Глава 1333

Длинный и узкий коридор, как и догадывался Хаджар, заканчивался довольно просторным атриумом. В широком зале, украшенном колоннами и статуями, опытный глаз замечал вовсе не убранства, а множество уходящих вглубь стен таких же коридоров. Видимо именно так в Рубиновой Горе выглядела «центральная управа».

Красивый зал, заполненный суетящимися гномами, несколькими удунами, мрачно взирающими на происходящее и множеством тайных ответвлений, в которые не стоит попадать без особого желания встретить, в лучшем случае — в скором времени своих праотцов.

— Значит вот как выглядит человек, способный выдать себя за дракона.


Гадат-Глад. Вождь гномов. Существо, которое оказалось способно пронизать сетью коррупции целое общество, построенное на стремление к свободе и самостоятельности.

Он не был похож на обычных чиновников, которых Хаджар успел повидать за то время, пока служил в армии. Тех, зачастую, тучных, некогда овеянных боевой славой, а нынче — мягких и жадных до уюта и благ.

Нет, Гадат выглядел иначе.

Выше среднего роста, он все еще был широк в плечах, а его руки дышали силой. Крепкие, сухие мышцы, скрытые под одеждой, тем не менее, не могли скрыться от наметанного взгляда.

Чернобородый, поджарый, он выглядел как готовый к броску барс. Барс, у которого в глазах плескался океан стали.

Этому гному не чужды были убийства. И нет, Хаджар не имел ввиду победу в открытом поединке. Скорее — нож, спрятанный в рукаве, пронзающий спину того, кого заключаешь в дружественные объятья.

В ножнах у бедра покоилась широкая сабля. Совсем, насколько успел понять Хаджар, несвойственное для гномов оружие.

— Чести ради, — так же холодно, как и прежде, ответила Тенед. — в его груди бьется сердце нашего сородича.

— Гибрид? — Вождь чуть удивленно приподнял правую бровь. — я уже давно кую металл, принцесса драконов, но про гибридов слышал только в легендах… говорят, что их истребляли при первой же возможности.

— Ваши легенды не врут, достопочтенный Гадат-Глад, — подтвердила принцесса. — но мы будем с вами предаваться светским беседам или перейдем к решению общих дел?

Теперь пришел черед удивляться уже Хаджару. Нет, он всегда подозревал, что был не первым из тех, кому довелось носить под ребрами звериное сердце. Но чтобы «гибридов» так сильно… опасались? Или, может, просто это некий звериный расизм по отношению к двуногим.

— Разумеется, — широко улыбнулся Гадат-Глад. При этом его улыбка выглядела так же, как обнажаемый меч. Светлая и смертоносная. — пройдемте.

Гадат-Глад развернулся и направился в сторону одного из коридоров. Разумеется того, где около входа стояла четверка удунов. Разрисованных, полуобнаженных гномов с различными вариациями рубящего оружия в руках.

Несмотря на то, что для становления удунами гномы уезжали на обучение в человеческий регион, Хаджар подозревал, что у них имелась некая своя система обучения, которая и приводила к тому, что все удуны имели такие яркие сходства.

В составе из пяти гномов, одной драконьей принцессы, терзаемой внутренними демонами и Хаджара, все еще носящего на голове почетное рабское украшение, они дошли до небольшого зала, скрытого за таким хитрым угловатым поворотом, что если смотреть с определенного угла, тот выглядел как часть стены.

Оптический обман, не более того.

Но безумно искусный.

В городах людей и драконов такое не увидишь.

Внутри все, чем-то, напоминало убранство того же зала, что и у старика Эдена. Доходило до смешного — за дубовым столом, на дубовых стульях, сидели разномастные гномы чиновники. В том, что они именно хрестоматийные чиновники, не возникало никаких сомнений.

Замасленные, бегающие глазки, животы, оттягивающие камзолы до хруста ниток под пуговицами. Замасленные пальцы, в чем-то похожие на сардельки и неисчисляемые количество подбородков.

Когда деньги и власть достаются легко и без забот, человек, гном, дракон — да кто угодно, в первую очередь пытается удовлетворить свои низменные потребности, которых был лишен в начале жизненного пути.

Пожрать побольше и повкуснее.

Потрахаться послаще и побольше.

Посрать в комфорте и тишине.

Все они одинаковые.

Забывшие свой меч и свой путь.

— Итак, — Гадат-Глад уселся во главу стола. — планы немного поменялись, господа. Вместо Таш’Маган на нижние уровни спустится Хаджар Дархан, Безумный Генерал.

— Безумный Генерал? — подался вперед один из сидящих. Он выделялся тем, что не был толстым, а, скорее, тучным. Из-под воротника камзола виднелись руны, схожие с теми, что красовались на удуна. Хаджар догадывался, кто это был. Предмет столь пылкой ненависти Алба-удуна. Дагл-Уден. — Я что-то слышал о нем. Какой-то офицер из отдаленной человеческой деревушки на краю Белого Дракона.

— Всегда удивлялся твоей осведомленности, Дагл-дан, — все той же улыбкой ответил Гадат-Глад. — Познакомьтесь. Кто знает, может быть именно благодаря вам двоим мы, наконец, добьем королевскую семью и власть над гномами окончательно вернется в руки ремесленников.

Чиновники утробно заголосили, поддерживая своего предводителя. Коррумпированные, жадные, но и настолько глубоко погрузились в свои ложи и воровство, что уже и сами уверовали в то, что являются истинными слугами народа и действуют во благо государства.

При этом, разумеется, они работали во благо исключительно самих себя.

Хотя работой это сложно было назвать.

— Итак, принцесса Тенед, — Гадат-Глад приглашающе протянул руку. — давайте в последний раз сверим наши планы перед тем, как отправляться в путь.

Принцесса, сидевшая по другую сторону от стола, поднялась и провела ладонью над браслетом. Изумруд в его навершии засиял и над столом развернулась карта, которая выглядела как маленький, реальный мир.

В отличии от более дешевых поделок, он не просвечивал и не рябил. Это уже сложно было назвать проекцией или чем-то в этом духе.

— Существование королевской семьи Народа Под Горой, — Тенед с уважением произнесла полное самоназвание гномов. Этикет и все такое. — зиждется на…

— На том, что мы выделяем им средства из казны, — хмыкнул какой-то чинуша.

В этот самый момент Хаджару стало сложно дышать. И только воля меча и залп половины резерва источника энергии позволили ему остаться стоять прямо.

Принцесса выпустила на волю свою энергию, добавив к этому мистерии меча, уходящие даже глубже, чем у Таш. Это было что-то за пределами Истинного Королевства.

— В следующий раз, когда вы меня перебьете — это станет последними словами из ваших уст, монсир, — процедила Тенед. Из её глаз разве что молнии не вылетали. Хаджар всего раз видел Императора драконов, но видят Вечерние Звезды — она действительно была его дочерью. — С вашего позволения, господа, я продолжу…