Глава 1175

Она открыла глаза внутри тепла и темноты.

Принюхалась.

Это был запах огня.

Она уже давно знала, что это такое.

«Люди», как они себя называют, любят этот огонь. Они порождают его везде, где ступают. И ступают так шумно, что рычание огня по сравнению с ними звучит, как шелест змеи в высокой траве. Почти не слышно.

Но она слышала.

Очень хорошо.

Шкуры закончивших охоту братьев и сестер, в которые её завернули, не могли стать для неё преградой. Лишь пожелав, она разорвала их в клочья, представ в своем охотничьем облике.

Оно увидела «костер».

Там сидел знакомый ей двуногий. Чуть больше остальных, но такой же маленький. На своей шее он носил клыки и когти — видимо хотел таким образом отпугнуть охотников от наиболее уязвимой части тела.

Его почти бесшерстная шкура была покрыта заросшими старыми отметинами от охот и странными узором полос, из которых сложно было понять его происхождение и путь.

Эти полосы были ложью.

Это разъярило её еще больше.

Она ударила лапой о землю и, прижавшись мордой к сухим камням, оскалила клыки — свое самое страшное оружие.

Пахло огнем.

Она любила огонь.

— Проснулась?

Голос был ей хорошо знаком. Этот двуногий, несколько сезонов назад, взял к себе её двуногого — Хаджара. Она не знала, что между ними происходило, но вернулся двуногий сильней.

И она охотилась с ним бок о бок, как давно о том мечтала. В каменном доме двуногих. Среди носивших шкуру из твердой острой земли. И они охотились на них как на безропотных травоядных, только и способных, что убегать и вяло отбиваться.

Это была добыча.

— Азрея, правильно?

Она зарычала. Низко, утробно. Давая понять, что ей не нравится, когда это имя произносит кто-то кроме её двуногого и его собрата и сестра, но их охота закончилась уже давно.

На другой территории. За долиной из горячей земли. Много-много сезонов назад.

— Ну, давай посмотрим на что ты способна, — двуногий вытащил из огня палку, на конце которой осталось немного пламени.

Он бросил её прямо ей под лапы.

Вызов.

Она никогда не отказывала в вызове.

Её лапы были сильны. Её когти остры. Клыки несли смерть. Они охотилась на двуногих с самого своего рождения. Кровь была ей не чужда — роднее тетки.

Она бросилась вперед. В коротком моменте полета наслаждаясь своей силой и скоростью. Да, она была сильна. Её клыки впитали в себя кровь двуногих и собратьев и сестер, которые были хуже, чем она — чье территорию она отняла или чье добычу оспорила. Её когти закалились в крови двуногих, с которыми она билась вместе с Хаджаром.

Она была сильна и…

Клыки сомкнулись в воздухе.

Когти высекли искры о камень.

Дерзкого двуногого не оказалась перед ней. И, до того, как она успела отпрыгнуть в сторону, мощные лапы сомкнулись на её горле. Они сдавили её крепче большой змеи. Начали душить.

Она била лапами, стучала хвостом, пыталась дотянуться пастью до двуногого, но тот сжимал все крепче и крепче. В её груди разгорелся пожар. Перед глазами стало меркнуть.

Её охота заканчивалась.

Прости, Хаджар…

— Проснулась?

Она открыла глаза. Наглый двуногий сидел перед ней у костра.

Принюхалась.

Пахло кровью бизона.

Повернулась в сторону запаха.

Там лежала еще истекавшая кровью туша. Почти падаль. Но она слишком хотела есть, чтобы привередничать. Сил, после схватки, почти не оставалось.

Она набросилась на мясо. Рвала его когтями и разрывала клыками. Кровь проливалась ей на шерсть. Но ничего страшного. Она слижет её позже.

Солнце сделало два шага с момента, как она проснулась и как закончила с тушей. Двуногий, все это время, не сходил с места.

