Глава 1159

— Я не так много знаю о Параде Демонов, — Аркемейя убрала бутылку с брагой обратно в пространственный артефакт и достала оттуда чайник. Поставив перед собой и Хаджаром пиалы, она сперва налила чай ему, а затем уже себе. На этот раз черный, а не зеленый. — но все, что произошло в горах Ласкана… все, что этому предшествовало — все это так или иначе связано с парадом.

Хаджар хорошо помнил, как о Параде Демонов впервые упомянул Крыло Ворона (интересно, что с ним сейчас) почти сто лет назад — в секте Черных Врат Балиума. А затем про него говорил Имир Тарез, перед тем как остаться на семьсот семьдесят лет в подмастерьях кузнеца-фейри.

Но что это такое и с чем было связано, Хаджар толком не знал. Только то, что в это время грань между мирами истончится настолько, что переход между ними будет доступен едва ли не простым смертным.

— Он происходит через определенные интервалы времени, — рассказывала Аркемейя. — с чего он начался, к чему должен привести — я не знаю. Знаю только то, что в этот раз в мире произошло какое-то событие. Разные источники откликались о нем по разному, но всесходились во мнении, что произошло оно примерно век назад.

— И что это было за событие? — свет игрался на поверхности чая, делая его похожим на тяжелый рубин.

— По одним сведениям, это было что-то такое, что порвало грань всех четырех миров. Какое-то событие, которое считалось прежде невозможным, но произошло.

Хаджар отпил чай.

Приятный, сладковатый привкус остался на губах.

Почти такой же, как от слов Аркемейи.

Либо он слишком эгоцентричен, либо это событие непосредственно связано с его рождением.

— И это сдвинуло дату очередного Парада на столь краткий срок, — продолжила Аркемейя. — что все четыре мира пришли в движение. То, что должно было произойти через тридцать веков — теперь произойдет через шесть.

— И что же должно произойти?

— Понятия не имею, — вздохнула Аркемейя. — но это все присказка. Суть твоего вопроса — она дальше. Так что слушай.

Хаджар подозревал что один старый воин в черном балахоне, сидящий внутри его души, должен знать больше о Параде Демонов. Так что, возможно, стоило в ближайшем времени вновь навестить Черного Генерала.

— У существа, которое осеменило мою мать, было два брата. Старший — Герцог Да’Кхасси, сильнейший в их роду, — от Хаджара не укрылось хлесткое и красноречивое «их». — Средний и младший — примерно одной силы. Они жили в мире демонов вполне комфортной жизнью, пока к старшому не пришел эмиссар Князя.

— Хельмер, — догадался Хаджар.

Аркемейя кивнула.

— Князь решил использовать одно старое учение, — взгляд охотницы слегка помутнел. Слова давались ей непросто. — он отправил младшего и среднего братьев в мир людей. Один должен был обосноваться в Ласкане, а другой — в уже построенном на тот момент Городе Демонов.

— Чтобы создать два аванпоста, — Хаджар поставил пиалу на стол. Маленькие капли влаги сбегали по доскам, оставляя за собой влажные дорожки. Они стремились в разные стороны, но происходили из одного и того же места. Метафорично. — но почему оба в регионе Белого Дракона?

— Говорят, что событие, ускорившее Парад Демоном, произошло именно здесь — в Белом Драконе.

Если у Хаджара еще оставались сомнения в том, что это просто разыгралась его эгоцентричность, то теперь они стремились к нулю.

— Но перед этим оба демона наведались в Курхадан. И там, среди простых жителей, они выбрали, как им казалось, подходящие сосуды для семени. Двух девушек. Двух сестер.

Хаджар посмотрел на Аркемейю. Глубокая тень пересекла все её лицо.

— Когда ты сражалась с королевой Да’Кхасси Ласкана, то…

— Она мне рассказала, — перебила Аркемейя. — она рассказала мне о том, что у моей матери была сестра. Как она есть и у меня. Хотела, видимо, чтобы я страдала перед смертью… старая тварь.

— И поэтому ты отправилась в Курхадан.

Охотница кивнула.

