Глава 1336

— Уже? — машинально спросила принцесса, но быстро опомнилась. Она вновь была статной; выглядела выше, чем была ростом на самом деле и, пусть и в платье, но держала руку на эфесе меча. — Ведите, достопочтенный Эден.

Старик, опираясь на свой каменный посох (хоть Хаджар и знал, что на самом деле под невзрачным артефактом маскировалось могучее оружие, но все равно продолжал видеть в нем лишь посох. Может это часть магии Дабладурта?) отошел в сторону и, одновременно с поклоном, приглашающе взмахнул рукой.

В сторону края площадки, на которой они втроем и стояли.


Тенед сделала было шаг на встречу бездне, но вдруг обернулась и, с легкими нотками игривой насмешки в глазах, произнесла:

— Слушай мой приказ, Хаджар Дархан. Я запрещаю тебе каким-либо образом вести общение с Эденом Дабладуртом.

Иглы вновь пронзили разум и душу Хаджара, а обруч на его голове чуть нагрелся.

С этими словами принцесса все же сделала шаг, но вместо того, чтобы рухнуть камнем на головы празднующих или же, благодаря свой истинной натуре, воспарить под далекий свод, она звонко щелкнула хрустальным каблуком по ступеням рубиновой лестницы.

Последняя, полупрозрачная, словно застывшие прозрачные кирпичи из чьей-то крови, появилась одновременно с тем, как старик Эден ударил посохом о землю, а его губы что-то прошептали.

Хаджар почувствовал в этой магии древнюю силу Истинных Слов — настоящее волшебство, ограниченное лишь внутренней силой волшебника, а никак не заемной энергией из Реки Мира.

— Ступай, маленький воин, — старик указал посох на спускающуюся вниз лестницу. Каждая новая ступень появлялась аккурат под шагом принцесса, так что казалось, будто если она пойдет слишком быстро, то непременно свалится вниз. — по правилам, ты идешь вторым.

Старик остался стоять в ожидании. Хаджар попытался было кивнуть, но его сознание и энергетическое тело мгновенно ошпарило чуждой силой.

Намек недвусмысленный.

Общение жестами — тоже общение.

Так что Хаджар развернулся и зашагал по волшебной лестнице. Несмотря на то, что та парила в воздухе без всяких зримых опор, ступени ощущались так же надежно и крепко, как сама гора.

Магия…

Позади послышались шаркающие шаги старика.

— Принцесса запретила тебе общаться, но общение подразумевает, что мы как-то с тобой коммуницируем. Если же я лишь говорю, а ты пытаешься не слушать, то значит — мы не общаемся.

Хаджар мысленно и, может, чуть устало, усмехнулся. Любые клятвы, любые колдовские приказы, как бы сильны, крепки и непреклонны казались, на самом деле — лишь направление. И, имея должную смекалку или опыт, их всегда можно было обойти и прийти в нужный пункт назначений иной, окольной тропкой.

— Все идет по плану, маленький воин.

Хаджар чуть было опять не попытался кивнуть, но вовремя напомнил себе, что он вслушивается в звуки смолкающей толпы. В то, как все реже хлопают крылья людей-птиц. Как тише грохочут гиганты, выбирая, крышу какого дома им использовать вместо табуретки.

Он вслушивался в стихающий праздник, а вовсе не в слова старика.

— Шенси с его отрядом и Албадурт уже готовы. Мы ждем лишь твоего сигнала.

Сквозь стихающую толпу и клацанье каблуков Тенед, Хаджар, кажется, слышал чей-то голос. Голос, который напомнил ему, что только идиот мог надеяться на то, что при том раскладе сил в кристаллическом лесу им удастся совершить переворот и убить вождя.

Нет.

Все было гораздо проще.

При живой Таш, Хаджар никак не мог сыграть роль Героя Рубина. А кому, как не Эдену, хранителю мудрости всей расы гномов, знать, что именно это за роль.

Так что Шенси и Хаджар преследовали совершенно иные, чем все думали, цели. Перед тем, как свалить короля с шахматной доски, сперва нужно подобраться к нему как можно ближе.

А что может быть ближе, чем позиция Героя Рубина и того, кто должен привести принцесс до Сердца Горы? И кому вождь, по устоявшимся традициям, должен вручить ключ от врат, ведущих к нему?