Она следила за ним. И ей радовало, что на одной из его лап она заметила следы от своих когтей.

— Ты про это? — двуногий указал на свою лапу. — небольшая царапина, не переживай.

Снова вызов?!

Она зарычала.

На этот раз её прыжок будет быстрее и сильнее. И она не промахнется!

— Проснулась?

Она снова открыла глаза. Перед ней опять лежала туша бизона. Какая это была уже по счету? Двадцатая, тридцатая? Сколько прыжков к двуногому она совершила? Но каждый раз, тот оказывался быстрее. Каждый раз — сильнее.

Она не успевала.

Но на этот раз… пока тот ожидает, что она броситься к пище, она рванет из последних сил и вцепиться ему в глотку.

Она прыгнула. Ветер запутался в её всклоченной шерсти. Её глаза сияли первобытной яростью. Она не позволит какому-то двуногому держать её в плену, пока её Хаджар охотиться!

— Трудно обучаема, — вздохнул двуногий.

В его лапе сверкнул длинный коготь.

Она изогнулась в воздухе и упала на землю. Следом за ней потянулась длинная полоса крови, а сама она не чувствовала правой лапы. Вместо этого — пожар жгучей боли.

Она лежала на земле, а двуногий, с когтем в лапе, стоял над ней. Такой маленький, что она могла бы без труда раскусить его надвое, но… не было сил, даже чтобы пошевелиться.

— На вершине горы к северу, — двуногий указал верное направление. Обычно те, кто ходят на двух ногах, ошибаются в этом — даже её Хаджар порой страдал подобным. Но не этот. От него пахло… как от собратьев и сестер. Теперь она чувствовала это. Раньше запах заглушало пламя. — там ты найдешь старого тигра. Хозяина этих земель. Это его запах ты сейчас чувствуешь на мне.

Да.

Хозяин.

Запах сильного и могучего собрата. Она чувствовала его всюду на этой горе. Запах был уже старым, но все еще таким могучим, что она обходила его.

Это был не тот собрат, чью территорию она могла оспорить.

Пока что не тот…

— Отправляйся к нему. И если проявишь себя достойной, он покажет тебе путь к тому, чтобы стать сильнее.

Она зарычала.

Она и так была сильна. Сильна и быстрее. Порой сильнее и быстрее, чем её Хаджар — сильнейший из двуногих.

— Если хочешь продолжить охотиться с моим учеником, то тебе нужно стать сильнее. Гораздо сильнее. Иначе именно ты станешь причиной, по которой он когда-нибудь закончит свою охоту.

Двуногий говорил правильно. Без тех глупостей, которыми сорят другие двуногие.

Он знал Уклад.

Откуда?

— Когда-то давно я помог старому тигру и он остался мне должен. Принеси ему мой запах, — двуногий надрезал когтем свою кожу и провел окровавленной лапой ей по боку. — так он не станет тебя сразу убивать. Все остальное — на тебе.

Двуногий развернулся и направился к спуску.

Она хотела броситься ему в спину, но не могла даже пошевелиться.

— Ах, да, — он остановился. В его лапах появился второй коготь и то, что двуногие называли «свитком». Он положил их на камень и укрыл шкурой бизона. — если у тебя все получится, то вернись за ними. Они сделают тебя той, кто сможет стоять плечом к плечу с моим учеником.

С неба ударила молния и двуногий исчез.

Она вспомнила, как его звали.

Орун.

Двуногий, пахнущий, как тигр.

Она посмотрел на север.

Значит её путь лежит туда? К Хозяину?

Ярко голубые, почти синие глаза смотрели на такие же, только зеленые — яркие, почти изумрудные.

Меч Азреи, когда-то давно оставленный ей Оруном, вплотную приблизился к груди Хаджара.

— Ты действительно это сделаешь? — спросил он. — Действительно убьешь меня… Азрея?

Эти слова на миг оглушили её, но меча она не отняла.