Глава 1268

Истинные адепты могли не спать веками, если не тысячелетиями, но… драконы не были истинными адептами в… истинном (простите за каламбур) понимании этого слова. Им, как и простым смертным, ввиду своей двойственности физической природы требовалась еда и сон.

Причем последнее, по глубоким черным кругам под глазами принцессы, было видно «на лицо». Опять каламбур…

— Не спали, моя принцесса? — слегка поклонился Хаджар.


Они стояли под сенями уличной беседки. Здесь пахло гарью и застарелой кровью. Что здесь происходило ночью, Хаджар не знал, но догадывался.

Город, все же, служил перевалочным пунктом, так что большинство людей его минующих мало кто собирались задерживаться. Это и приводило к тому, что количество стражников на улице, несущих службу в любое время суток, не выглядело чем-то чрезмерным.

Скорее, их можно было бы выставить и больше.

— Ты уверен, что это хорошая идея?

Хаджар еще раз посмотрел на принцессу. Она выглядела почти, как человек. Но если внешне и существовали какие-то отличия, то внутренне… Что же, наверное все существа, обладающие интеллектом, переживают, в той или иной мере, одни и те же внутренние войны.

Тенед не просто оказалась внутри дворцовой интриги, она ощутила на себе, что значит, когда в спину вонзают нож те, от кого ты ждешь это меньше всего.

Хаджар прекрасно знал, что именно чувствовала принцесса. Возможно, даже лучше, чем хотел бы того.

— У нас нет другого выбора, моя принцесса и…

— Тенед, — перебила драконица. — Просто Тенед.

Хаджар вопросительно изогнул правую бровь.

— Не думаю, что в данной ситуации есть хоть какой-то смысл всех этих придворных расшаркиваний, — покачала головой Тенед. — Наши жизни зависят друг от друга. Без тебя я не смогу добраться до Рубиновых Гор, что приведет к дипломатическому скандалу, а учитывая недавние события…

— Даст повод к войне, — закончил за девушку Хаджар.

Тенед кивнула.

— А без меня, ты… — продолжила она, но, взглянув на обруч на голове Хаджара, остановилась на полуслове. — мне тяжело представить, как ты себя ощущаешь, — вздохнула она. — если бы я только знала, что…

— Достаточно, Тенед, — мягко перебил Хаджар. — когда я отправился на состязание за звание вашего Героя, то знал на что иду. Все знали. Каждый из участников. Так что тот факт, что ситуация приняла чуть более острые углы, чем имела до этого, нисколько не влияет на то, что все происходящее является последствием моего собственного выбора, а никак не внутренних перепи тий Рубинового Дворца.

Тенед в очередной раз окинула взглядом Хаджара. Высокий, выше, чем большинство мужчин-драконов в их человеческом обличии. Мускулистый. Достаточно, чтобы сойти за громилу-вышибалу в какой-нибудь смертной харчевне. Загорелый настолько, что казался изваянием из бронзы. Покрытый шрамами, с седыми волосами и татуировками, значение которых Тенед не понимала.

Но все это…

Как сундук.

Да, наверное, это сравнение подходило лучше всего. «Броня» была бы не самая верная метафора. А вот сундук… оболочка, крепкая и надежная, неприступная, внутри которой хранилось нечто драгоценная.

Учителя говорили, что смертные адепты принимают, с течением времени, тот облик, в котором чувствую себя наиболее комфортно.

Так, к примеру, адепт, которому не исполнилось и тысячи лет, может предстать в образе древнего старца, если таковым себя ощущает. И иметь, при этом, беседу с безусым юнцом, который разменял уже несколько эпох.

Хаджар являлся полукровкой. Половина его крови принадлежала смертному миру. И, может, он тоже обладал такой способностью?

— Хаджар, ты…

Принцесса так и не успела задать явно неуместного вопроса, как на горизонте показался Абрахам. Тот выглядел потрепанным. Ведя под уздцы животное, больше всего похожее на помесь лошади и бизона, но при этом с лапами льва, чеканил кавалирийский шаг. Чуть в развалку, со слегка подсогнутыми коленями.


Хаджар мгновенно узнал эту походку.

И, кем бы ни был Абрахам сейчас, в прошлом он, видит Высокое Небо, носил мундир. Но теперь мундир сменился серым кожаным плащом-накидкой. Белой рубахой, парочкой защитных амулетов и талисманов, перевязью с метательными ножами, двумя острыми, длинными кинжалами и штанами из шкур разных животных.

Где-то там, под одеждой, скорее всего, весел медальон его артефактной брони. В том, что последняя действительно имелась в арсенале Абрахама, Хаджар не сомневался.

