Глава 1311

Хаджар вздохнул и, покачав головой, обнажил Алый клинок. Обратившись внутренним взором к своей душе, он зачерпнул из источника половину запаса энергии и щедро влил её в энергетическое тело.

Его меридианы и каналы вспыхнули подобно лесному пожару, а мышцы налились силой. Боль ушла из раны, а сознание больше не мутило.

Это временное решение проблемы, которое обойдется в будущем серьезной данью собственному организму, но иначе Хаджар не смог бы сражаться даже секунды.


А теперь в его распоряжении была целая минута. Достаточный срок, чтобы постараться не умереть.

— Ты знаешь мое имя, солдат-человек, — гном крутанул топорами и принял низкую стойку. — но я не знаю твоего.

— Хаджар Дархан, — ответил Хаджар, приняв свою обычную позицию — ноги по ширине плеч, а меч отставлен в сторону и острием смотрит в землю. Открытая и столь обманчиво безопасная позиция.

— Хаджар Дархан… — Алба-удун ненадолго задумался. — Мне кажется, я слышал песню в одной из таверн с таким героем. Безумный Генерал, восставший против драконов, захвативших земли Семи Империй. Мертвый принц, который бился против империи. И вот ты — пахнешь сталью, человеком и драконом. Тезка?

Хаджар буквально чувствовал, как его спину сверлят взглядом Абрахам и его люди. Насколько мизерный существовал шанс, что в бескрайнем Безымянном Мире, песни о нем пройдут такое расстояние и окажутся в регионе Шоладен, который и общих-то границ с Белым Драконом не имеет.

Хаджар промолчал.

— Справедливо, солдат-человек, — кивнул гном. — за воина говорит его честь и его сталь. Слова оставим пышногрудым девам и…

— Кузен! — недовольно окликнул Харбадурт. — ты будешь языком работать или сталью?

— Брат правду говорит, — Алба-удун мотнул головой в сторону главы стражи. — начнем, солдат-человек. Хочу посмотреть чем воин из прославленного региона отличается от мучных изделий Шоладена, по ошибке называющих себя вои…

— Кузен! Да отсохнет твое естество!

Хаджар не знал, что ему делать — толи смеяться, толи пытаться не потерять связь с реальностью.

Впрочем, на данный вопрос ответ дал сам Алба-удун. Он вновь ударил топорами друг о друга, а затем резко развел их в разные стороны.

Хаджар сражался за свою жизнь так много и с таким количеством самых разнообразных противников, что был готов почти ко всему.

Почти…

Но такого, он еще не видел никогда прежде.

По всему телу Алба-удуна зазмеились зеленые узоры. Мощными канатами, они стянули торс и руки гнома. Его глаза вспыхнули оранжевым светом, а позади, за спиной топоры соединила огненная дуга, внутри которой сверкали неизвестные Хаджару руны.

Все это одновременно походило на Покров Зова, как его использовали степные орки и Степной Клык в частности, и, в то же время, выглядело какой-то странной защитной техникой.

— Посмотрим, чего ты стоишь! — взревел Алба-удун.

Он размахнулся закругленным топором и рассек воздух перед собой. Еще до того, как среагировал разум Хаджара, его энергия хлынула в сторону рук и меча, а последний, описав широкую дугу, принял защитное положение.

Как раз вовремя.

Уже спустя меньше, чем мгновение одна из рун вылетела из огненной дуги и, вспыхнув ярким пожаром, разделилась на десяток огненных порезов. Безумным роем они обрушились на Хаджара, стоявшего в центре кокона из тела призрачного, свившегося кольцами черного дракона.

Каждый удар огненных разрезов он ощущал на себе в полной мере. Как если бы гном не стоял от него на расстоянии в десять шагов, а бился в партере в полную силу.

Хаджар чувствовал в каждом ударе мощь истинного королевства, зов и… чего-то еще. Чего-то, чему он не мог найти нужной метафоры.

