Глава 1214

Над ареной поднималось солнце. Трибуны были заполнены пришедшими на праздник драконами. И перед тем как начнется посольство Рубина и Дракона и парад, во главе с принцессой и героем отправиться через весь Рубиновый Дворец в стороны родины гномов — Рубиновых Гор, должно было пройти состязание.

Так же, как когда-то давно, многие и многие эпохи назад, выбирали сильнейшего воина, который мог бы защитить самую знатную дочь рода драконов горы Белого Дракона, так же происходило и сейчас.

Да, теперь это была лишь традиция и не более того, но, все же, драконы чтили свои корни и прошлое. Потому что, если они его отринут, то тогда что, во имя Высокого Неба, будет отличать их от людей, возводящих стены вокруг своих городов, в страхе что их же собратья отнимут у них жизнь и дом.


В высокой ложе, выполненной в виде расправившего крылья лебедя отлитого из волшебной породы золота и укрывшего этими крыльями сидящих внутри, уже давно прибыли виднейшие из фигур высшего света Страны Драконов.

Среди них, чудь обособленно стоял Чин’Аме, надевший свой лучший наряд персикового цвета, сшитый из нитей, сплетенных из листьев дерева Наганеш — Дерева Душ, если переводить с языка фейри.

Подобный наряд стал завистью для многих семей аристократов или глав Павильонов и Чертогов, кто имел честь присутствовать в знаменитой лебединой ложе.

Единственный, кто стоял рядом с главой некогда самой знатной из семей после Императорской, семьи Аме — сам Император. В черных одеждах, переливающихся будто камни высоких скал под проливным дождем. Могучий и высокий. Его крупные мускулы, идущие в разрез с тем, что было модно среди молодой знати, не мог скрыть даже свободный крой.

Красные глаза взирали на арену с холодным спокойствием. Левая сторона его лица была укрыта короткими (опять же, совершенно вышедшими из моды) волосами белого цвета, плавно переходящие в хищного вида бороду. Правая сторона — такими же, но черными.

По центру между бровями в виде острых, как меч, бровей, виднелась татуировка алого цвета в форме руны, похожей на крыло. С каждой стороны, у бедер, качались тяжелые ножны с могучими клинками внутри.

— Есть новости по поводу министра Джу? — спросил Император.

Он не сводил взгляда с собирающихся на песке арены претендентов на венок его дочери. В этот раз их там оказалось особенно много.Не меньше сотни, если быть точным.

Последний раз, когда проводили праздник Рубина и Дракона, а это было сорок восемь тысяч лет тому назад, претендентов было меньше двух десятков.

Возможно, из-за того, что Белый Дракон воевал, в очередной раз, с Алым Фениксом. Но сейчас, когда война хоть немного, но ушла в прошлое и наступила эпоха мира и процветания, то юные, да и не только, драконы были готовы «рискнуть» отправиться в путешествие.

— Нет, мой Император, — склонил голову Чин’Аме. — лучшие следопыты и дознаватели работали в Ласкане и Дарнасе, но следов министра Джу так и не удалось отыскать. Боюсь, приходится подозревать худшее.

— Думаешь — он мертв?

— Скорее всего, мой Император.

Правитель Страны Драконов и всего региона Белого Дракона в целом — нахмурился. Он выглядел несколько обеспокоенным.

— Джу’Амен, несмотря на все его… странности, был умнейшим, сильнейшим и самым преданным моим сподвижником. И ударение здесь на — умнейшего и сильнейшего. Думаю, в открытом бою, лишь только ты один мог бы с ним потягаться.

Взгляд алых глаз пересекся со взглядом янтарных. Чин’Аме вновь склонился перед Императором. Невозможно было этого не сделать. Да, пусть безумие, вызванное половиной от крови Белого Дракона, прогрессировало в Императоре все сильнее (отчего уже покраснели его некогда розовые глаза), но он все еще оставался могущественнейшим из драконов. Зверем ступени Небожитель — выше, чем Дух. Тем, кто равен Пиковому Небесному Императору.

— Я уже принес все нужные клятвы, мой Император. И со мной так же беседовали дознаватели, — Чин’Аме невольно докоснулся до правой руки, на которой еще не зажили шрамы от этих «бесед».

