Глава 1309

Хаджар, отодвинув край материи, заменявшей в дилижансе стену, внимательно рассматривал заставу гномов. Не праздного любопытства ради, а в целях рекогносцировки.

Застава выглядела прозаично, если не сказать, что банально. Небольшая каменная постройка величиной с избу. Несколько окованных железом, деревянных ежей, которые блокировали тракт.

Все, разумеется, сделанное адептами и сдобренное энергией и магией. Хаджар уже устал от таких сравнений, но, имея смертное прошлое, не мог не заметить, что один такой еж, с виду весьма тривиальный, с легкостью бы пробил крепостную стену Даанатана, метни его из той же катапульты.


Что же касательно самих гномов, то они… не удивили. Возьми обычного человека, тяжелую деревянную киянку, тресни ей по голове несчастному и вуаля — получишь среднего гнома.

Ростом метра полтора в лучшем случае, столько же в плечах, они действительно обладали очень и очень густой растительностью. Причем не только лицевой — волосы и борода, но и на руках и ногах. Эдакие разноцветные шарики меха в кованной, артефактной броне.

Причем такого качества, что продай хоть один комплект и можно безбедно жить остаток безумно длинной жизни адепта в сердце Даанатана.

Еще, пожалуй, и внукам останется, если к продажным женщинам наведываться не каждый день, а устраивать себе и им выходной… пару раз в год.

А разноцветные, потому что цвет волос и бороды у них начинался обычным черным и заканчивая огненно белым. Таким ярким, будто краской смазывали.

Заплетали они их в косички, схожие с теми, что делали «настоящие» Северяне, которых Хаджар видел в воспоминаниях Санкеша Солнцеликого.

Всего Хаджар насчитал дюжину гномов, работавших на заставе. Они что-то обсуждали с торговцами, коих здесь столпилось немереное количество. Порой устраивали досмотр. Развернули в обратно направлении несколько пеших торгашей и две крытые повозки.

Дилижанс Шенси простоял в очереди час с небольшим перед тем, как пришел его черед досмотра.

К козлам подошел рыжебородый гном в черном доспехе, украшенном вязью цвета мокрой раны — розовато багряной. Она сплеталась в хитроумный узор, который, наверняка, служил гербом.

Крупная нижняя челюсть, квадратные зрачки и уши, больше похожие на речную гальку. Красавцами гномов явно не назовешь. С первого взгляда становилось понятно, что это совершенно иная раса.

Даже пальцы у них были одинаковой длины… интересно, как они обучались боевому искусству кулака, где техник тычков пальцами по уязвимым точками было предостаточно?

Или подстраивали под себя так же, как Хаджар поступил с техникой медитации «Пути Среди Облаков».

— Абрахам Шенси, — говор у гнома тоже был ненормальный. Звук, доносящийся из глотки, был похож на то, как если бы жернова мельницы пытались перемолоть не зерна, а камни. — не могу сказать, что рад видеть тебя.

— Крепкого свода над твоей головой, достопочтенный Харбадурт, — сжав кулаки, Абрахам скрестил руки и ударил себя ими по плечам. Несложно догадаться, что так выглядело приветствие подгорных.

— Да-да-да, — Харбадурт, рассматривая что-то в своих бумагах, неопределенно помахал рукой. — и тебе того же, человек. Итак, давай пройдемся по списку. Что везешь?

— Как всегда, достопочтенный Харбадурт. Различный хлам на переплавку, несколько артефактов из разрешенного списка, материалы и ингредиенты, которые не найти в долине, ну и по мелочи еще.

— По мелочи, да… — пока гном, накручивая на палец одну из рыжих косичек, что-то читал, дилижанс весьма умело брали в коробочку еще восемь гномов. Хаджар положил ладонь на рукоять меча, но тут же встретился взглядом с Густафом, который отрицательно помотал головой. — в прошлый раз после твоей мелочи, Абрахам, мой брат, который, если ты помнишь, работает стражником на седьмом уровне, аккурат неподалеку от черного рынка, поймал несколько торговцев черной пылью.

— Да что вы говорите, достопочтенный Харбадурт? — Шенси выглядел максимально удивленным. — Неужели нашлись смельчаки нарушить закон партии и протащить в Гору порох?

