Глава 1371

Хаджар хорошо был знаком с болью. Лучше, чем он, да и вообще кто угодно другой, мог бы хотеть. Так что, просыпаясь от довольно крепкого сна без сновидений, он ожидал, что болеть будет все и даже то, что болеть не может.

Но, видимо, судьба в кое-то веки решила сжалиться над странником и подарила ему вместо боли блаженную негу.

Хаджар уже и вспомнить не мог, когда последний раз просыпался на мягких перинах, а не на каменных нарах или жесткой циновке. Да и вообще, будучи адептом и проводя все свободное время в глубоких медитациях, он редко когда спал.

Да, чем сильнее адепт, тем крепче его психика и разум, но даже таким, пусть и крайне редко, но требуется эмоциональная разрядка, которую и дарит крепкий, едва ли не младенческий сон.


Хаджар коснулся правого плеча. Пальцы нащупали тонкую сетку шрамов. Это куда лучше обугленной плоти, покрытой чем-то напоминающим вареную куриную кожу.

— Павильон Волшебного Рассвета славен и своей алхимией.

— Чин’Аме, — Хаджар приподнялся на кровати и облокотился на спинку. Мягкие подушки, перина, теплое одеяло — может он, все же, умер и попал в дом праотцов? — Рад видеть вас в добром здравии.

Но тот факт, что он находился в просторных каменных палатах, больше похожих по убранству на лавку какого-нибудь волшебники или алхимика, убеждал в обратно.

Да и Чин’Аме, облаченный в лазуритовые робы, опирающийся на резной деревянный посох, так же прозрачно намекал, что Хаджар все еще жив.

Радоваться подобному факту или нет — это уже совершенно другой вопрос.

— В добром… — повторил Чин’Аме. — Что же, можно, пожалуй, сказать и так, Ваше Высочество.

Хаджар нахмурился. Его разум работал все быстрее и быстрее, скидывая с себя оковы неги и сладкого пробуждения, так что он уже вскоре заметил несколько тонких шрамов на лице волшебника. Обнаружил, что-то, что он принял за украшения для рогов, на самом деле являлось драгоценными… протезами.

Да и глубокие черные впадины под глазами, которые Глава Павильона Волшебного Рассвета пытался спрятать под слоем косметики, были красноречивей любых описаний.

— Пытки? — тяжело спросил Хаджар.

Он хорошо, очень хорошо знал, на что могут быть способны опытные палачи. И не важно к какой расе они принадлежат. Профессионалы причинять боль найдутся всегда.

А молчание дракона стало самым верным из ответов.

— Много они смогли узнать?

— Хаджар, — Чин’Аме, откровенно хромая и подтягивая правую ногу, дошел до кровати и, едва ли не со стоном, опустился на её край. — я живу на этом свете достаточно долго, чтобы научиться скрывать свой разум даже тогда, когда тело страдает.

Хаджар что-то слышал о техниках, которые позволяли уйти в настолько глубокий транс, что даже если адепта будут убивать — он ничего не расскажет, ибо не будет осознавать реальности происходящего. Именно поэтому настоящие асы пыточного мастерства являлись очень сильными адептами, изучавшими ментальные техники.

— А дух мой защищен надежней, чем сокровищница Императора, — словно услышав незаданный вопрос добавил Чин’Аме. — Так что господа палачи просто отрабатывали на мне свое мастерство. И надо признать, — волшебник скривился от резкой вспышки боли. — они не зря получают свое довольствие из казны.

Хаджар промолчал.

Он посмотрел за окно. Они явно находились на пике горы, где и стоял Павильон. С ней открывался просто невероятный вид на горные хребты высокорожденных и долины, где обитали простые крестьяне и фермеры.

Мысли его постепенно возвращались к испытанию, которое он прошел.

Прошел…

Почему-то уже в которой раз судьба отправляла его в прошлое. Но если прежде это были лишь иллюзии, видения, то теперь, что-то подсказывало Хаджару, он действительно побывал в одном из поворотных, для судеб всего Безымянного Мира, событии.

Битве, которая едва не привела к уничтожению этого самого мира.


Битве, ставшей последней для Черного и Кровавых Генералов.

Легенды гласят, что именно после этого сражения волшебник Пепел отправился в свое бесконечное странствие и он стал единственным из обитателей мира смертных, кто побывал в каждом уголке Безымянного Мира.

Раньше, да и чего там — и по сей день, это считается возможным лишь для небожителей. Ибо даже Бессмертный не может осилить тягот такого путешествия.

И если раньше Хаджар не понимал причины подобного странствия длиной в жизнь нескольких Бессмертных то теперь…

Пепел, командовавший армиями смертных и бессмертных; тот, кто смог сковать первого из Дарханов и дать Яшмовому Императору время, чтобы расколоть душу Врага Всего Сущего, просто не мог не преследовать определенной цели.

Он что-то искал…

Что-то настолько ценное, что заставило Пепла буквально положить на это срок жизни, о котором некоторые могут только мечтать. Если вообще кому-то в здравом уме придет в голову мечтать о тех эонах, что прожил на этом свете Пепел.

— Где-то в своих мыслях, Ваше Высочество?

Хаджар вздрогнул.

Прошли десятилетия… можно даже сказать — больше века с тех пор, как кто-то называл его титулом наследного принца.

Хаджар отвернулся от окна и встретился взглядом с Чин’Аме. Чтобы не пережил дракон, взгляд его нечеловеческих глаз остался таким же ясным и пронзительным.

Будто он… будто он заранее все просчитал и знал, что как бы не сложилась их с Императором партия, финал её окажется именно таковым.

Хотя, скорее всего, это просто паранойя и не более того.

— С чего вдруг титулом?

Волшебник улыбнулся, демонстрируя еще не до конца проросшие клыки. Медицина и целители Безымянного Мира творили настоящие чудеса, но не всегда эти чудеса имели мгновенные свойства.

Вместо ответа, Чин’Аме указал на грудь Хаджара, в ту область где маячила татуировка Зова, запечатлевшая в себе герб Лазурного Облака.

Кто бы знал тогда, в Море Песка, что их с Эйненом тренировка приведет к тому, что Хаджар окажется втянут в интригу дворцового переворота высшего порядка.

— Что…

— Целительный сон в который тебя погрузили мои соратники продлился три дня, — Чин’Аме, сдерживая вой, двумя руки обхватив посох едва смог подняться с кровати. — а значит, что уже через четверо суток тебе надо будет выйти на Скалу Предка, чтобы сразиться Императором.

Хаджар откинулся на подушки и снова посмотрел за окно.

— Вы покажете место, где жил Травес?

Чин’Аме, кажется, выглядел шокированным.

— Ты не удивлен? — спросил он.

Хаджар только пожал плечами.

Может он слишком устал.

А может и слышал, как где-то рядом с ухом скрепит невидимое перо, танцующее по пергаментным страницам Книги Судьбы. И, кто бы его не держал в своих руках, однажды поплатиться за это жизнью…