— Там, в Море Песка, я нашла несколько ниточек, но все они вели в разные места и к разным…

— Демонам.

Аркемейя вновь кивнула.

— Когда я избавилась от долга Хельмеру, то начала выслеживать этих демонов. Одного за другим я отлавливала их и отправляла в Вечность, но ни один не смог указать точного местоположения Города Демонов.

— Они были все отсюда?

— Да, — охотница… раньше Хаджар считал, что ей это доставляет удовольствие и приносит прибыль, но теперь… — видишь ли, демоны одиночки могут выбираться в мир смертных. Законы Неба и Земли не препятствуют этому. Но если в относительной близости друг к другу оказываются хотя бы два демона, тогда начинаются проблемы.

— Это были разведчики, — Хаджар вспомнил, что король Да’Кхасси сделал с ласканцами…

— Они искали подходящих кандидаток, — Аркемейя сжала кулаки. — Эксперименты, которые проводили в горах Ласкана, их проводят и здесь. Только ими теперь занят сам Лорд.

— Но зачем ему это?

— Понятия не имею. Но видимо для Парад Демонов. Может, чтобы иметь удобный аванпост для вторжения в мир смертных. А может чтобы превратить регион Белого Дракона в охотничья угодья демонов и сделать их сильнее.

— Ты до всего этого сама догадалась?

— Нет, — покачала головой полукровка. — это те версии, которые высказывали демоны, которых я пытала.

Насчет аванпоста Хаджар сильно сомневался. А вот охотничьи угодья… эта версия звучала максимально правдоподобной. Чтобы демонам становиться сильнее, им требовалась людская кровь.

И так получалось, что Город Демонов находился на границе регионов Алого Феникса и Белого Дракона. Двух самых густонаселенных и самых обширных региона Безымянного Мира.

— А очутилась ты здесь…

— Я не соврала про тюрьму, — перебила Аркемейя. — я действительно там оказалась. Но, что удивительно, в соседней со мной камере был не человек, а демон. Он питался страхами и муками заключенных. И, когда я его убивала, он успел сказать, что ему знаком запах моей крови. Так я узнала, что…

— Твоя сестра, двоюродная сестра находится в этом месте.

Аркемейя чуть улыбнулась. Тепло, но грустно.

— Я обратилась к темному культу кровавых магов, Хаджар. Это стоило мне всех моих сбережений, а им, в конечном счете, собственных жизней.

— Культ Кровавого Рога, — Хаджар вспомнил слухи, которые доносились до него. О том, что группа магов, известных своими черными делишками, была полностью перебита. — Так это была ты…

— Да. И благодаря их магии, я смогла отыскать это место. Но найти сестру мне помешал Да’Кхасси. А все остальное ты уже знаешь и сам.

— А король Гретхеген?

— Девушке надо на что-то жить, — пожала плечами Аркемейя.

Хадажр вздохнул и осушил пиалу.

— Значит, если свести все к минимуму, то мы находимся в центре раковой опухоли, которая вот-вот рванет и при этом пытаемся не только её вырезать, но и отыскать твою сестру.

— Что такое — раковая опухоль? — Аркемейя изогнула правую бровь.

— Не важно, — отмахнулся Хаджар.

На какое-то время они замолчали.

— Ты сказал — мы, — внезапно прошептала Аркемейя.

— Да. Сказал.

— Ты действительно поможешь мне отыскать мою сестру, даже после того, как я тебя обманывала и чуть не подставила под удар?

— Да.

— Почему?

Хаджар пожал плечами.

— Может, потому что я наивный дурак, а может… — Хаджар провел пальцами по трости. — у меня тоже когда-то был брат, Аркемейя. И я бы все отдал, чтобы иметь возможность его спасти, но… Ирония в том, что убийца его матери обитает в этом городе. И теперь я не так уверен, что произошедшее в ту ночь было лишь простым стечением обстоятельств…

— О чем ты говоришь, Дархан?

Хаджар поднял взгляд и Аркемейя увидела в глубине ясных, голубых глаз нечто такое, что заставило мурашки водить хороводы вокруг её позвоночника.

— В том, что мы отыщем твою сестру, убьем лорда, а после сожжем это место дотла.