Глава 1396

Городская площадь в одном из рядовых городов-государств в Чужих Землях выглядела несколько непривычно для Хаджара. Привыкший к размаху столиц Семи Империй, роскоши Драконов или монументальности гномов, он никак не ожидал увидеть нечто… столь похожее на картинки.

Картинки, которые когда-то смотрели на него с экрана ноутбука на далекой, кажущейся не реальной — Земле.

Небольшая, очень ухоженная, площадь, на которой не уместилось бы больше тысячи человек. Да чего уж там — во всем городе жило не больше пятисот сотен человек. Аккуратные домики, узкие улочки, где было сложно разъехаться нескольким повозкам.

Миниатюрный небесный порт, от которого отчаливали лодки и, редко когда, некрупные корабли.


Но не стоило обманываться миниатюрными, по меркам Безымянного Мира, размерам местных городов, сел, деревень, хуторов и крепостей.

Чужие Земли — непокорный и опасный край. Здесь обитали сильнейшие представители всех рас со всех сорока девяти регионов Безымянного Мира.

Последний оплот Страны Смертных, так его называли местные. Ибо существовали поверье, что тот, кто пройдет эти земли во все четыре конца, достигнет бессмертия и отправится в Страну Бессмертных, скинув с себя оковы Небес и Земли.

Вот только, как знал Хаджар, все обстояло наоборот.

Ставшие Бессмертными, в действительно, надевали на себя оковы законов мироздания и больше не могли вмешиваться в жизни простых людей и нелюдей.

Именно это останавливало богов, демонов и Бессмертных от того, чтобы начать какую-нибудь невероятную заварушку в местах, где одно их дыхание может истребить целые цивилизации.

Но не стоило обманываться мнимой простотой этих городов. Материалы, из которых были выложены улицы, поставлены дома, да даже выточена утварь — все это относилось к невероятно прочным, магическим породам.

К примеру те палки, которые во время тренировок втыкал в землю Хаджар, были вырезаны из дерева Омаглеж — дерева, щит из которого, был способен выдержать несколько выстрелов из корабельной пушки Ярости Смертного Неба.

Повозки, на которых ездили местные торговцы, внутри выглядели не хуже дворцов Даанатана. И обладали таким же пространством.

Магия…

Лодки, летавшие над Чужими Землями (воистину способным называться пятидесятым, самым крупным регионом, способным вместить в себе помноженные на десять, сложенные вместе Регионы Белого Дракона и Алого Феникса), развивали скорость выше, чем мог осознать взгляд не только смертного, но и слабого истинного адепта.

Это действительно был край, находящийся почти на самом пике пути развития.

Так что сейчас, когда городская стена — толщиной всего в пять метров, но такой крепостью, что вся армия Белого Клыка не смогла бы пробиться через неё и за десять лет неустанного штурма, отряд Шенси находился в одной из таверн, окна которой столь удачно выходили на центральную городскую площадь.

— О чем-то опять задумался, малыш?

Абрахам, в привычной ему манере, сидел нога на ногу, лениво потягивал пенное и рассматривал немного скучающих официанток. В передниках и фартуках, с красочными вырезами на кружевных платьицах, они общались с барменом и иногда уходили на кухню.

Делать им было почти нечего.

В полдень, в таверне, кроме отряда, набралось бы еще посетителей десять. И это если считать громоздкого орка, закутанного в синий, прохудившийся плащ, за троих.

— Странное это место, — ответил Хаджар, вернувшись к наблюдению за площадью. Там народа находилось немногим больше, чем внутри таверны. Уличные торговцы, редкие праздно прогуливающиеся молодые, музыканты и просто идущие по своим делам горожане. — Очень странное…

— Ага, — поддакнул Абрахам. — при первом взгляде можно и забыть, что все они считались бы едва ли не Великими Героями в наших родных пенатах.

— Или императорами, — философски добавила Иция.

Они сидели вчетвером. Гай отправился на свое «задание», а Густаф прикрывал его с противоположной крыши. Еще Абрахам использовал какой-то хитрый артефакт, который мог проникнуть сквозь техники и заклинания, отрезающие говорящих от остального мира.

Понятное дело, что первое и второе принадлежало искусство воров и контрабандистов.