— Именно, Абрахам, именно, — закивал гном. — и вот этим самым порохом заряжаются пистоли и ружья, которые изготавливают повстанцы, да обрушатся своды над их лысыми головами. И потом стреляют в своих же сограждан.

Хаджар еще раз окинул взглядом гнома и его добротную броню Императорского уровня. Что за пистоль должен быть, чтобы доставить неудобства тому, кто облачен в подобную военную роскошь.


— Чудные дела творятся под горой, — цыкнул Абрахам. — но мне известно не больше, чем говоришь ты, достопочтенный Харбадурт. И, как и всегда, вот мой перечень товаров, — Шенси протянул гному запечатанный воском свиток. — и пошлина на ввоз, — а вместе с ним и мошну, которая, на деле, являлась простеньким пространственным артефактом.

Чудные дела… еще несколько десятилетий назад, даже такой пространственный артефакт казался Хаджару каким-то невероятным сокровищем, а теперь его использовали как простой… мешок. Настолько обесцененную вещь, что её потеря никак не скажется на общем бюджете.

— Пошлина, — фыркнул гном, но мошну принял и убрал её уже внутрь своего пространственного артефакта. Как понял Хаджар, им являлся ларец, лежащий рядом с пограничником на каменной чурке. — ты уж не обессудь, Абрахам. Я знаю, что ты хороший друг старика Дабладурта, но… дела нынче действительно странны. Повстанцы докучают все больше. Устраивают собрания, говорят о том, что партия вождя прогнила, ну и далее по списку. Так что Дилижанс мы твой досмотрим.

— Как пожелаешь, достопочтенный Харбадурт, — Абрхам склонил голову, обозначив тем самым поклон. — Народ — выгружаемся. Густаф, помоги Хаджару.

— Хаджару? — чуть подался вперед пограничник. — у тебя в отряде пополнение.

— Да, — отмахнулся Шенси, спускаясь с козлов. — старый приятель. Получил рану во время охоты. Вот, взял с собой попутчиком. Хочет купить на вашем рынке камень Жидкой Звезды.

— Жидкой Звезды… яд, что ли?

— Ага, — кивнул Абрахам. — напоролся на ловушку, расставленную каким-то нерадивым. Мы кое-как обработали, но, боюсь, если не изгнать заразу полностью, то на его развитии можно поставить точку.

— Понятно… ну, Каменный Молот ему в помощь.

— Твои слова, до горам в уши…

Хаджар так и не понял, какие отношения между Шенси и пограничником. Была ли эта холодная вражда или прохладное приятельство, но, так или иначе, после того, как Иция, Гай и Густаф на пару с Хаджаром (для последнего спуск по приставной лестнице стал настоящим испытанием)покинули дилижанс, его принялись досматривать.

Весьма тщательно, надо признать. С использованием каких-то артефактов, которые, видимо, позволяли взглянуть внутрь пространственных.

— А личные проверять не будут? — Хаджар шепнул на ухо Густафу.

Полуликий посмотрел своим единственным глазом на Хаджара, как на полоумного, а затем хлопнул себя по голове.

— Абрахам не сказал, да?

— Скорее всего — не сказал.

— Перед тем, как пропустить, нам на личные артефакты поставят печать. И пока та действует, своим пространственным ты не воспользуешься. Так что если что-то необходимое нужно, то достань сейчас. Под горой сделать это будет практически невозможно.

Хаджар мысленно выругался. Не то, чтобы у него в кольце было что-то жизненно необходимое, но такую информацию предпочитаешь получать заранее.

Абрахам, стоявший поодаль, только развел руками. Мол — всего не упомнишь.

— От тебя пахнет кровью и сталью, — донеслось из-за спины Хаджара. — Ты воин, да? Солдат?

— Молот Каменных Предков! — воскликнул Харбадурт. — Алба-удун, только давай не сейчас!

Почему-то Хаджар не сомневался, что ни к чему хорошему это не приведет.

А когда он повернулся и увидел молодого гнома с горящими глазами и здоровенной секирой в руках, то лишний раз убедился в своем подозрении.