— Твоя правда, мой слуга, — кивнул Император. — но если Джу был умнейшим, то ты — хитрейший. Не думаю, что есть такая клятва или пытка, которая смогли бы заставить тебя выдать свои планы. А таковые у тебя имеются и не пытайся отрицать очевидное.

— У всех есть свои планы, мой Император. Даже у бабочки однодневки, что проживет лишь краткий миг, они тоже имеются. Но вы знаете, что для меня дороже всего на этом свете лишь одно — наше племя. Род драконов. Наша страна. Её выживание и процветание.

— Да, знаю, — вновь кивнул Император. — и только по этой причине ты все еще дышишь, мой слуга. И не забывай, что ты нарушил приказ и не привел дракона, узнавшего секрет техники Пути Среди Облака.


Чин’Аме вспомнил тот день, когда Император отправил его с Джу на поиски Хаджара. И указ был таков, что тот, то не справиться — лишится головы.

Вот только Император был безумен, а не глуп. И уж точно не страдал маразмом, чтобы разом лишиться не только правой руки — Джу’Амена, но и левой — Чин’Аме.

— Думаешь, — вдруг протянул Император, вглядываясь в песок арены. — он есть среди них?

Глава Павильона Волшебного Рассвета не прожил бы все эти эпохи если бы не умел прятать свои эмоции и чувства глубже, чем мог бы сам отыскать.

— Среди претендентов?

— Да, — Император скрестил могучие руки на не менее могучей груди. — я завалил тайный вход в сокровищницу еще в начале войны с Фениксами. А второй тайный проход, который мы обнаружили благодаря тому человеческому последователю Врага, оказался закрыт в процессе его бегства. Так что единственный способ этому дракону заполучить свиток Пути Среди Звезд — получить мое личное приглашение. Что, безусловно, приводит его сюда. Прямо на эту арену.

— И вы, зная это, собираетесь отправить с ним свою дочь?

— Он принесет мне клятву, Чин’Аме, что вернет её обратно в целости и сохранности, либо расстанется с жизнью, — Император был безумен, но не глуп… далеко не глуп… — и вряд ли найдется в этом мире второй такой же хитрец, как и ты.

— Вы мне льстите, мой Император.

— Льщу? Ты скромен, глава Павильона Волшебного Рассвета. Только посмотри, как все эти жалкие аристократы и знатные семьи боятся одного твоего взгляда. Того, что ты можешь с ними сотворить.

— Я уже давно отошел от всех дел, — в который раз склонился драконий маг. — кроме тех, что поручаете мне вы лично.

— Очередная ложь, мой слуга, — усмехнулся Император, обнажая ряд белых клыков. — и все же, что ты думаешь — он здесь?

Чин’Аме окинул взглядом арену и среди драконов в богатых и бедных одеждах, среди простолюдинов из долин, выходцев из среднегорья и даже аристократов, он увидел мужчину в самом расцвете своих сил, но при этом с седыми волосами, затянутыми в хвост синей лентой.

Той самой, что когда-то Чин’Аме сам ему и подарил.

Он был одет в простые одежды из холщевины и смотрел, в отличии от остальных драконов, не на соперников, а на окружавшие его интерьеры.

Император не был идиотом.

И он правил так долго, что по сравнению с ним даже Эрхард, да будет его сон вечным, показался бы ребенком.

Это была очередная проверка.

— Вижу ты тоже его нашел, — ухмылка Императора стала еще шире. — или знал, что искать заранее?

— Вы не поверите ни одному моему ответу, мой Император, даже если я принесу вам любую клятву, какую вы попросите и составите.

— Потому что знаю, что мне тебя не обхитрить.

— Один вопрос, мой Император — почему вы не схватите его? Почему не заберете, немедленно, технику из его души?

— И это отличает тебя от меня, Чин’Аме. И поэтому Император я, а не кто-то из семьи Аме, — ухмылка сползла с лица Императора, а его взгляд вновь стал холодным и спокойным. — Когда мышь попалась в лапы кошке, то зачем той сразу же приступать к ужину, если можно поиграть. Этот дракон сослужит мне службу, а уже затем я приму свое решение. В конечном счете — Императорам тоже надо как-то развлекаться… Но хватит государственных речей. Моя дочь уже здесь.