Глава 1303

— Это была… славная битва… Хаджар, — шептал Первый Воин.

Они стояли посреди простой пещеры, а вокруг их ног клубился серый туман. Расколотый трон стоял позади и Абендин лежал на его ступенях.

Не было ни горного плато, но леса, ни долины… лишь темница, которую древний бог так и не смог покинуть.


Меча и секиры Хаджар тоже не обнаружил.

Единственным свидетельством битвы оставалась жуткая рана на груди бога. Но из неё не падало капель крови. Наоборот, из неё что-то поднималось все выше и выше к далекому своду. Серебристое, слегка мерцающее. Хаджар даже подумал сперва, что это простой пылевой столп, но…

— Ты знаешь, как меня зовут? — он опустился рядом с Первым Воином и приподнял его неожиданно легкую, беловласую голову.

— В хорошей битве… ты всегда… узнаешь своего противника, — слова давались Абендину с трудом. Силы уже почти оставили его. — ты не Мастер… ты не Враг.

— Прости, я…

— Нет… не проси прощения… смертный, — взгляд бога затуманивался. — принять смерть от рук смертного… достойно… поэтов.

Хаджар молчал. Он взял ладонь Абендина в свою и сжал. Боги, люди, звери… какая разница кем их сделала природа, если их объединяло одно — они рождались одни и умирали одни.

Но когда твою руку держит кто-то другой, то, может, умирать не так страшно. Во всяком случае, так Хаджара научил Медведь Догар.

Если ты ничего не можешь сделать, чтобы облегчить боль солдата, то просто сожми его ладонь и будь рядом, когда серый жнец придет за своим.

— Я просто хотел… немного… пожить, — хрепел Абендин. — лишь чуть-чуть… самую малость… ощутить себя… живым.

— Ты жил, Первый Воин, Абендин.

— Наве…рное, — хватка бога ослабевала. — Все, что обозримо, то не вечно… — Хадажр вздрогнул. Он уже слышал эту фразу. — Лишь истинно настоящее — незримо. Все остальное — иллюзия… Когда придет твой час, вспомни об этом…

И это стали последние слова бога, хотевшего стать смертным и принявшим свою смерть от рук смертного.

Хаджар поднял легкое, как перышко тело и посадил его на сломанный трон.

— Хаджар? — позади прозвучал знакомый голос.

Хаджар обернулся. Держась за края пещеры, перед ним стояли все еще приходящие в себя Иция и Тенед. Целые и невредимые.

Хотя…

Теперь Хаджар знал, что в любом случае, Абендин не причинил бы им вреда. Он бы пальцем не дотронулся до смертных… он просто обманул Хаджара, чтобы тот принес ему столь вожделенный дар — свободу. Пусть та и обманчив выглядела смертью.

— Кто это? — Иция указала за спину Хаджару. — Это из-за него на поверхности столько немертвых.

Хаджар не стал оборачиваться. Он только кивнул и подошел к двум девушкам.

— Идти самостоятельно сможете?

Первой ответила Тенед.

— Да, но… куда?

И действительно. Пещера, в которой они находились, не имела ни входов, ни выходов. Идеально гладкое, полусферическое помещение, в центре которого находился сломанный трон и мертвый бог.

— Мне кажется, я знаю куда, — чуть улыбнулся Хаджар и обнажил клинком.

Еще до того, как кто-то из девушек успел спросить, что тот собирается делать, Хаджар опустился на колено и вонзил меч в туман. Как и ожидалось, не встретив сопротивление, Алый Клинок провалился внутрь, а вместе с ним и Хаджар с двумя заложницами.

***

Яркий свет ударил по глазам. Хаджар, поднявшись на ноги, отряхнулся от пыли и огляделся. Вид открывался просто безумный. Он стоял на краю обрыва, который тянулся вниз на многие и многие километры.

Несколько слоев облаков плыли далеко под ногами. Птицы и небесные звери реяли между ними, отбрасывая тени на долину. Та лежала так далеко внизу, что реки выглядели ручьями, а озера — голубыми блюдцами.

Но не это поражало воображение.

В центре долины, рассекая облака и уходя пиком куда выше, чем обрыв с которого и открывался этот потрясающий вид, поднималась гора.

Рубиновая Гора. Место, где жили гномы. И куда Хаджар должен был привести принцессу в составе посольства. И если бы не предательство…

Выхватив клинок, Хаджар развернулся на пятках и приложил лезвие к шее стоявшего за спиной.

