Глава 1349

Обычно, когда проходишь испытание, будто то испытания Наследия, усыпальницы Бессмертного, школы или секты боевых искусств, испытание техники, да даже банальное армейское — все они имеют конкретные цель и условия.

Но все, что получил Хаджар, перед тем как обнаружить себя в армии Первого Императора Драконов, это стелу и туманные фразы о последнем небе и последней битве.

Что конкретно ему нужно было сделать в этой театральной постановке по мотивам битвы, в которой душа Черного Генерала была расколота на части, а её самый существенный «кусок» заперт на Горе Черепов — Хаджар понятия не имел.


Так что пока приходилось плыть по течению, с надеждой, что оно вынесет его куда-то, где, хотя бы, будут видны берега. Не говоря уже о направлении самого потока.

— Ваше имя, — спросил чиновник.

Видимо битва затянулась настолько, что кроме регулярной армии, подтянули резервы. Иначе как еще объяснить, что список, который чиновник держал на столе, он заполнял прямо по ходу движения очереди.

— Хаджар Дар… — он вовремя поймал себя за язык. — Просто — Хаджар.

— Необычное какое… смесок, что ли? — чуть скривился чиновник.

Его нежнейшая кожа и холеные руки буквально кричали о том, что ничего, тяжелее каллиграфической кисти, он в своей жизни не держал. Но Хаджар был уже не так молод, чтобы с горяча не уважать таких людей, ну или — драконов. У каждого в этой жизни свой путь и своя война.

— Можно сказать и так, — кивнул Хаджар.

Он поправил простенькие доспехи, которые не очень плотно сидели на его фигуре. Даже не артефактные — не магическая, выдубленная кожа с металлическими пластинами и подкладкой из войлока. Такая даже выстрела смертного из лука может не остановить. Не говоря уже о технике.

— Родитель дракон из какого племени? — буднично, пусть и с неприязнью, спросил чиновник, поправляя при этом забавную деревянную накладку на свой пучок пахнущих жасмином волос.

Хаджар что-то слышал о том, что раньше к межрасовым бракам относились намного проще. Тысячи эпох назад, когда и произошло это событие — Парад Демонов и Война Небес и Земли, волшебных рас было куда больше. Как и численности в их рядах. А человеческой расы — наоборот, намного меньше. Так что неудивительно, что кровь смешивалась едва ли не на постоянной основе.

— Лазурное Облако, — ответил Хаджар. В принципе, в его словах даже почти не было лжи.

Его славный предок Травес, да встретят его праотцы медом и хлебом и проводят с честью и славой, действительно принадлежал Лазурному Облаку. Одной из двух семей, на которые раскололся род Первого Императора.

— Никогда не слышал, впрочем — не важно. Владение терной?

Повисла гнетущая паузу.

Терна…

[Запись: Терна. Каталог: «История Безымянного Мира». Описание: «Терна — энергия реки мира. Имела подобное именование до того, как Черный Генерал обучил смертных людей Пути Развития. Использовалась как обозначение Энергии Реки Мира еще в течении трех эпох, после падения Черного Генерала]

Хаджар моргнул. Прежде еще не бывало, чтобы нейросеть сохраняла свой функционал в иллюзорных мирах…

Нет, он ведь не мог переместиться сюда сам по себе. Да, время подчинялось, в той или иной мере, сильнейшим адептам. Стоит хотя бы вспомнить, как Тень Бессмертного Мечника смогла замедлить ход времени таким образом, что Хаджар провел в её пещере целый год.

Или взять того же учителя Травеса. Он ведь как-то смог, сквозь эпохи, вести разговор с Хаджаром.

Но по сравнению с тем, чтобы переместить тело и сознание на тысячи эпох назад, в те времена, когда этим самым эпохам все еще давали имена — нет, на такое не хватит сил даже Яшмовому Императору. Это просто противоречило здравому смыслу.

Насколько здравый смысл, разумеется, существовал в Безымянном Мире.

— Я мечник, — объяснил Хаджар.

— Мечник… ну вот почему не Заклинатель… да даже Призыватель нам бы подошел, на худой конец — ведун. Да вообще любой Тернит-маг! Но только не очередной Тернит-боец… На вас же артефактами не напасёшься. Мрете, как… — тот не договорил и только отмахнулся.

