Глава 1350

В Рубиновом Дворце, в малом бальном зале, повисла неловкая тишина.

— А так и должно быть? — осмелился нарушить её Син’Маган.

Только что перед ними стоял Хаджар Дархан, очень странный человек, носящий в себе сердце дракона. И он, вроде как, насколько понимал Син, обладал ключом к возвращению драконам их законного наследия — техник Пути Среди Облаков и техники Пути Среди Звезд.


Вторая — Путь Среди Звезд, все это время хранилась в сокровищнице Императора, но была, по сути, бесполезна. Без первого свитка — техники Пути Среди Облаков, она была бесполезна. И, именно по этой причине, ни один из драконов последних эпох — с тех самых пор, как был уничтожено племя Лазурного Облака, а нынешний Император взошел на престол, ни один из Драконов не мог достичь Бессмертия.

Знания об этом были утрачены.

Любые попытки контакта со страной Бессмертных, где обители те Драконы, что скинули с себя власть оков времени до трагедии, закончились полным фиаско.

Так что, даже если и получится забрать у Хаджара обе техники, то ни нынешний Император, ни принцесса Тенед не смогут достичь Бессмертия. Они, используя другие, куда более слабые техники, продвинулись дальше, чем требовала техника Пути Среди Звезд.

Но это и не важно.

Будь то сын или внук принцессы Тенед — он сможет это сделать. И тогда это даст надежду племени Драконов. Надежду на то, что их не постигнет участь забвения, как это случилось с бесчисленным множеством других Волшебных Рас.

И этот самый Хаджар Дархан только что стоял рядом с ними, под прицелом его — Син’Маган, его сестры — Эзир, принцессы Тенед, но, что куда важнее — Императора!

А теперь…

Теперь его не было.

И лишь покачивалась упавшая на пол каменная плашка, содержащая в себе таинства древности.

— Приведите Чин’Аме, — приказал Император, после чего развернулся и последовал к трону.

В этот момент Сину стало понятно — чтобы сейчас не происходило — это шло в разрез с планами Императора.

***

Хаджар оттолкнул плечом навалившееся на него тело. Кто бы это ни был, с кем он сейчас бился, это существо было ничуть не менее могущественно, чем пиковый Безымянный, владеющий мистериями на уровне… чуть выше, чем у самого Хаджара.

Тяжело дыша, Хаджар сделал шаг назад и вытер лицо. Особенно это не помогло, потому как его ноги, пусть и не по колено, но по икры точно — утопали в крови.

Кровь и огонь — они были везде.

Сколько он уже бился в этой битве с монстрами, людьми, другими драконами и кем бы то ни было еще? Час, два, десять? Он понятия не имел.

Но Миристаль уже успела подняться в зенит, его, некогда сероватые доспехи, окраситься алыми разводами, а поле вокруг него булькало от рассеченных и пронзенных противников.

Как и сказал чиновник — если бы не черные доспехи, он бы понятия не имел, с кем ему биться — здесь было слишком много воинов. Так много, что звук от их скрещивающихся техник, клинков и заклинаний превратился в один, единый гул.

Хаджар, инстинктивно, пригнулся.

Он успел как раз вовремя, потому как в эту секунду над его головой пролетела сине-белая молния в форме арбалетного болта. Небольшая, размером с руку подростка.

В нынешних реалиях Безымянного Мира, на такую уважающий бы себя адепт, Рыцарь Духа, к примеру, даже внимания бы не обратил.

За что бы и поплатился.

Своей жизнью.

С чем это было связано, Хаджар понятия не имел, но эта самая стрела-молний обладала мощью, достаточной, чтобы заставить обратить на неё внимания даже Таш’Маган.

Так что неудивительно, что пролетев с сотню метров, та, вонзившись в круп огромного монстра, похожего на бизона и гиппопотама одновременно, пробила его черную броню и, обернув в горстку пепла, сбросила в море крови стоявших на его спине магов.

— Демоновы маги! — прорычал боец, с которым они с Хаджаром последние несколько часов прикрывали друг другу спины. Вполне себе справный… крупный здоровяк с головой быка и торсом человека, покрытой белой шерстью. Минотавр, иными словами, резво орудующие железной палицей. — Пойдем, драконишка, отопьем волшебной крови!

И, издавая рык, чем-то похожий на мычание бешенного быка, он ринулся вперед, расчищая путь свои жутким оружием. С каждым взмахом сминались чьи-то доспехи, кровь туманными разводами взмывала в небо, а в разные стороны разлетались существа.

Он даже успел прикончить своего сородича — чуть меньшего размера минотавра, только в черной броне.

Вообще, все это походило на то, как если бы шла гражданская война.

Гражданская война во всем, клятом, мире.

Хаджар не отставал.

Перепрыгнув через тело недавно поверженного противника, он крутанулся юлой в воздухе, пропуская мимо себя взмах широкого палаша. Еще находясь в воздухе, Хаджар изогнулся дугой и вонзил меч под шлем, прямо в горло противнику. Тот захрипел, сплюнул кровью в лицо своему убийце, и начал заваливаться на спину.

Хаджар, используя инерцию своего прыжка, согнул ноги и, затем, рывком их выпрямил. Он ударил ими прямо в грудь дергающегося в конвульсиях монстра — смесь бабочки и червяка. Что за название у такой жуткой расы?

Тело твари вылетело как ядро из пушки и врезалось в бегущего на Минотавра циклопа, попав тому прямо под колено. Циклоп, в черной броне (набедренной повязке и нагруднике), начал заваливаться. Огромная, пятиметровая туша. Для Хаджара — слишком большой противник, чтобы справиться, но не для Минотавра.

Тот, на бегу, подскочил и, оттолкнувшись от согнутого колена одноглазого монстра, буквально взмыл у того над головой и, одним рубящим ударом палицы, превратил оную в нечто, напоминающее расколотый арбуз.

Мозги, костяные крошки и кровь брызнули в разные стороны, а Минтовар, проскользив по спине циклопа, помчался дальше — к магам. Самым опасным противникам в этой кровавой бане.

Хаджар же, все еще падая в это время на спину, направил свою волю и мистерии в меч. Он уплотнил их настолько, что они стали частью клинка и мира вокруг него.

Этого было достаточно, чтобы коснувшись острием Черного Клинка о водную гладь, ощутить, будто бы он оперся на стальной шест. И, использовав эту опору, вернуть себе вертикальное положение.

Со стороны это выглядело так, как если бы Хаджар, став легче, чем перо, лишь на миллиметр погрузил меч в кровавое озеро, а затем выпрыгнул из него.

На деле же — все было абсолютно иначе.

— Не так быстро, дракон! — Хаджар не успел сделать шаг вперед, как прямо перед его шеей просвистело копье.