Глава 1337

— Что это…

— Ваш приказ, принцесса Тенед?! — взревел Хаджар, пока большинство еще не успело прийти в себя. — Вы приказали взять в плен принцессу Эдлет, дабы это не успели сделать люди Гадат-Глада! Но я не понимаю дальнейших моих действий…

— Что?! — Тенед выглядела максимально растерянной.


Да и как тут не быть растерянной, когда несколько десятков тысяч гномов и других разумных смотрят на тебя в полном шоке. И при этом кто-то рядом говорит что-то совершенно далекое от разумности.

Принцесса Тенед приказал взять в плен принцессу Эдлет, чтобы этого не успели сделать люди Вождя? Что может звучать абсурднее, чем это?!

Но, тем не менее, на мгновение Гора Рубина застыла и этого было достаточно.

— За Эдлет-Каменный Молот! — прозвучал воинственный клич. — Мы свергнем Узурпатора! Свободу ремесленникам!

Первым на лестницу выбежал Алба-удун. Скинув с себя коричневую хламиду, под которой он скрывался все это время, обнажив топоры, окутанный пламенем, он помчался в сторону вождя. Безоружного, держащего в руках лишь ключ.

— Свободу ремесленникам! — едва ли не стройным хором ухнула пещера и еще десятки Удун и простых гномов, так же скинув с себя хламиды, за считанные мгновения превратили площадь празднеств в настоящий очаг чистого хаоса.

Кто-то с кем-то начал сражаться, полетели камни, вспышки энергии, как недавние фейерверки, закружили в каком-то жутком хороводе.

Земля под ногами Хаджара дрогнула. Прямо с площадки, с многометровой высоты, спрыгнул Дагл-Уден. Какого бы мнения о нем ни был Албадурт и как бы чиновник не выглядел в нынешние дни, но когда-то он был довольно силен. Что и чувствовал в его доминирующей позе и двух топорах, практически полностью идентичных тем, что держал Алба-удун.

— Верные Удун! — вскрикнул он. — Остановите их!

Десятки воинов, которые все это время сдерживали ломящуюся к пирамиде толпу, развернулись и помчались на лестницу.

Но первый же из них, чья рука коснулась ступени, упал с дымящейся дырой в спине. А в древнем камне, аккурат напротив его сердца, сверкала искрами стрела с длинным, белым опереньем.

— Смерть близко! — взревел Гай. Раскручивая свою исполинскую секиру, он, закованный в доспехи, овеянный энергией смерти, врубился в толпу Удунов.

— Надеюсь ты нас не заждался, Чужак? — Абрахам орудовал своими кинжалами и саблями с такой скоростью, что казалось, будто у старого вора несколько рук. Так легко он убирал их обратно в ножны, меняя сочетание оружия с нереальной прытью.

Его прикрывала Иция, которая сосредоточенно и методично расчищала боевым хлыстом достаточно пространства для маневра своих соратников.

В работе это троица за милю была видна слаженность и опыт десятков подобных битв. А учитывая, что откуда-то из домов второго этажа в прорывающихся сквозь их барьер Удунов летели стрелы-молнии, то пробиться через такую преграду было практически невозможно.

— Простите, принцесса Тенед! — Хаджар же отыгрывал свою роль, как нельзя лучше. Сказывался десятилетний опыт в роли балаганного актера-уродца и музыканта в борделе. — Я больше не могу выполнить вашего приказа. Мой долг — защитить вас в этой непростой ситуации.

И, рассекая воздух мечом, Хаджар мгновенно переместился за спину принцессы Тенед. Действовать надо было стремительно. Первое потрясение уже прошло и вокруг Тенед уже распускался бутон её исполинской силы. Под таким давлением никто из присутствующих не смог бы пошевелить и пальцем.

— Это для вашего же блага, — произнес Хаджар в чьих пальцах застыла каменная игла. — Ваша сила может обрушить эту гору и погубить вас. Это для вашего же блага.

И, надеясь, что они с Эденом и Шенси все просчитали верно, Хаджар вонзил каменную иглу в спину Тенед.