О чем сейчас рассуждал чиновник — Хаджар не знал. Нейросеть тоже молчала. Эти знания были настолько древними, что по сравнению с ними Эрхард — Белый Клык был как… ну как простой смертный по сравнению со звездой.

— Подпиши, — чиновник повернул к Хаджару пергамент и чернильницу со стилусом. Хаджар быстро пробежался взглядом по документу. Там говорилось о том, что он понимает риски. Что его семье, если таковая обратиться в Центральную Управу, в случае если мир уцелеет, а Хаджар нет, получит компенсацию в размере двенадцать золотых монет весом в семьдесят два грамма каждая. Ну и по мелочи еще.

Типовой армейский договор, измененный в рамках происходящего здесь безумия.

Хаджар, не долго думая, обмакнул стилус в чернилах и сделал длинный, красивый росчерк. Сработали рефлексы и наука Южного Ветра, да будут его предки мил…

— О, писать умеешь, — удивился чиновник. — надо же… странно как. Ну ладно. Теперь небольшой трюк и вперед — на ратные подвиги, — последние слова управленец произнес с легкой ноткой грусти и тонной иронии. Он ведь, наверное, за один день пропускал через себя сотни таких, как Хаджар и все они… становились очередной каплей в том море крови, в которое постепенно превращалась долина. — Только не бойся, Хаджар. Руку тебе это не откусит. Только проверить плотной твоей Терны, чтобы я выдал тебе соответствующий артефакт.

Чиновник указал на стоявшую на столе морду льва с углублением для ладони. Хаджар уже имел дело с подобными, когда впервые пришел на плац Лунной Армии. Только там устройство давало понять уровень развитие, а не плотность Терны.

Хаджар, перед тем, как засунуть руку в звериную пасть, мысленно обратился к своему источнику и…

Интересно, могло ли быть хуже?

Его сила не превышала уровень Телесных Рек седьмой ступень.

Радовало только, что осталась власть над Истинным Именем Ветра и его Королевство Меча.

— Еще один сюрприз, Хаджар из Лазурного Облака, — брови чиновника слегка полезли на лоб. — У тебя невероятно плотная Терна… и ты даже знаешь одно слово… Эх, приди ты хотя бы на неделю раньше, у меня бы для тебя нашелся добротный клинок уровня Земли. А так… осталась лишь смертная сталь.

— Так зачем тогда… — начал было возмущаться Хаджар, мысленно делая «зарубку», что данные, записанные нейросетью касательно Терны не совсем верны. Видимо она, все же, не имела никакого отношения к Энергии Реки Мира. Скорее к личной силе адепта — его уровню познания мистерий мира.

— Но! — перебивая Хаджара, вздернул указательный палец чиновник. — у меня есть особый артефакт. Я его никому еще не отдал, просто потому, что не было еще мечника с такой плотной Терной, чтобы он сам не стал пищей для этого молодца.

Сердце Хаджара екнуло.

Нет, таких совпадений просто не могло быть…

— Держи, Хаджар, — чиновник взмахнул рукой и из ящика за его спиной (очевидно — пространственного артефакта) вылетел бесцветный меч.

В самом деле — бесцветный.

Обычно у клинка имелся хоть какой-то цвет. Самый распространённый, особенно в землях смертных — естественный цвет стали.

Но этот… он действительно не имел цвета.

Но стоило Хаджару взять его в руку, как тот начал меняться. Он удлинялся, его лезвие утончалось и заострялось с двух сторон. Рукоять без гарды плотно легла в ладонь, а черный клинок с едва заметным синем пятнышком хищно взирал на реальность.

— Хищный Клинок, — пояснил чиновник. — чем больше врагов им погубишь, тем сильнее он станет. Так что, кто знает, может эта война, если не станет последней и если ты в ней уцелеешь, подарит тебе сокровище, о котором ты и мечтать не мог… а теперь ступай, Хаджар. Спустишься в долину и… все, кто в черном — твои враги.

Хаджар почти не слушал чиновника.

В его голове билась лишь одна мысль.

Этого не может быть.

В руках он держал свой меч. Свой Черный Клинок.

Он поднял взгляд на восток.

Туда, где раскрывала свои холодные объятья ночь.

И в её центре, ледяной короной сияла самая яркая на небосводе звезда.

Прекрасная Миристаль.

Звезда, чей свет не мог подделать ни один иллюзорный мир…

— Прок…