Глава 1356

Император коснулся рукояти своего клинка. В этот момент все вокруг расступились и отсалютовали. Даже Императрица замолчала, хоть в её ледяных глазах и сверкала холодная ненависть.

А на душе Хаджара стало чуть легче. Проиграть второму, после одного из легендарных воинов былого — не так уж и уязвляет.

— Когда наши клинки с незнакомцем скрестились, я почувствовал в нем дыхание ветра.


— И что? — магик впервые позволил себе проявить черту всех магов прошлого — надменность и ощущение своего превосходства. — Именем Ветра владею и я, но мне это никак не поможет отыскать Ковен.

— Увы, Гевастус, как бы мне ни было неприятно это говорить, но мужеложец прав, — без тени иронии, скорбно вздохнул Император. — эти знания мы можем использовать лишь с одной целью — приказать армии отступить и надеяться, что мы сохраним при этом достаточно сил для контратаки. Возможно всем нам придется участвовать в ней. Так что, мои верные офицеры, готовьтесь к…

— Мой Генерал! — Гевастус уперся лбом в землю.

— Да как ты смеешь!

— Какая дерзость!

— Кем ты себя возобновил, полукровка, чтобы перебивать нашего правителя?!

Теперь уже никто не сдерживался. Видимо сам факт того, что в высшем военном совете находился кто-то с грязной кровью, оскорбляло саму суть драконьей военной аристократии того времени.

Не сказать бы, чтобы во времена Хаджара что-то кардинально изменилось, но, все же, ощущалось все это несколько иначе.

— Объяснись, Гевестус, — сверкнул глазами Император, а его ладонь вновь опустилась ближе к гарде. — Твой меч силен, но не полагаешь ли ты, что разбираешься в законах войны лучше, чем я?

— Не смею и помыслить такого, мой Генерал, — Гевестус так сильно упер лоб в камень, что по лицу побежали змейки крови. — Но, как вы знаете, мой генерал, из всех здесь стоящих, лишь я один участвовал в первой битве с Черным Генералом и теми, кого он увел в Страну Ветра.

— И этим ты заслужил свое право стоять здесь, — буквально сплюнула Ледяная Душа.

Она собиралась продолжить свою тираду, но её прервал властный взмах ладони Императора.

— Продолжай, Гевестус, — разрешил он. — Но будь осторожен. Ты и так позволил себе больше, чем я бы позволил родному сыну, появись он у меня когда-нибудь.

Быстрый и резкий взгляд в сторону Ледяной Души дал ясно понять, что с этим у правящей четы имелись некоторые проблемы.

— Когда мы бились с его армией, мне удалось выжить под атакой Черного Генерала, — Гевестус коснулся груди. Видимо там остались следы от раны. — и в его атаки я почувствовал Ветер.

— Всем и без тебя известно, что Черный Генерал владеет Истинным Именем Ветра в его первозданном виде, — перебил маг. — Точно так же, как Пепел владеет Полным именем Огня. И…

Хаджар немного потерял нить обсуждения. Что такое истинные имена или, как их называли не чуждые магическому искусству — магические Слова, он знал. Но вот о Полных Словах он слышал впервые в жизни.

— Мой Генерал, — Гевестус, кажется, не замечал никого, кроме Императора. — Когда мы скрестили клинки с этим бойцом, я почувствовал тоже, что и когда меня коснулось эхо удара Черного Генерала. Его Ветер ничем не уступает ветру Черного Генерала.

— Что?! — рявкнул магик. — Ты бредишь, Полукровка! Во всех четырех сферах не найдется и десяти существ, кто, как и Черный Генерал, владел бы Полным Именем Ветра!

— Гевестус, — вздохнул с сожалением Император. — я вынужден согласиться с юродивым. Ты бредишь. Возможно это из-за грязной крови, которая течет в твоих венах.

Будущий учитель Травеса, чье лицо уже почти полностью покрыла кровь, повернулся к Хаджару. Во взгляде его глаз читалась немая просьба.

В любой другой ситуации Хаджар бы никогда в жизни не рискнул на такой финт. Продемонстрировать хоть какое-то отношение к Черному Генералу во время битвы с оным, это все равно, что подписать себе смертный приговор.

Но…

Он был обязан этому человеку… или дракону — кому как угодно.


Обязан дважды.

Через себя и через своего предка.

