем совращать молодых людей, делая из их крови яд для своих клыков.

Веревка, которая была способна сковать такую тварь, являлась одним из лучших артефактов-тюрем.

На лету удлиняясь и расширяясь, превращаясь в канат толщиной с торс кузнеца, она оплела старика и стянула его крепкими объятьями.

Демон выдохнул и, отшатнувшись, облокотился о стену. За последние десять тысяч лет, он лишь однажды сталкивался с ситуацией, когда ему пришлось бы расстаться с артефактом стоимость в сотню капель.

Веревка, к примеру, стоило сто десять и…

— Не пытайся, старик, — демон откинул со лба прядь взмокший и уже не таких шелковых волос. — чем больше ты сопротивляешься, тем сильнее она стягивается. Не каждый Небесный Император сможет высвободиться из н…

Сквозь волокна огромного каната пробились лучи яркого, синего света, а затем и вся веревка рассыпалась на волокна, а старик лишь стряхнул оставшиеся со своих одежд.

В левой руке он сжимал свою трость, а в правой — клинок из ветра. Сохраняя гробовое молчания, лишь сверкая двумя синими глазами.

— Ты не… — демон отшатнулся. — ты не Да’Кхасси…

— Как ты здесь оказался? — спросил он.

Демон видел перед собой старое тело. Он чувствовал, как время уходит для этого существа. Но… глаза. Яркие. Чистые. Такие, что могут обрушить землю на расколотую ими же землю.

На миг Да’Кхасси показалось, что перед ним стоит вовсе не старик. Нет, это был высокий мужчина средних лет. Больше двух метров ростом, шириной в плечах достаточной, чтобы выдать себя за кузнеца.

Его мышцы перекатывались сухими валунами, жилы тянулись канатами. Все его тело было покрытом бесчисленными шрамами от клыков, стали и стихий. Черные, как шерсть дикого зверя, волосы — вовсе не седые и жидкие, а густой гривой они разметались позади.

Старик?

Скорее могучий зверь в образе чел.

— Ты не демон… — прошептал Да’Кхасси. — Кто ты такой?!

Наваждение исчезло и демон вновь увидел, как старик исчез с того места, где стоял.

— Рубящий Топор! — используя всю энергию, все сокрытые в теле резервы, воспламеняя свою кровь и сердце, рискуя шагнуть назад по пути развития, демон собрал столько силы воедино, сколько не знал, что вообще обладает, он вонзил топор перед собой в землю.

Вокруг него вспыхнули осязаемая, видимая невооруженному глазу энергия. Она уплотнилась, принимая форму двустороннего лезвия топора. И этим лезвием накрыло собой демона. Лучшая защитная техника, вобравшая в себя всю волю, все мистерии, всю силу, до самой крупицы, заставила изогнуться потоки Реки Мира. Она вызвала в них жуткие вибрации, которые ощутил каждый в Городе Демонов.

Камердинер, бредущий по коридору в замке замер и посмотрел в окно.

Лорд, курящий кальян и читающий сказания прошлого, отвлекся от своих дел и так же посмотрел в окно.

Сам же демон лишь надеялся, что всей его совокупной мощи, всего его «я», хватит, чтобы остановить этого монстра.

— Как ты здесь оказался?

Демон повернулся.

Монстр стоял рядом с ним.

Светились его синие глаза.

А за спиной чудовища осколками рассыпалась лучшая защитная техника демона. Техника, которая, когда-то, выдержала дыхание молодого дракона — Хозяина Небес.

Но не смогла устоять перед мечом, призванным магией из ветра.

— Ты человек… человек…

— Спрошу в последний раз, демон, как ты здесь оказался?

— Тебя вычислят и убьют.

— Как ты здесь оказ…

Но окончания фразы демон уже не слышал. Последним усилием воли он разрушил центр своего энергетического тела и взорвал сердце. Он умер еще до того, как закрылись его глаза, а тело начало падать на землю.

Чтобы не случилось — он не предаст своих сородичей.

***

Хаджар, посмотрев на лежавшее перед ним тело, низко поклонился, а затем закашлялся. Пришел его черед опираться о стену.

— Проклятье тело, — процедил он.

Руки его дрожали. Ноги почти не слушались. Сердце билось через раз.

Как ветка не могла выдержать его силы, так же не могло и собственное тело. Еще две, максимум — три таких интенсивных битвы, и он отправиться к праотцам.

— Кажется, Аркемейя рассказала мне далеко не все, — утерев кровь с губ, Хаджар перешагнул через тело павшего в бою воина и, следующим мгновением, исчез утренним туманом.

Еще через мгновение мертвый Да’Кхасси превратился в пыль. Ветер подхватил её и развеял, не оставив и следа.