Глава 1367

Когда Хаджар снова открыл глаза, то ожидал увидеть Рубиновый Дворец, Императора, принцессу Тенед и всех прочих, но никак не ту же саму пещеру и сидящего напротив Гевестуса.

Разве он только что не овладел техникой медитации Пути Среди Звезд? Разве это не должно было закончить его испытание и вернуть обратно в реальность?

Почему он все еще…


— Я вижу твое замешательство, Хаджар, — Гевестус провел ладонью по лицу, будто хотел смыть с себя все то, что сейчас произошло. Если слово «сейчас»вообще было применимо к происходящему. — Ты увидел перед собой Тропу Звезды — это первый шаг на пути овладения техникой медитации Пути Среди Звезд, но, увы, без свитка и знаний, в нем хранящихся ты не сможешь овладеть ей. Ибо подобные знания невозможно передать от одного адепта другому. Может, если бы мы были Бессмертными, но… их численность так мала, что я сам не особо верю в их существование. Да и, вроде как, никто из тех, с кем я вел дел, включая моего брата Императора — никогда с ними не сталкивались.

— Потому что Бессмертные не могут вмешиваться в дела адептов и смертных, — подумал Хаджар, но не стал этого говорить.

Он находился так далеко в прошлом, что страна Бессмертных легко сошла бы за деревню. А их численность была так невелика, что … тут даже особо и метафоры не подберешь.

— Зачем тогда было все… это?

— Если бы ты не овладел Тропой Звезды, то мы не смогли бы с тобой переместиться к ковену достаточно быстро, чтобы остаться незамеченными, — объяснил Гевестус. — Чтобы ты не подумал, но Путь Среди Звезд пусть и является одной из самых могущественных техник медитации, но это не всесильный прием. А чтобы использовать её в бою, тебе и вовсе придется уплотнить свою терну в трое, или даже в четверо от того, чем ты обладаешь сейчас. Даже Император не способен сражаться в Пылу Звезды дольше трех ударов сердца. Мой же предел — один удар сердца.

Один удар сердца… отрезок времени, показавшийся бы нелепым не только смертному, но и некоторым адептам. Но на уровне, начиная с Рыцаря Духа, за это время мог решиться не только исход поединка, но даже чья-то судьба.

И все же, для боевой техники, это ничтожно малый промежуток.

— Что такое Пыл Звезды?

Гевестус замолчал. Было видно, как он пытается подобрать нужные слова, но не может их найти.

— Если в твоих руках когда-нибудь окажется свиток Пути Среди Звезд, то ты узнаешь сам. Сейчас же нам нужно сосредоточиться на другом, — Гевестус снова протянул свою ладонь. — теперь, когда ты можешь ходить среди звезд, пусть и с чужой помощью, нам нужно отыскать ковен Ифритов.

— И, судя по всему, ты знаешь, как это сделать.

— В общих чертах, — уклончиво ответил полукровка. — видишь ли, я не владею Старшими Словами и, тем более, Полным Словом. Так что не знаю, как все обернется, но у меня был хороший пример перед глазами.

— Пепел, — догадался Хаджар.

Гевестус кивнул. В его глазах не было ни гнева, ни боли, только признание. Признание могущества Кровавого Генерала.

— Именно. Это была одна из первых битв с войсками Черного Генерала. Мы искали один из его диверсионных отрядов. И я тогда не понял, зачем Пепел описывал мне свою магию. Но он смог их найти лишь по вспышке огнива одного из воинов. Что же… может он знал, что однажды это знание мне потребуется, чтобы передать кому-то другому, а может такова воля судьбы, но… протяни свою руку Хаджар и доверься мне так, как доверял только что.

В общем и целом, у Хаджара даже выбора особого не имелось. Только идиот бы не понял, что ему, так или иначе, придется столкнуться с этим ковеном, чтобы покинуть странное и мистическое испытание.

Хаджар опустил свою ладонь на ладонь дракона.

— Закрой глаза, Хаджар, так тебе будет проще отыскать сокрытое, — произнес Гевестус.

Хаджар вполнил указание. Мир снова погрузился во тьму.

— Отлично, — и в этой тьме путеводным эхом звучал голос того, кто трижды стал ему учителем. В прошлом, настоящем и будущем. — Теперь призови ветер.

Хаджар прислушался. Он услышал имя своего вечного спутника в звоне падающих капель, стекающих по влажным стенам пещеры. Услышал его в шелесте дыхания, паровым облаком поднимавшегося к своду. Услышал в стуке сердца и даже в собственных мыслях.

Ветер не заставил себя ждать.


Он радостно подлетел к Хаджару и, счастливым псом, облизал его лицо своим холодным языком. Он будто спрашивал:

— «Что теперь? Чем займемся?».

Хаджар уже собирался привычно попросить ветер стать его кровью и его дыханием, но его оборвало эхо, донесшееся откуда-то из далеких глубин.

— Подожди, Хаджар, — Гевестус словно почувствовал, что собирается сделать его временный ученик. А может так оно и было на самом деле. — не спеши… раньше ты всегда просил ветер стать частью тебя, а теперь… попробуй сам стать частью ветра.

Стать часть ветра? Как можно стать частью чего-то столь эфемерного, что почти не существующего. Балансирующего на грани реальности и вымысла. Легких ощущений, которые можно и не заметить, если сильно задуматься.

И все же…

Хаджар мысленно протянул руку.

Может ли он попросить ветер об этой услуге? Чтобы они вместе отправились в путешествие. Пусть короткое, но, может, таящее в себе опасности и тайны.

И, что удивительно, Хаджар увидел перед собой не пса, а будто самого себя. Он стоял с прямой спиной и улыбающимся лицом. Будто только этого и ждал.

А затем пещера исчезла.

Хаджар вдруг ощутил себя многоруким и многоликим. Он мог бежать с такой скоростью, что для него не существовало понятия пространства. Сейчас он быть здесь, а меньше мгновения в любом другом месте и это тоже было бы здесь.

Он видел перед собой горы, которые находились за тысячи и тысячи и тысячи километров. Он мог коснуться поверхности океана, находящего по ту сторону мира.

Он мог подняться так высоко, что солнце бы стало его небом, а земная твердь — далекой звездой. Он мог…

— Помни кто ты, Хаджар! — кажется, кто-то закричал, но его голос звучал тише весенней капели. — не потеряй себя в ветре.

И вдруг он увидел перед собой синие глаза с зелеными искрами внутри.

Нет, он не ветер.

Он человек.

— «Покажи мне», — попросил Хаджар у своего друга. — «то, что я ищу».

И они побежали среди пространства, пока не замерли на границе небольшого холма. На его вершине стояли люди, похожие на огонь. Или огонь, похожий на людей.

— «Нашел!» — подумал Хаджар.

— Шпион?!

Один из огней повернулся к нему, они встретились глазами, а затем Хаджар обнаружил себя лежащим на камнях пещеры. Он задыхался и с трудом глотал воду и пилюли, которые ему буквально заталкивал в рот Гевестус.

На плече Хаджара спешно заживал пузырящийся, красный ожог.

Ах да — кажется огонь-человек его ударил.

— Отлично, Хаджар, — повторял Гевестус. — Просто отлично!