Это было как если бы… если бы…

— Неплохо, солдат-человек! — засмеялся пьяный от азарта боя Алба-удун. — теперь твоя очередь. Давай, покажи мне что можешь, перед тем как мы начнем настоящий поединок!

Настоящий? Так это был просто приветственный обмен ударами? Хаджар не сомневался, что даже Таш’Маган оценила бы гнома по достоинству.

Что же, становило предельно понятно, каким образом два миллиона гномов, живя на границе между Алым Фениксом и Белым Драконом, столько эпох удерживали свою гору от разорения иноземцами.

Хаджар взмахнул клинком и дракон расправил свои крылья. Сверкнули острые клыки и теперь уже десяток черно-алых разрезов, в которые превратился защитный кокон, устремились в сторону гнома.

Хаджар ожидал от противника всего, что угодно, но только не того, что последний останется стоять неподвижно. Он, в полном смысле этого слова, бездействовал.

Просто наблюдал за атакой человека. А затем, когда десяток черных разрезов, каждый способный отправить к праотцам Повелителя средней стадии, ударил по нему — даже не моргнул.

Хаджар чувствовал, что его удар достиг цели, но вот глаза его подводили. Каждый из разрезов, коснувшийся кожи гнома, буквально разбивался вдребезги, как если бы перед ним была не смертная плоть, а неразрушимый небесный объект.

И только ярче вспыхивали зеленые канаты, стянувшие торс Алба-удуна.

— И это все? — гном выглядел немного разочарованным. — если так, то вспомни молитвы своим богам, человек. Ибо я наступаю!

Гном оттолкнулся от земли. Он использовал свою энергию грязно и неряшливо. Земля, под его стопами, на площади в метр, загорелась, а затем и вовсе из трещин забила лава. Сам же гном, не рассекая, а пробивая собой сопротивления воздуха, из-за чего вокруг него вспыхивали огненные волны, переместился к Хаджару.

Любой опытный адепт счел бы, что сражается с неумехой, который просто запитал источник алхимией, но… последующий удар топора с двойным лезвием полностью опровергал это утверждение.

Окутанный пламенем, с рунами, светящимися на лезвии, он врезался в Алый Клинок и, последний задрожал в руках Хаджара. Тот всем телом ощутил первобытную мощь Алба-удуна. Будто бы Хаджар бился не с гномом, а с настоящим вулканом.

Приняв удар на жесткий блок, Хаджар развернулся на пятках и, используя преимущество в скорости, нанес быстрый секущий удар сверху вниз. Его меч вспыхнул черным сиянием, внутри которого затанцевал беснующийся дракон.

Но, как и в случае с первыми ударами, гном полностью проигнорировал атаку Хаджара. Алый Клинок не просто отскочил от тела Алба-удуна, а еще и высек несколько искр.

— Что за…

— Это смешно! — закричал гном и его второй топор понесся к ногам Хаджара. Тот лишь в последний момент успел создать за спиной вакуум и, используя последний, разорвать дистанцию до того, как его рост сравнялся бы с подгорцами.

— Дешевый трюк! Не такого я ожидал от Безумного Генерала!

Глаза Хаджара сверкнули синевой.

То, что на первый взгляд казалось обычной дуэлью, оказалось, на деле, серьезным поединком. И раз уж гном хочет Безумного Генерала, то, видит Высокое Небо, он его получит.

Ибо у Хаджара не было времени, чтобы тратить его на пустые махания железками.

Он поднял меч к небу. Недавно ясное, оно мгновенно затянулось тяжелыми, могильными тучами. Задул шквальный ветер. Бурей он обрушился на заставу, срывая с дилижансов крыши и заставляя людей использовать свои защитные техники.

Гномы-стражи встали в круг и вонзили в землю свои ростовые щиты.

Оглушая окрестности диким ревом, с неба опустился огромный черный дракон. Он слился с мечом Хаджара, и теперь уже нельзя было сказать, человек стоял перед Алба-удуном или разгневанный повелитель небес.

— Ну наконец-то! — радостно засмеялся гном и руны позади него запылали ярче полуденного солнца.