Принцесса вскрикнула. По её белоснежному платью зазмеилась тоненькая, хищная струйка крови. Разумеется, это никак не сравнится с тем отравленным кинжалом, но Хаджар чувствовал, что теперь они квиты.

Особенно учитывая, что аура Тенед и её Истинное Королевство с глубочайшими мистериями меча схлопнулось так же неожиданно, как и развернулось.

— Что… это… — с хрипом произнесла она.

— Заклинание Эдена, — шепотом произнес Хаджар. — не беспокойтесь. Оно продлится не дольше одного дня. И, если умрете вы, то умру и я, моя жена и мой нерожденный ребенок. Так что не беспокойтесь — из этой переделки мы выберемся целыми.

— Мой отец…

— Вы предоставите ему технику Пути Среди Звезд и на произошедшее здесь ему будет плевать… во всяком случае до тех пор, пока он не решить поработить гномов, сделав из них личных кузнецов.

И это было чистой правдой. Может изначально союз с Гадат-Гладом имел какое-то значение для Императора, то теперь, когда на горизонте маячило многократное усиление Рубинового Дворца, то… в лучшем случае — ему будет плевать.

Но не плевать было жителям под горой.

И их принцессе.

— За свободу! — выкрикнула принцесса Эдлет.

Её аура адепта Безымянной ступени средней стадии развернулась в полной рост. Точно так же, как и Истинное Королевство Каменного Меча. Именно его она и выхватила из-под подола своего платья.

Хаджар прежде не видел и не слышал, чтобы гномы пользовались мечами. Тем более — каменными. Но несмотря на предрассудки и то, из какого материала был сделан этот клинок, Хаджар даже на таком расстоянии ощущал мощь артефакта.

Мощь, которая превышала ту, что излучали его броня Зова и Черный Клинок.

Это было оружие Звездного уровня.

Первый подобный артефакт, который Хаджар видел в своей жизни.

Впрочем, не особо удивительно, что встретил его он в Рубиновой Горе. В месте, где живут лучшие из кузнецов и артефакторов.

Принцесса, оттолкнувшись от пьедестала, взмыла в воздух. Из её глотки вырывался какой-то дикий и необузданный, полный чистой и пылающей ярости боевой клич.

И одновременно с ним её меч из твердо-каменного вдруг обернулся полосой пылающей лавы. А пламя, взвившееся вокруг принцессы, протянулось на многие метры вверх.

— Техника Удунов… — Хаджар различил шепотки, волнами прокатывающиеся по застывшей толпе. Сражающиеся, дерущиеся, толкающиеся, они застыли, чтобы лицезреть происходящие на вершине пирамиды. — женщина не может учить технику Удун… это оскорбление Каменных Предков.

Но, кажется, принцессе было плевать. Её пламя, слившееся с лавой меча, представляло собой удар, сравнимый по мощи с одним из лучших ударов Хаджара.

Все же — оружие Звездного уровня нельзя недооценивать.

Как нельзя недооценивать вождя, способного едва ли не поработать целую нацию.

Нисколько не церемонясь, Гадат-Глад подкинул драгоценный ключ и, едва ли не точно так же, как и недавно принцесса, выхватил из-под одежд двуручный топор.

Одновременно с его замахом вокруг лезвия закружились каменные вихри, полные бритвенно острых осколков.

Но…

Старик Эден лишь единожды ударил посохом о землю, как камни, еще недавно бывшие верными соратниками Вождя, обернулись против него и вонзились в тело гнома.

Вождь упал на правое колено. Вместе с кашлем из его глотки вырвались кровавые комки. Точно такие же, как и у старика Эдена, пошедшего против воли тех, чьи истинные имена он использовал.

— Умри! — закричала принцесса и обрушила огненный меч на шею вождю.

И, одновременно с тем, как голова Узурпатора покатилась по ступеням, все стихло. Все звуки, словно обезглавленные так же, как и вождь, застыли.

Замерли.

Стихли.

Но лишь ненадолго.

Чтобы уже вскоре взорваться титанической гранатой. И будто буря ударила по спинам гномов, сшибив их с ног. Она повалила на спины Гигантов и разметала щепками людей-птиц.

Огромная тень накрыла собой всю площадь и животный рев прокатился по окрестностям.

— ХАД-ЖАР!