Что немедленно заметил Албадурт, грызущий уже Вечерние Звезды знают какое по счету яблоко.

— Действительно, — выдохнул Хаджар.

К примеру музыканты, весело бренчащие на струнах Ронг’Жа и ритмично бьющие в барабаны, являлись адептами от Пиковой стадии Рыцаря Духа, до Развитой стадии Повелителя.

Причем каждый из них обладал телом крепости не ниже Небесного артефакта.

Высочайший уровень развития для Империй. И достойный — для столиц Регионов. Да чего уж там — сам Хаджар, учитывая всю ту мешанину, что текла по его жилам, обладал телом, уровня крепости все того же Небесного артефакта.

— Но мне здесь нравится, — продолжил Абрахам. — не так людно и не так…

— Беспокойно, — Иция помогла другу подобрать нужное слово. — Я ожидала от Чужих Земель более интересного времяпрепровождения.

И в этом адепт была права. За те неполных два месяца, что они здесь находились, кроме той стычки с бандитами и пары бродячих монстров в лесу, они не встретили не единой достойной воина опасности.

Казалось, что окружающий мир и вовсе заснул. Люди, леса, тракты — все это спало под одеялом из теплой неги.

Столь резкий контраст в сравнении с вечном кипящим, никогда не останавливающимся внешним миром немного шокировал и выбивал из колеи.

Чужие Земли выглядели совсем не так, как их представлял простой люд.

Во всяком случае, здесь не сжигали детей заживо, а по дорогам не бродили легендарные монстры, закусывающие деревнями, а ужинавшие городами.

Внезапно Абрахам, прерывая размышления, подался немного вперед и даже отставил в сторону чарку с пенным. А это для него было ну абсолютно несвойственным решением.

— Кажется что-то намечается.

За столом и до этого было относительно тихо, но теперь даже Алба-удун перестал жевать яблоко.

Все, как один, повернулись к окну.

Там, около фонтана с памятником мужчине с гончарным кругом, стоял их товарищ — полуликий Гай. Вот только даже Хаджар, учитывая насколько он поднаторел в подобных вопросах, не смог бы определить в этом человеке старого знакома.

От внешнего вида, до повадок и ауры, Гай стал точнейшей копией вольного торговца Альфа, чей прах реял где-то по вихрям восточных ветров.

К нему, в свою очередь, подошел средних лет мужчина, за спиной которого в странных, похожих на колесо ножнах, покоилось восемь простых, короткий мечей. Каждая рукоять оного была обмотана окровавленными бинтами.

Сам же наемник по имени Глец Ворчливый из города Хлестен, невысокого роста, худощавый и покрытый шрамами, носил легкую кожаную броню. Но, опять же, обманываться не стоило. Хаджар даже не сразу поверил своим глазам, когда опознал в ней качественный артефакт Императорского уровня.

В таком явно заключено несколько магических свойств.

— Ты опоздал, Глец, — прозвучал голос альфа из стоявшего по центру стола маленького глиняного кувшинчика. Такой никогда не вызовет подозрения ни в одной таверне.

— Не у всех, Альф, такая беззаботная жизнь, как у тебя, — что же, прозвище наемника пока целиком и полностью оправдывалось. — Ты принес то, что требуется?

— Принес.

Хаджар в очередной раз мысленно отдал дань уважения Густафу. Он держал на прицеле спину Глеца, но наемник этого даже не чувствовал.

— Где? — спросил фанатик.

— У моих товарищей, — Гай-Альф мотнул головой в сторону таверны. — я не такой дурак, Глец, чтобы полагать, что ты оставишь меня в живых после того, как я отдам тебе товар.

Между двумя разговаривающими сверкнуло лезвие ножа.

— Уверен, они слушают нас сейчас, да? — жарко прошептал Глец. — Что же, тогда встретимся на опушке у камня Страдающего Бога. Три часа. И лучше вам, товарищи, не опаздывать. Терпение моего командира не безгранично.

После этого Гая и Глеца окутала темная пелена. Она ненадолго вызвала удивление у горожан, но когда исчезла (а вместе с ней и два адепта) то все вернулись к своим делам.

— Что же, — Абрахам взмахом руки убрал кувшинчик обратно в пространственный артефакт. — кажется все пошло немного не по плану…