Да, эти глупые слова. Слова о чести и достоинстве. Ибо Хаджар не был обязан никому кроме себя и своей цели, но…

Но ведь было это самое — «но». Пусть маленькое и незначительное, как синее пятно на его мече, но все же оно было.

Хаджар вздохнул и прислушался к отзвукам битвы. Боевые барабаны все еще гремели где-то на границе слышимости. Такое бывает во время затяжных компаний, когда ты привыкаешь к их грому настолько, что перестаешь обращать внимание.

Хаджар призвал к себе Ветер. И верный друг, с радостью, стал воздухом в его легких и кровью в его венах.

Когда Хаджар открыл глаза, то все вокруг выглядели для него чуть… ниже, что ли. И медленнее. Он чувствовал, что теперь, при необходимости, сможет попытаться сбежать.

— Не может быть… — произнес маг. — Я должен проверить.

Не дожидаясь одобрения своих действия от Императора, маг направил на Хаджара посох. Камень в его навершии сверкнул ярким светом, а с губ магика слетело простое:

— Ветер.

И что-то такое незначительное и маленькое коснулось души Хаджара. Это было сродни тому, как если бы Ветер, внутри его тела, поприветствовал какого-то своего знакомого.

Нет, даже не знакомого, а младшего товарища. Настолько маленького, что Ветер улыбчиво потрепал его по волосам, погрозил пальцем и попросил не разговаривать громко в его присутствии, после чего шлепнул чуть ниже спины и отправил обратно восвояси.

Хаджар, больше не способный выдерживать давление Имени, отпустил на Ветер на волю, ощутив неудовольствие последнего — тот хотел поиграть подольше.

Пошатнувшись, он закинул в рот пилюлю и тут же восстановил силы.

Чего не скажешь о магике, который рухнул на ноги и из-под его капюшона, под аккомпанемент жуткого кашля, на камень падали капли крови.

— Что же, мой таинственный знакомый, — Император подошел к Хаджару и взглянул как-то по-новому. — теперь я понимаю, как наши тропы пересеклись…

После этого он подошел к Гевестусу и поднял того на ноги.

— В очередной раз, полукровка, ты доказал свою полезность. Говори дальше — что ты предлагаешь?

— Дайте мне три часа, мой Генерал, — поклонился воин. — и я покажу этому воину, который даже не знает, какой силой он обладает, как ему найти ковен с помощью Ветра.

— Три часа, — задумался Император. Никто больше не смел встревать в разговор. Все, держась за оружие, как-то неправильно смотрели на ничего не понимавшего Хаджара. — Слишком долго… слишком рискованно, чтобы я сложил все яйца в одно гнездо, Гевестус. Даже если у вас получится обнаружить Ковен, то вряд ли он находится слишком быстро и…

— Мой Генерал, — Гевестус зачем-то сделал шаг назад, после чего взмахнул своей саблей и выдохнул. И одновременно с этим выдохом он, внезапно, переместился за спиной Ледяной Души. И это было настолько быстро, что позади него остался след. След, очень похожий на звездный. — Вы можете казнить меня после этой битвы и я с честью отдам свою голову палачу. Но сейчас… если воин с именем Ветра сможет отыскать ковен, то я, вместе с ним, перемещусь к Ифритам так же быстро, как бы это сделали вы.

И если до этого командиры драконов были обеспокоены, то теперь на лице каждого из них застыл смертный ужас.

— Невозможно… — прошептал маг. — лишь величайший из племен драконов может овладеть Путем Среди Звезд… никогда не было, чтобы в одну эпоху существовало два воина, владеющих…

Очередной нюанс, о котором понятия не имел Хаджар. И, видимо, остальные драконы современной истории Безымянного Мира.

— Ты прав, юродивый, но Гевестус полукровка, — печально вдохнул Император. — Именно поэтому мы оба, я и он, можем владеть Путем Среди Звезд, — в этот момент правитель кинул быстрый взгляд на Хаджара. — Что же… пусть будет так, Гевестус. У тебя есть три часа. После этого я скомандую отступление. Если же у тебя получится отыскать Ифритов и выжить, то… никогда больше не появляйся перед моим взором. Не ступай на земли Драконов. Иначе мне придется тебя казнить. Твоим наказанием за изучение запретных знаний будет изгнание. Я сказал.

Император повернулся обратно к карте, давая тем самым понять, что их разговор окончен.

— Пойдем, воин, — обратился Гевестус к Хаджару, после чего отправился вниз по тропе. — нас ждет, возможно, последний бой в наших жизнях.