Глава 1307

Рассвет в долинах… он почти такой же, как в горах. Когда небо тонет в золоте рассветного пожара, а тот, всеми силами, пытается пожрать отступающие войска ночной тьмы. И где-то посередине между ними разливается кровавая река, как свидетельство битвы между двумя армиями.

Наверное, сравнение не из лучших. Таким не завоюешь сердце молодой девы и не снискаешь себе славы поэта.

Но Хаджар не искал благосклонности молодых дев, да и поэтом он не был.


Он, и вовсе, уже давно не знал, кем является на самом деле.

В последнее время он все чаще находил себя в одиночестве, посреди бескрайнего жизненного маршрута, в котором нет никаких наглядных направлений. Где не знаешь, не то, что как идти, а банально — куда идти.

Хаджар, опираясь на вырезанный из ветви посох (спасибо Иции), держал в руках Алый Клинок. Черная поверхность клинка, на котором красными нитями вились облака, через которые единственными синим пятнышком пробивалась птица Кецаль.

Хаджар замахнулся и попытался ударить наотмашь, но рана дала о себе знать и, в очередной раз, он споткнулся (теперь уже о посох) и упал на землю.

И, так же в очередной раз, вонзив меч в землю, он с трудом, но поднялся. Вот только — зачем? Даже если он справиться. Даже если сможет убить Дергера и снять проклятие с Аркемейи, то обнять своего сына ему уже будет не суждено и…

— Все это не важно, — процедил Хаджар, будто спорил сам с собой. — если он будет жить, то все это не важно. Ничего не важно…

Может, Хаджар хотел сказать себе что-то еще, но не успел. Его окликнул Абрахам.

— Мы готовы, Чужак? Ты как? Все же решил идти дальше?

Хаджар, вместо ответа, отряхнулся (насколько позволяла двигаться рана)от земли и пошел по склону к небольшой тропе. Убирая клинок в ножны, он так и не заметил, как синее пятнышко Кецаль стало чуть ярче и, наверное, даже, чуть больше.

Хотя, пожалуй, это и не было так важно.

— И зачем мы его тащим, — ворчал Густаф. Он, в данный момент, поправлял рессоры на их дилижансе. — если раньше Чужак и его… прЫнцесса казались мне лишним балластом, то сейчас… Не забывай, Абрахам, что…

— Смерть всегда близко, — перебил Абрахам, сидящий на козлах. — Да-да, я в курсе, Густаф, спасибо, что напомнил.

Гай, стоявший прислонившись к высоченному колесу, наблюдал за тем, как, кряхтя, словно старик, Хаджар поднимался по ступеням внутрь повозки.

— Мы и так слишком сильно рискуем, — либо молодой набрался смелости, либо это был первый раз, когда Хаджар слышал от лучника более-менее связанную речь. — Гэвэна… Тенед, знает нас в лицо. А мы понятия не имеем, с кем она ведет там свои дела. С повстанцами или с правящей партией. Тем более у нас на плечах теперь груз в виде адепта-калеки.

Хаджар сверкнул глазами в сторону лучника. Тот поднял ладони в примирительном жесте.

— Ничего личного, здоровяк, — произнес он. — но в таком состоянии, ты действительно ничем не лучше калеки.

— Знаю, — коротко ответил Хаджар и исчез внутри повозки.


— Иция, что скажешь? — Абрахам обратился к девушке, разбиравшей внутри дилижанса разнообразные тюки.

Та, вместо ответа, только промолчала. За прошедшие дни совместного приключения, Иция и Тенед успели сблизиться. Подругами их назвать было нельзя, но для адептов даже такие теплые отношения — большая редкость.

В мире ограниченных ресурсов, где каждый сражается за то, чтобы стать сильнее, найти теплую душу — задача не из тривиальных.

— Понятно, — протянул Абрахам. — В общем, господа, слушаем легенду. С нами едет наш боевой товарищ — Хаджар. Благо имя у него такое распространенное, что я даже парочку гномов тезок знаю… Но не суть. Боевой наш товарищ пострадал в…

— Бою, — подсказал Густаф, забирающийся внутрь следом за Хаджаром.

— Не верно, друг мой. В каком таком бою можно получить одну единственную колотую рану в живот. Тем более в его энергетическом теле явные следы яда адептов. С такой легендой мы даже первой заставы не пройдем.

— Тогда что? — спросил Гай, замкнув шествие и втянув за собой лестницу.

Дилижанс (насколько же вместительным был пространственный артефакт Абрахама, раз в него умещалась такая махина) поражал своими габаритами. Две пары колес, каждое с диаметром в полтора метра, имели в ширину целую ладонь.

Рессоры толщиной со ствол молодого дуба. Высотой повозка превышала пять метров, а её «стены» были сделаны не из простой белой ткани, а из магической.

По такой придется нанести удар в полную силу Повелителю, чтобы рассечь. Стоимость метра такого удовольствия начиналась с двух капель эссенции реки мира. А конечная стоимость зависела от черноты рынка, на котором ты её покупал.

Длиной дилижанс тоже отличился — семь метров. Но самым впечатляющим было иное.

Запрягли в него одну единственную лошадь. Казалось бы — чего в этом такого. Ну лошадь и лошадь.

И все бы ничего, но она была… механической. Хаджар сперва даже не поверил своим глазам.

Конь, сделанный из стали и дерева, являлся каким-то сложным, магическим механизмом. Множество шестеренок крутились в едином, на первый взгляд, хаотическом порыве. Из ноздрей «животное» выдыхало желтоватый пар. Тот, густым конденсатом опускался на зеленую траву, покрывая её пахучим порошком.

Явно — отходы жизнедеятельности механизма.

Мощные, деревянные ноги, увенчанные стальными копытами, выбивали из земли комья грязи, оставляя после себя явные следы порезов.

Один удар таких и адепт, не защищенный доспехом хотя бы Небесного качества, увидит свою кровь.

Стоимость такого артефакта Хаджар даже приблизительно оценить не мог. По той простой причине, что видел его в первый раз в своей жизни. И не знал, за счет чего, тот вообще двигается. Внутренности лошади скрывал мощный круп из волшебного дерева.

Хотя, можно было предположить, что работу обеспечивал «двигатель», схожий с тем, что поднимает человеческие корабли в небо.

— Наш товарищ был ранен на охоте. И теперь мы держим путь к Рубиновой Горе, чтобы купить там камень Жидких Звезд. Такая наша легенда. И, если возражений больше нет, то вперед — к гномам и драконьей принцессе… проклятье, мы контрабандисты или герои баллад? Ну, во всяком случае, батька мой был бы доволен. Приключение намечается еще то.