— Это был хороший план, — произнес он.


— Как давно ты понял?

— Понял? Недавно. Один мертвец дал мне последнюю подсказку. А вот подозревать начал давно.

— Ну да… ты сразу мне не понравился, полукровка.

— Взаимно… — Хаджар прищурился и надавил на меч. — Таш’Маган.

Таш’Маган, главная телохранительница принцессы, лучший из воинов Рубинового Дворца, стояла перед Хаджаром. В её руке красовался отравленный кинжал. Зазубренное лезвие отражало маслянистыми пятнами полуденное солнце.

Именно она и была тем, кто организовал покушение на принцессу. Именно она была тем самым предателем.

— Но я не понимаю одного — зачем?

Таш улыбнулась. Вернее — оскалилась, обнажая острые зубы-клыки, никак не похожие на человеческие.

— Ты не понимаешь куда больше, чем что-то «одно», полукровка, — ответила она. — Или, как ты думаешь, как я смогла сюда добраться?

Догадка пронзила сознание Хаджара.

Он резко обернулся и попытался ударить мечом наотмашь, но не смог.

Тело застыло, а сознание пронзила острая боль.

Демонов обруч!

Демонова принцесса…

— Мне честно жаль, Хаджар, — прошептала Тенед. В её руках застыл точно такой кинжал. По самую рукоять он вошел в грудь Хаджару. Из звездных глаз принцессы текли слезы, а губы её слегка дрожали. — Мне так жаль… прости…

Кто мог организовать покушение на принцессу в обход Чин’Аме и Императора Драконов? Кто мог «подкупить» Таш’Маган? Кто имел возможность вести переговоры с фениксами? Кто мог все так рассчитать, чтобы не ошибиться ни в одном из маневров посольства? Кто мог оставаться невидимым находясь при этом в самом центре событий?

Принцесса…

Принцесса Тенед…

Силы оставили Хаджара и он рухнул на колени.

— Я бы хотела сразиться с тобой еще раз, полукровка, — усмехнулась Таш. Она достала из пространственного кольца точную копию обруча и надела его себе на голову. — Но, видимо, не судьба.

С этими словами она толкнула Хаджара в плечо и тот рухнул с обрыва прямо на облака.

Последним, что он увидел, прежде чем сознание покинуло его, это как в схлопнувшихся облаках роняла слезы прекрасная принцесса драконов.

***

Маленькая черная точка стремительно падала со Скалы Великанов. Птицы и звери разлетались в стороны. Они чувствовали запах жуткой хвори, исходящей от черной точки. И ни один, даже самый отъявленный падальщика, не рисковал подлететь ближе.

А затем сверкнула белая молния. Из этой молнии вылетела другая точка. Белая.

Жуткий рев разогнал тех хищников, что рискнули броситься к незваному гостю.

Птицы и звери в панике умчались кто куда. Они увидели огромного белого тигра, окутанного ярким, белым пламенем. И лишь одна искра этого огненного савана могла превратить их в горстку пепла.

Тигр же, раскрыв белые крылья, бережно поймал падающую точку и исчез в очередной вспышке белой молнии.

***

— Проклятье, Иция! — не унимался Абрахам. — ты понимаешь, как это странно звучит?! Вы с Гевеной и Хаджаром провалились в туман, а затем ты оказалась здесь, — Шенси обвел рукой небольшой пролесок, расположившийся у самого подножия Скалы Великанов. — В десяти метрах от тайного лаза! Но при этом где Чужак и Гевена, ты понятия не имеешь?!

— Я знаю, как это звучит, Абрахам! — вскинулась Иция. — И, поверь, меня волнует судьба наших компаньонов ничуть не меньше твоего и…

— Тихо! — неожиданно перебил спорщиков Густаф. Он прислушался к чему-то, а затем указал в сторону бурелома. На долину уже опустилась ночь, так что видно было ни зги. И лишь свет костра хоть немного разгонял мрак. — Там что-то есть…

— Я проверю, — обнажив секиру, поднялся Гай и направился в указанную юношей сторону. Уже через минуту, он воскликнул. — Абрахам! Тащи сюда все зелья и пилюли, которые у нас есть!

— Что?

— Того! Чужак сейчас к праотцам уйдет, если мы не поможем!

Отряд Шенси тут же засуетился.

Никто из них так и не увидел, как в тенях замерла девушка с белыми волосами и зелеными, звериными глазами. Мгновением позже она растворилась в белесой дымке, не оставив после себя и следа.