Пока Хаджар сражался с собственным разумом и мыслями, принцесса Тенед уже сошла на огромный пьедестал, стоящий в центре главной площади.


В форме пирамиды, тот возвышался над десятки метров, а площадка, служившая ему вершиной, была увенчана исписанной древними рунами и символами каменной тумбой. В центре этой шестигранной тумбы красовалась темная скважина.

Ключ, в данном смысле, был отнюдь не фигурой речи…

— Принцесса Тенед, — стоявшая по противоположную сторону принцесса Эдлет, в платье зеленого и черного цветов, гордая и с цепким, стальным взглядом, опустилась в неглубоком книксене. — Рада видеть вас в добром здравии.

— Принцесса Эдлет, — ответила тем же наследница Белого Дракона. — Впервые, за долгое время, сразу две настоящие принцессы участвуют в празднике Дракона и Рубина.

— О да, принцесса Тенед. Это празднование станет воистину знаменательным.

— Уверена, оно войдет в истории и песни бардов разлетятся по многим регионам.

Две принцессы, как две стороны одной монеты, продолжали свою битву взглядов и слов. Хаджар же, как и было положено, встал чуть справа и позади принцессы Тенед. Он все еще чувствовал пряный аромат её духов, но теперь к ним примешался резкий медный привкус.

Кровь.

И сталь.

Тенед, та радушная девушка, которая умела сочувствовать и сопереживала даже простой пташке, сломавшей крыло, была готова без промедлений вонзить свой меч в сердце Эдлет.

Сквозь собственную боль. Переступив через принципы и веру в то немногое добро, что еще осталось в Безымянном Мире.

Только потому, что так ей приказал её отец — Император Драконов.

Только потому, что так было нужно.

Смогла бы она поступить так же, если бы с детства ей дозволялось кружится среди простого люда? Кто знает.

— Жители Под Горой и наши почетные гости! — голос Дабладурта звучал, казалось, из каждого камня, эхом отражаясь от многочисленных светящихся камней и кристаллов. — Наступил тот момент, которого мы так долго с вами ждали!

Толпа закричала и заулюлюкала. Хлопали крыльями люди-птицы. Топали ногами гиганты. Гномы аплодировали и что-то гудели.

— В этот день, мы празднуем наш вечный союз с драконами. Союз, олицетворяющий мир между самими Небом и Землей.

Старик ударил посохом о землю и два Удуна, разукрашенные с головы до пят, вынесли на вершину пирамиды огромную чашу с красными, будто живыми углями.

Зачем ты пришел, Северный Ветер…

— Десятки эпох миновали с тех давних пор, когда в этой чаше пылало пламя войны между Народом Под Горой и Народом Над Горой.

Пламя еще сокрыто в углях…

Слова, которые, мимоходом, Хаджар услышал так много лет назад, вновь проснулись в его памяти. Кажется, что-то такое, ему говорила хранительница междумирья, когда Степной Клык впервые провел Хаджара в Мир Духов, страну Фае?

— Достопочтенный Гадат-Глад! — старик Эден повернулся к поднимающемуся по лестнице вождю. Тот шел один. Без охраны. Как того требовали традиции. — Откройте путь к Сердцу Горы, чтобы герой и принцессы смогли исполнить предначертанное и обновить наш договор с Горой-Матерью и подтвердить мир между гномами и драконами.

— С радостью, мой старый друг! — так же на публику прогремел вождь. В его руках действительно имелся ключ. Ключ, выкованный, кажется, из всех пород металла и украшенный всеми видами драгоценных камней. Такого Хаджар не видел еще никогда в своей жизни.

Как и не видел он, чтобы кто-то осмелился нарушить законы гостеприимства и, более того, древние непреложные традиции. Традиции, которые даже богов и демонов останавливали, пусть ненадолго, но останавливали от битв друг с другом.

Только тот, кто не знает ни чести, ни достоинства, чья душа проклята, а сердце прогнила, может обнажить оружие в такой момент.

Благо, именно такой человек стоял позади принцессы.

Позади принцессы Эдлет.

— Сейчас! — весенней бурей взревел Хаджар, обнажая меч и прикладывая его к горлу Эдлет.