Глава 1296

Он наклонился над ручьем. Маленькой, холодной змейкой тот струился меж оврагов и холмиков в пышном, летнем лесу. Ледяная вода коснулась его пальцев и он зажмурился от наслаждения. А уж когда она полилась по горлу и внутрь, разливаясь расплавленным льдом по всей груди…

Он поднялся и, привычным движением, проверил крепко ли сидит меч в ножнах.

Крепко.


Как и всегда.

Уже наклонившись, было, к ручью еще раз — чтобы взглянуть на свое отражение, он резко обернулся. Там, среди деревьев, с секирой на плече, стоял высокий воин. Ростом выше двух метров, а шириной плеч и того больше.

Его рыжие, густые волосы, были стянуты в несколько кос, которые сплетались в одну, еще большего размера. Она тянулась вплоть до самой талии, касаясь широкого пояса с металлическими бляхами. Кожаные штаны, заправленные в сапоги, сшитые из меха убитых воином животных.

Доспехов он не носил. Утверждал, что лучший доспех для воина — его собственная кожа и никак иначе. Броню великану заменяли разнообразные татуировки, покрывавшие весь его торс. На них были запечатлены сцены из героического прошлого.

Побежденные рыцари племен богини Дану. Поверженные демоны. Уничтоженные твари, живущие Межграниц. Или те боги, которым не повезло попасть под секиру. Её рукоять и лезвие чем-то напоминали соединивших руки и ноги мужчину и женщину.

Очень странный внешний вид был у оружия…

— Абендин, Первый Воин, — кивнул он в знак приветствия.

Не раз и не два он видел этого могучего Старшего Бога во времена, когда целыми эпохами нес свою службу на границе миров.

— Дархан, Черный Генерал, — точно так же кивнул великан. — Тебя оказалось на удивление просто найти.

И он засмеялся.

Дархан уже слышал этот смех. Он был похож на звук, который, наверное, издавал бы медведь, если бы последнего какой-нибудь смельчак или глупец (хотя, обычно, эти два качества шли рука об руку) решился пощекотать.

Странные мысли для бога…

Не было такого медведя, который смог бы хотя бы существовать рядом с Дарханом, не сдерживай тот давление своей души. Наверное, слишком много времени провел среди смертных…

— Только не пойму, что ты здесь забыл? — Абендин огляделся. Ему явно не нравилось то, что он видел вокруг себя. — Мир смертных… Вечность и Истоки, Дархан, неужели ты настолько боишься Дергера, что сбежал от него в этот забытый Истоками край, чтобы спрятаться среди мешков плоти и костей?

Дархан промолчал. Среди богов он редко когда находил собеседника, который разделял бы его увлечения миром смертных. Хотя, не то чтобы, он часто их искал — этих собеседников. В тишине, ему было куда спокойнее и лучше, чем на сладострастных приемах Яшмового Дворца.

Он посмотрел на Абендина. Могучий великан. Почти такого же роста, как и сам Дархан, но явно шире в своей комплекции. Он был первым из богов, кто взял в руки оружие и опустил его на плоть твари между границ. За что и получил свое прозвище — Первый Воин.

Дархан всегда уважал этого диковатого, но отважного и честного воина. Абендин был прост и глуп, но красив в своей простоте и глупости.

Он просто выполнял приказы и наслаждался бесконечной битвой, в которую погрузил себя с того самого дня, как открыл глаза.

Дархан не хотел бы его убивать…

— Если хочешь, пойдем со мной, — показательно убрав ладонь от рукояти своего знаменитого Черного Меча, он поправил синий шарф и отправился в сторону едва видимой тропки.

— Эй! Черный Генерал! — окликнул его бог. — ты ведь знаешь зачем я здесь?

— Знаю, — легко кивнул Дархан.

Абендин переместился перед Черным Генералом и встал на его пути. Его секира покоилась в мощных, мускулистых руках. Истоки… Первый Воин и сам выглядел как медведь. Человекоподобный, но такой же дикий и не предсказуемый.

— Сразись со мной, Черный Генерал! — рыкнул он, от чего губа на нижней челюсти чуть дрогнула. Ну точно — медведь. — Давай выясним раз и навсегда, кто из нас сильнее.


Дархан чуть улыбнулся.

Такой простой и глупый бог. Но может именно поэтому он был одним из немногих обитателей Седьмого Неба к кому Дархан не испытывал отрицательных эмоций.

Скорее — одни только положительные.

— Зачем?

Абендин хотел что-то сказать, но явно не мог подобрать слова. Кажется, Дархан, фигурально, выбил землю у него из-под ног.

— Я уже сказал зачем! — нашелся, наконец, Первый Воин. — Чтобы выяснить, раз и навсегда, кто из нас сильнее!

Дархан хмыкнул. Он миновал Абендина так легко, будто тот и не стоял вовсе поперек тропинки.

— Мы и так знаем, что я сильнее, — ответил он и пошел дальше.

Почувствовать, что позади вспыхнула душа. Секира, полная силы и воли бога, обрушилась на плечо Дархана. Но тот не стал обнажать меча.

Почему?

Он ведь уже говорил.

Абендин был весьма простой и прямолинейной личностью. Ему были не чужды понятия чести. А какой воин станет атаковать другого, будто жалкий трус или убийца, со спины? Нет, так, возможно, поступил бы Дергер. Но не Абендин.

— Почему ты не пытаешься защититься? — прорычал Первый Воин, когда его секира застыла на расстоянии дыхания от плеча Дархана.

— Ступай следом, маленький бог. И если ты хочешь сразиться, когда я покажу тебе то, что хочу показать — я сражусь с тобой.

— Обещаешь? — прищурился Абендин. — Не обманешь?

— Ты сомневаешься в крепости моего слова?

Абендин ответил не сразу.

— На Седьмом Небе только и разговоров о твоем предательстве Дергера, Черный Генерал. Как ты нарушил его приказ и сбежал сюда, в мир смертных. Говорят, что ты предатель.

Вот, значит, как… Что же, глупо было ожидать другого от Бога Войны.

— А что думаешь ты сам, Абендин?

Тот ответил не сразу. И не торопился убирать секиру от плеча Дархана. Так они стояли. Два бога, посреди смертного леса.

Ощущения давления чужого оружия исчезло, а Абендин поравнялся с Черным Генералом.

— Ты пообещал, — неохотно согласился Первый Воин. — но я не знаю, что такого ты можешь показать мне в мире смертных, что будет стоит моего божественного внимания.

«Моего божественного внимания»… впрочем, нельзя было винить Абендина. Он вырос на Седьмом Небе и не знал другого отношения к тем, кому не так повезло, как ему…

— Поверь мне, маленький бог… здесь достаточно чудес, что и не снились мудреца Яшмового Дворца.

— Здесь? — фыркнул Первы Воин. — среди вони и грязи плоти и земли? Избавь меня от этих речей, Дархан. Давай побыстрее со своей экскурсией и сразимся, наконец и имя мое восславят в эпохах, как того, кто одолел самого Черного Генарала!

— Конечно…