Глава 1213

Рубиновый дворец, к котором двигалась толпа по широким проспектам и улицам, предстал перед Хаджаром во всей своей красе. И это действительно было монументальное и, в то же время, воздушное сооружение.

Овальный, круглый, центральный комплекс, украшенный самыми разными статуями и барельефами, сохраняя при этом сказочный мотив.

Купол же, тот самый, благодаря которому дворец и получил свое благозвучное название, действительно выглядел снаружи как огромный, просто невероятно большой рубин, накрывший собой весь тронный зал. При этом он отражал лучи солнца таким образом, что солнечные зайчики приобретали вполне себе четкие и различие очертания.


Так что вместе с каменными статуями, рядом стояли и статуи из чистого света. И в отличии от неподвижных каменных собратьев, они пребывали в движении.

Рыбы плыли по воздуху, перемеживаясь с летающими солнечными птицами и прочими тварями. Хаджар увидел, как солнечный волк охотиться за солнечным зайцем, а тот пытается убежать от затаившейся в засаде за высоким кустами лисицей. Как медведица выгуливал своих медвежат. Как бабочка опустилась на качающийся бутон розы и была поймана прыгнувшем за ней играющимся мангустом.

И сад, раскинувшийся вокруг Рубинового Дворца, был прекрасен не только своими благоухающими цветами, фруктовыми деревьями, аллеями и тропинками, а еще и тем, что нельзя было сказать точно, что в нем было настоящего, а что — лишь отражением солнца, отброшенным куполом дворца.

Что за мастера могли создать подобное и насколько глубоким должно было быть их искусство — Хаджар даже не мог себе представить такого.

И на этом фоне, к его удивлению лишь добавлялось то, что здесь не «присутствовало», а напротив — чего не было. А именно — вокруг Рубинового Дворца, расположившегося на словно спиленном горном пике, не наличествовало ни стены, ни стражи, ни каких-либо заколдованных врат.

Просто в какой-то момент все улицы и проспекты соединялись в саду, затем рукавами рек вливались в широкую тропинку из красного камня и поднимались лестницей к входу во дворец.

И при этом по парку гуляли простые жители страны. Сидели в беседках, неспешно передвигались по тропкам, наслаждались видами, опускались к клумбам и цветам.

За все время, Хаджар не увидел ни единого стражника. Ни одного охранника.

Это разительно отличалось от того, каким он запомнил этот город из пылающего воспоминания Травеса, когда тот, многие и многие эпохи назад, в одиночку осадил стольный град своей страны.

— Как думаете, кто выиграет состязания героя в этот раз? — слышались разговоры со стороны гостей праздника.

Высокое Небо! Даже вход в сам дворец никак и никем не охранялся и люди (драконы в человеческом обличии) заходили туда так просто и свободно, словно перед ними расположилась дешевая таверна, а не святая святых всего региона Белого Дракона.

Подобные нравы казались Хаджару не просто странными, а невозможными. И это после того, как в Городе Демонов он счел, что Безымянный Мир уже вряд ли сможет его чем-то удивить в культурной сфере жизни.

— Полагаю, что все шансы есть у Ки’Симе, — ответил кто-то из группы явно аристократического происхождения.

— Слышал, он закончил обучение в Гавани Легкого Меча всего семнадцать веков назад?

— Да, но все это время странствовал по Чужим Землям. А вы знаете, насколько жесток и неприветлив это край. И, учитывая, что он вернулся оттуда в полном здравии, то кто знает, какой силой теперь обладает.

— А я, все же, поставила бы на Даг-Нуда.

— Выходца из среднегорья, которого не приняли ни в один из Павильонов и Чертогов?

— Да. Вот вы говорите, как Ки’Симе велик, раз смог семнадцать веков выжить в Чужих Землях. И это после того, как он провел в Гавани Легкого Меча почти десять тысяч лет. Так вот все это время и даже дольше — Даг-Нуд странствовал по этим самым Чужим Землям.

— Слухи говорят, что он там был всего дважды, а все остальное время ошивался у фениксов.

— Возможно, — не стала спорить дракон с волосами цвета, названия которого, Хаджар, пожалуй, даже не знал. Но яркости они были немалой. — но я бы не стала верить слухам, которые порочат дракона, одолевшего своим молотом Питона Гушу — Духа.

Хаджар ненадолго прикрыл глаза. Восьмая ступень развития зверей называлась — Духом. Это когда они могли пробудить свой внутренний дух — примерно, как Рыцари Духа у людей. И если начальная и средняя стадии Духа равнялись по силе развитому и пиковому Безымянному соответственно, то развития и пиковая стадия Духа — начальной и средней стадии Небесного Императора.

Да, звери всегда были сильнее людей и им подобных расс в плане чистой силы и энергетического запаса, но их разум, как и сказал Чин’Аме был гораздо слабее.

Как, собственно, и душа.

— Вообще, если бы не традиция и в состязании можно было принимать участие обоим полам, — продолжила девушка. — то я бы отдала свой голос Таш’Маган.

Её друзья, идущие рядом, чуть вздрогнули.

— Хвала Высокому Небу и Белому Дракону лично, что мы пока не настолько очеловечились, чтобы позволить женщинам принимать участие в мужской традиции.

— Прошли те времена, брат мой Чи’Мин, когда нам требовалась ваша защита. Теперь и драконихи могут постоять за свое потомство.

Мин? Хаджар уже начал немного разбираться в том, каким образом именовались драконы.

Если их имена были простыми и односоставными — то либо это простолюдин, либо… Императорская семья. Кстати, чтобы избавиться от такой путаницы, к имени простолюдины добавлялось название его племени.

Отсюда — Хаджар Северный Ветер.

Если же имя двусоставное и произносилось с паузой — Тан-Бут. То это среднегорье. Обычные драконы, если судить по крови. И тот редкий случай, когда двусоставное имя произносилось без паузы, но с четким разделением — Чин’Аме, Ши’Мин, то это аристократы. К их собственному имени прибавлялось имя их семьи.

Так что ‘Мин означало семью Наставника из Павильона Волшебного Рассвета.

— Я вообще не уверен, сестра моя, что Таш’Маган появиться на празднике.

— Согласен с другом. Скорее всего она сейчас где-то в Чужих Землях или Землях Битвы. Но, так или иначе, занята тем, что режет чужие глотки и отрывает крылья. И не важно — драконам, фениксам, людям или монстрам. Таш’Маган безумна и не знает ничего, кроме битвы.

— Поэтому я и говорю, господа мужчины, что ваше счастье, что наш народ придерживается традициям.

Хаджар, заходя внутрь дворца, не знал, стоит ли и ему радоваться традиционному взгляду на мир в Стране Драконов. В конечном счете позиция героя Страны Драконов — личного охранника принцессы Тенед стала его первоочередной задачей.