Глава 1313

Когда Хаджар вышел на улицу, то первым, что он увидел, было задумчивое лицо рыжебородого Алба-удуна. Тот рассматривал своего человеческого визави, как нечто необычное и удивительное. Явление, которого прежде он никогда не видел.

— Доброе утро? — с вопросительными интонациями поздоровался Хаджар.

Чувствовал он себя отменно. Можно сказать, что лучше уже давно не было. Потому как даже те раны, которые не затянулись перед походом в Порт Мертвых, излечил Даг-лад. А слова каменного тролля, которые не относились к текущей ситуации, не просто «можно было», а нужно было обдумать… потом.


— Да будет свод крепок над твоей головой, человек-воин, — кивнул Алба-удун. Его бока стягивала повязка какого-то мутно-серого цвета, с примерно таким же запахом — густым, маслянистым и не самым приятным на вкус. — О, не обращай внимания на это, Хаджар. Плоть людей мягче, чем каменная кожа гномов. Так что даже Даг-лад, последний из великих целителей — каменных троллей, не может излечить гнома своей ворожбой.

— Было бы неплохо, если бы он еще и мох между твоими ушами смог в мозги превратить, — из-за угла сторожки, со стороны дороги, вышел Харбадурт. — Кузен, на этот раз ты перешел все границы.

— Кузен, насколько мне известно, граница в той стороне, — Алба-удун указал на перекинутые через дорогу ежи. — граница в той стороне.

Хаджар переглянулся с Харбадуртом. И судя по недоуменному взгляду последнего, он тоже не мог понять, шутит его брат или нет.

— Смотрю все уже в сборе, — заухмылялся непонятно откуда появившийся Абрахам. — можно и дела тогда углами обтереть.

Харбадурт, у которого Шенси стоял за спиной, мгновенно изменился в лице и осанке. Сперва этот статный, закованный в латы вояка, выглядел как мифический колосс, но стоило появится плуту-контрабандисту, как последний осунулся и поник.

Когда же он развернулся к Абрахаму, то выглядел и говорил, как заправский торгаш на праздничной ярмарке.

— Дорогой мой друг, — он развел руки в стороны и попытался обнять Шенси, но тот не собирался превращаться из обычного контрабандиста, в расплющенного контрабандиста. — какие между нами могут быть счеты! Давай мы забудем о некоторых лишних пошлинах, — с этими словами Харбадурт протянул суму немного меньшего размера, чем изначально оплатил Шенси. — и ступайте с благословением Каменных Предков. Двери Рубиновой Горы всегда открыты для Абрахама Шенси, известного друга гномов, и его людей.

Абрахам взял суму, повертел её, а затем подкинул и пока та еще находилась в воздухе, убрал в свой пространственный артефакт.

— И действительно, достопочтенный Харбадурт, какие между нами могут быть счеты, — плут расплылся в улыбке и собирался было обнять гнома, но потом опомнился и похлопал последнего по плечу. — единственное… вряд ли золото…

— Там не золото… — возмутился Алба-удун.

На него посмотрели, как на полоумного, а затем вернулись к обсуждению своих вряд ли законных сделок.

— Так вот, — прокашлялся Шенси. — дань кровью платят, ты сам в курсе в каких случаях, достопочтенный Харбадурт. Так что ты не откупишься от крови моего человека своим золотом.

Взгляд начальника пограничников потяжелел и он снова приосанился. Хаджар слышал что-то о том, что торговаться с гномами — себе дороже. Кажется, об этом рассказывал Степной Клык. Орки, в бытность кочевым народом, посещали множества стран и вели дела с еще большим количеством рас.

— И что ты от меня хочешь, Шенси? — уже без тени елейности в голосе, тяжело спросил гнома.

— В данный момент — ничего, — легко ответил Абрахам. — но в будущем… только Каменные Предки ведают, что я смогу попросить у тебя в будущем.

Харбадурт что-то произнес на своем грохочущем, болезненном для человеческих ушей, языке.

— Но лишь единожды, — буркнул он. — лишь единожды, Шенси, ты спросишь с меня и я отвечу. Но запомни, чтобы ты не спросил, после этого мы с тобой станем врагами и я буду каждый день молиться Каменным Предкам, чтобы моя секира напилась твоей крови.

Абрахам, несмотря на явную угрозу, не скрывал улыбки и радости от заключенной сделки.

— Это дела будущего, достопочтенный Харбадурт, а дела нынешнего требует от меня маленького подарка моему закадычному другу, — Шенси взмахнул рукой и на свет появилась та же сума, которую еще недавно вернул гном. — это, так сказать, за хлопоты по моим вопросам.

— О, как это любезно с твоей стороны, мой дорогой друг, — мгновенно изменился и Харбадурт. Будто и не было того сурового, воинственного гнома, который еще недавно обещал отправить Шенси на тот свет к праотцам. — Проезжайте уже скорее, мы и так задержали очередь на сутки. Теперь все отчеты… впрочем, расколотая наковальня с ними. А чтобы дальше на дороге вас не думали останавливать, возьмите с собой моего бравого кузена. Одно только присутствие Удуна обеспечит вам спокойный проход вплоть до врат Предков.

Теперь уже настал черед переглядываться Шенси с Хаджаром. Было понятно, что Харбадурт хочет воспользоваться ситуацией и сбагрить своего братца куда подальше. С другой стороны, если в Рубиновой Горе обитало всего два миллиона гномов и далеко не все из них не носили брони, то получается…

Получается, что Алба-удун находился здесь не просто так, а в каком-то подобии изгнания. И попал он в него явно не за то, что носил весьма странную прическу, больше подходящую степным оркам, чем жителю подгорья.

— И, конечно же, не могу я оставить своего дорого друга, — спохватился Харбадурт. — без ответного подарка в добрый путь.

И в очередной раз многострадальный кошель-сума сменил своего владельца, чтобы вновь вернутся к Шенси. Тот пощупал его в пальцах и убрал обратно в пространственный артефакт.

— С тобой приятно иметь дело, достопочтенный Харбадурт, — Абрхам отсалютовал краем своей пестрой шляпы и, развернувшись, насвистывая какую-то незнакомую мелодию, направился к дилижансу. — Пойдем, Чужак, здесь наши дела закончились.

— Достопочтенный Харбадурт, — слегка поклонился Хаджар.

— Безумный Генерал, — неожиданно, гном скрестил сжатый кулаки и ударил ими себя по плечам. — для меня честь, что на нашей земле пролилась кровь прославленного воина.

Хаджар никак на это не отреагировал. Мало ли какие поверья у жителей подгорья. Так что он просто кивнул и направился следом за Абрахамом. А сзади, едва ли не вприпрыжку, семенил Алба-удун.

— А правда, Дархан, что ты убил своего короля?

Хаджар едва не поперхнулся воздухом.

— Возможно, — не стал отрицать он.

— Каменные Предки! — воскликнул Алба-удун. — Если об этом узнают мои друзья из партии Свободной Горы, то ты станешь нашим символом освобождения от угнетателя-вождя!

Хаджар посмотрел на небо долины. Высокое, с неспешно плывущими белыми кучевыми. Ему хотелось обернуться синей птицей Кецаль и взмыть в лазурную высь — подальше от интриг и дрязг регионов, королей и императоров.

Но, увы…

Что же, он теперь, хотя бы, знал, за что одного из Удун отправили в ссылку.