Глава 1327

Разумеется, Хаджар не мог знать ничего из того, что терзало в большей степени принцессу Тенед и, куда в меньшей, Таш’Маган. Но он знал одно — если он не сможет отнять принцессу у Таш, то вряд ли сможет закончить посольство в роли Героя Рубина. А если не сможет этого, то, получается, вход в сокровищницу Императора Драконов будет ему закрыт.

А без техники Пути Среди Звезд, ему не подняться на следующую ступень развития. Получается, что и путь на Седьмое Небо и спасение его жены и нерожденного ребенка так же будет закрыт.

И, быть может, будь у него в распоряжении не шесть веков жизни, а, хотя бы, в десять раз дольше, он мог бы придумать или отыскать какой-то другой способ, но… увы.


Поэтому вот он — Хаджар Дархан. Стоял на пути двух дюжин Удун, Вождя гномов неизвестной силы и, что куда опаснее, Таш’Маган.

Обхватив рукоять Черного Клинка двумя руками, он направил меч в сторону вагончиков, остановившихся в полукилометре от него.

Здесь, под горой, ему было куда сложнее услышать имя ветра. Но даже так, оно было рядом. Его вечный спутник и товарищ никуда не уходил.

Он вновь стал ритмом его сердца. Он заструился по венам вместе с кровью. Он был его дыхание. Был его душой. И вместе с ним развернулось в полную мощь Истинное Королевство Синего Ветра.

Молнии забили откуда-то с вышины каменного свода. Они сплетались в едином порыве штормового ветра. С легкостью шторм, закручиваясь вокруг одинокой фигуры в черной броне, ломал кристаллические деревья. Он выдергивал из земли огромные валуны и перемалывал их в мелкую крошку.

Огромная, черная, с синими глазами и стальными клыками, драконья пасть поднялась за спиной Хаджара. Высотой больше пяти километров, шириной в сотню шагов, она распахнула пасть и дикий рев затопил пещеру.

— ТАШ!

Затем Хаджар взмахнул мечом и сделал широкий, секущий взмах. От левого плеча до правого, меч описал горизонтальную дугу и застыл. А следом, прямо перед вагончиками, на расстоянии в нескольких метрах от Удун, в воздухе вспыхнули молнии-разрезы. Они, беснуясь в хаотичном танце, жадными клыками вгрызлись в землю, вырезая в ней широкое ущелье.

— И зачем так кричать, маленький воин? — прозвучал женский голос.

Негромкий и спокойный, он с легкостью пронзил ярость бури и, словно, немного её успокоил… ну или сковал ледяными оковами.

Теперь, вместе с белыми молниями, олицетворением ярости ветра, со свода падали искрящиеся белые снежинки.

Таш’Маган, вышедшая из вагончика, взмахом руки скинула с плеч тяжелую шубу из Горного Кита. Монстра, от которого даже у многих бывалых воинов Рубинового Дворца могут затрястись поджилки.

Она убила его в одиночку.

— Миледи, вы…

— Этот пес лает громче, чем кусает, — снисходительно улыбнулась она одному из Удунов.

Обнажив тяжелый артефактный меч, больше похожий на покрытый льдом, крючковатый клык хищной рыбы. Её ноги скрыла шипастая стальная юбка, а торс прикрыла волшебная ткань, поверх которой звенела крепкая кольчуга. На плечах и руках серым мхом поднимались меховые наручи и наплечники.

Броня, без малого, Божественного качества. И меч точно такого уже уровня изделия.

— Я закончу это как можно быстрее, — прошептала она. — из уважения к тебе, маленький воин.

То что, последовало далее, заставило содрогнуться сердца даже самых бесстрашных среди Удун. Находившиеся за километр члены отряда Шенси почувствовали, как их души стиснули ледяные клыки.

Смерть потчевала где-то совсем рядом…

Таш обратилась к своему стилю Ледяного Дыхания. Искусство, берущему свое начало от рук самого Первого Император Драконов, но доступного лишь нескольким драконам за всю историю.

Она призвала истинное слово воды и холода. Она соединила их со своим Истинным Королевством Хищной Рыбы. И одновременно с тем, как массивный тяжелый меч, весом больше, чем в сорок тонн, обрушился в мощном рубящем ударе, за спиной Таш поднялось настоящее цунами.

В огромной волне, которая стремительной горной рекой устремилась в сторону Хаджара, плыла невероятных размеров хищная рыба, чем-то напоминающая щуку и акулу одновременно.

В ней содержалась не только голая мощь удара Таш, но и все её глубочайшие мистерии, находящиеся за гранью Истинного Королевства, энергия и истинные слова.

Неудивительно, что даже несмотря на то, что Таш’Маган полностью контролировала две три своего потенциала и лишь одна треть просачивалась сквозь технику:

— Хищная Река Льда.

Даже этого хватало, чтобы Изумрудный Лес мгновенно превратился в ледяной. Ущелье, которое пересекало путь вагончикам, от одного лишь эха мгновенно стянула заплатка из толстого, многометрового льда.

Изумрудные деревья сверкали белым покровом, а температура резко опустилась ниже нуля. Настолько, что у некоторых гномов с непривычки заболели глаза.

Влага на их поверхности начала застывать.

— Покойся с миром, маленький воин, — мысленно произнесла Таш’Маган. — Я буду помнить твое имя и…

И произошло то, чего Таш никак не могла ожидать.

***

Да, Хаджар, безусловно, не мог позволить себе той роскоши времени, которой располагали другие адепты. В его распоряжении оставались лишь шесть веков.

Срок, который насмешил бы даже простого Небесного Солдата.

Но!

Хаджар все еще обладал, пусть и всего одним, но козырем.

Нейросеть всегда была в его распоряжении. И он нашел её то применение, которое подходило ей лучше всего. Она стала его временем. Тем, что у него отняли. Она вернула с лихвой.

И пусть в это время он не мог обнимать своих родных, не мог наслаждаться закатами и рассветами. Не мог поднять на руки своего ребенка. Прижаться лицом к волосам жены.

Он мог лишь сражаться.

Неустанно, каждую секунду, каждое мгновение, нейросеть, используя всю свою мощность и подсознание Хаджара, проводила симуляции поединков с теми противниками, с кем сталкивался прежде Хаджар.

Почти восемнадцать миллионов. Именно столько раз Хаджар, обнажив свой меч, бился внутри собственного разума. Именно столько раз он испытывал боль от ран, переломов, смертей… но с каждым разом вновь возвращался на иллюзорные поля.

С одной лишь целью.

Стать сильнее.

Не ради себя.

Ради тех, кто ждал его внутри ледяного гроба.

И, может Таш предполагала, что впервые продемонстрировала свой лучший удар. Но для Хаджара видел это уже почти пять тысяч раз. Почти семь тысяч поединков с ним нейросети потребовалось чтобы собрать все мета-данные о Таш и составить полную картинка её стиля и техник.

Так что когда Хаджар поднял перед собой меч и спокойно произнес:

— Драконий Рассвет, — то пришел черед Таш вновь ощутить себя молодой и неопытной, стоявшей перед ликом гиганта.

Она будто опять сражалась с Горным Китом.