От его кинжалов явно веяло силой артефактов Императорского уровня. Да и сам Абрахам, при прочих равных, выглядел вполне достойным противником. Куда более компетентным, чем та парочка драконов.

— Ранние пташки, да? — зевнул караванщик. Остановив своего странного зверя, он потрепал его по густому загривку и скучающе прислонился к беседке. В свете лучей поднимающегося из-за восточных холмов солнца, Хаджар смог разглядеть его чуть лучше, нежели в темноте таверны.

Лицо, исписанное неглубокими морщинами и куда более глубокими шрамами. Цепкие, темно-карие, почти черные глаза. Острый подбородок и слегка впалые щеки.

Да, адепты могли сохранять свою внешность где-то около идеальной, сродни воспеваемой смертными бардами, слагающими свои истории о легендарных героях, но все это требовало энергии и воли.

Абрахам был не из тех, кто разменивал даже маленькие щепотки своей силы на внешность. И это многое о нем говорило.

— Не спалось, — ответил Хаджар. Глупо было скрывать данный факт, учитывая то, как выглядела принцесса.

— Ммм, — протянул Абрахам. Ловким движением он достал из перевязи один из метательных ножей и, покрутив его между пальцами, начал ковыряться в зубах. — Ночка была неспокойная… вся эта буря, да еще я слышал от своих, что где-то за городом сражались адепты.

Хаджар промолчал. Тенед же только переводила взгляд с одного на другого.

— Ну да ладно, — отмахнулся Абрахам. Вернув нож обратно, он пригладил свои острые, барсучьи усы. — Напомните-ка мне еще раз, господа, что вы забыли в Рубиновых Горах.

— Меня зовут Гевена Усэнс, — тут же среагировала Тенед. — я картограф из свободного города Девенталь. А это мой телохранитель и проводник.

— Девенталь, Девенталь, — повторял Абрахам, будто вспоминая что-то. — Получается, ты ученица Дакланта? Старый перечник, видимо, знает толк в том, кого ему обучать.

— Даклант? — переспросила Тенед. — Наверное, вы ошиблись, достопочтенный Абрахам. Но я училась у Заира, а после его смерти…

Договорить, опять же, Тенед не успела. Хаджар встал перед ней. Не то, что он сомневался в способностях наследницы Белого Дракона выжить в бою с Абрахамом, просто не хотел рисковать. Обруч на его голове прозрачно намекал на то, чем может обернуться подобный риск.

— Сообразительный, — кивнул каким-то своим мыслям Абрахам. — Через Девенталь я хожу буквально каждый сезон. И Заир почил уже почти как двадцать лет назад. И учеников у него было. Как, собственно, и яиц, чтобы взять в оборот столь прекрасную леди, — с этими словами, без тени пошлого намека, Абрахам галантно поклонился. — А Даклант и вовсе — класть хотел, с прибором, на всю эту картографию.

Хаджар опустил ладонь на рукоять Алого Клинка.

— Так что я понятия не имею, кто вы, — развел руками Абрахам. Хаджар же в этот момент начал ощущать, как пробуждается энергия в источник Тенед. Оставалось надеяться, что она не станет принимать свой истинный облик. И ладно, что при этом будет уничтожена добрая половина этого городка, но, что куда опаснее, их смогут засечь поисковые отряды повстанцев. — Но! — внезапно вздернул палец караванщик. — Ты, чужак, если ты, конечно, действительно из Чужих Земель, кажешься мне умелым воином. А именно такие мне и нужны. Так что предлагаю сделку.

— Какую? — из-за спины Хаджара, строго и уверенно спросила принцесса, которая теперь совсем не казалась такой беззащитной и наивной, как прежде. Впрочем, она таковой никогда и не являлась.

— Взаимовыгодную, — широко, но по плутовски улыбнулся Абрахам. — Как вы уже, я надеюсь, догадались, мои дела с Рубиновыми Горами не самые… прозрачные, — контрабандист явно не сразу смог подобрать нужное слово. — Мы с вами договоримся на следующих условиях. Вы присоединитесь к нам, не задавая лишних вопросов и не трепля языками. Мы, в свою очередь, сойдемся на тех же условиях. Ваши дела — это ваши дела. Наши дела — исключительно наши. По рукам?

И Абрахам, плюнув на ладонь, протянул её Хаджару. Не потому, что не уважал Тенед, просто та находилась вне его зоны досягаемости.

— Без клятв? — уточнил Хаджар.

— Ну, кто знает, как дело может повернуться, — плутовская улыбка стала только еще более… плутовской. — никогда нельзя заранее загадывать.

В этом предложении был подвох… а внутри этого подвоха еще один. Хаджар ощущал их всем своим «я». Его нутро подсказывало — нельзя иметь с Абрахамом никаких общих дел.

И именно поэтому он ответил.

— По рукам.