Глава 1433

— Вот именно поэтому у меня нет дома, — устало заметил Абрахам.

Внутренний двор усадьбы постепенно наполнялся бойцами Звездного Дождя. Так же, как и люди Кассия и дозорные на стенах, они были облачены в серую броню Небесного уровня.

Не прошло и сорока секунд, как все каменные дорожки, окружавшие низкие сады, постриженные лужайки-газоны и пруды, с плескавшимися там золотыми и оранжевыми рыбками, окружили бойцы Безымянной ступени начальной и средней стадии. Вместе с ними вышла троица Небесных Императоров.

Проклятье, насколько сильны были семьи Чужих Земель, если тот же самый Звездный Дождь не являлся сильнейшей организацией в регионе.


Вообще, насколько успел выяснить Хаджар, сильнейшими здесь считались секты боевых искусств. Просто потому, что аккумулировали ресурсы всех остальных семей.

Самых младших детей клана было принято отдавать именно в секты, а не обучать дома. Это способствовало укреплению связей и… чему-нибудь еще, столь же не интересному и сугубо политичному.

— Принцесса!

— Принцесса Лэтэя!

Поднявшие было копья воины, тут же их опустили и, отсалютовав, начали опускаться на правое колено.

— Почему они никогда не встают на оба колена? — хрустнул яблоком Албадурт. Будто их не окружило войско, с которым можно Даанатан за сутки захватить.

— Здесь не принято, — ответил Абрахам. — Чужие Земли, в древности, на протяжении тысяч лет боролись за свою независимость. На оба колено тут никто и никогда не встанет. Это считается неуважением к праотцам.

Хаджар искокса глянул в сторону Шенси. То этот старый лис «ничего» не знал про Чужие Земли, то демонстрировал знания, которые находились за пределами того, что можно было выяснить из общих слухов и легенд.

Хотя, возможно, это просто развитая за годы странствий и интриг паранойя.

— Встать! — гаркнул один из Небесных Императоров. Грузный, тяжеловесный пузан, вооруженный скорее не копьем, а глефой. Причем такого веса, что от одного её обнаженного присутствия воздух дрожал.

От него веяло аурой Небесного Императора средней стадии и он как-то не собирался скрывать силу.

Два, стоявших позади него Императора, пока не спешили демонстрировать свои возможности.

— Шестой Воин, — Хаджар едва не подавился. Шестой?! Кто же у них тогда на первом месте?! Пиковый Император?! — это же принцесса, Лэтэя!

— Шестой воин!

— Это наша принцесса!

— Молчать! — гаркнул обладатель рыжеватой глефы. Спасибо хоть, что не Звездный артефакт. «Просто» — Божественный. — Приказ второй жены Главы Клана! Принцесса Лэтэя мертва!

— Дасиний, — спокойно произнесла принцесса. — Разве ты не узнаешь меня?

— Узнаю, миледи, — глубоко поклонился, чем вызвал удивление у Хаджара, воин. — Но когда вы с Почетным Воином уехали, а ваш батюшка впал в душевный мятеж, я… я…

— Ты принес присягу, так?

Дасиний промолчал. В его стальных глазах Хаджар увидел борьбу чести, долга и собственной совести. Как бы это ни было странно, но порой, в жизни воина, эти три доблести шли далеко не параллельно друг другу.

— Что же, — вздохнул Лэтэя. После чего она раскрутила над головой копье и вонзила его основанием в землю вода в прудах задрожала, а Хаджару показалось что он и вовсе очутился посреди озера. Озера, внутри которого сверкали упавшие звезды. И это ощущение, оно было схоже с Истинным Королевством, но… каким-то иными. В этом простом движении ощущались мистерии, куда более глубокие нежели теми, что владел Хаджар. — Тогда первый, кто встанет у меня на пути, отправиться к праотцам!

— Молот и Наковальня, — с придыханием протянул гном. — что же делает это женщина… у меня сердце сейчас расплавиться…

— Ты же не любишь людей, — напомнила, шепотом, Иция.

— Это не человек, — покачал шевелюрой Алба-удун. — это мечта… какая женщина… только бороды, жаль, не хватает.

В отряде закашлялись. Может продуло? Хотя, вспоминая принцессу гномов, бородой она не отличалась. Но, может, все дело во вкусе каждого конкретного гнома.

— Миледи, — опять поклонился Дасиний. — прошу, не заставляйте меня…

— Шестой Воин! — глаза Лэтэи вспыхнули золотым пожаром. Атмосфера вокруг неё наполнилась сталью и боем. Хаджар давно не ощущал такой ауры от женщины. И нет, он не был сексистом, просто столь скорый нрав действительно встречался реже среди прекрасной половины человечества. — Либо исполняй свой долг! Либо уйди с дороги! В любом случае, я войду к себе домой!


Да уж. Кассий воспитал принцессу так, как мог, наверное, только солдат.

Она была пряма и честна. Сильна и стойка. Высокое Небо. Встреть её Хаджар чуть раньше и, может быть, война Империй и приключение в Стране Драконов пошли бы совсем по другому руслу.

Лэтэя рывком вытащила копье из земли и сделала шаг вперед, миновав, тем самым, незримую черту, которую провел взгляд трех Небесных Императоров.

Самое удивительное, что двое других адептов, в отличии от Дасиния, не шевелились и сохраняли абсолютную невозмутимость лиц. Хаджар так и не мог уловить — сильнее они Шестого Воина или же нет.

Дасиний не двигался.

Лэтэя сделала еще один шаг.

— Смерть близко.

— Ага. Не сомневаюсь, дружище, сейчас что-то грянет. Парень — будь наготове.

Хаджар, опустил ладонь поближе к рукояти меча. Да уж… такими темпами они очень долго будут подбивать семьи и секты на то, чтобы те выделили бойцов для осады Ордена Ворона…

— Дасиний! — из глубины усадьбы послышался высокий, женский голос. — Почему ты бездействуешь, когда на пороге моего дома чужие люди?! Разве ты больше не Шестой Воин?

На свет вышла женщина. Она была красива. Хотя, данный эпитет, учитывая уровень развития Чужих Земель, можно было применять ко всем без разбора. Когда тело проходит столько ступеней эволюции, то почти достигает своего идеала.

— Проклятье! — прошипел Густаф. — Здесь Небесные Императоры, как грибы после дождя!

И действительно. Женщина, на вид заката второго третьего десятка, обладала аурой Небесного Императора начальной стадии.

— Не забывай, мальчик, — Абрахам надвинул шляпу чуть дальше на лицо. — мы в сердце одной из Сорока Семей. Тут можно и не такое встретить.

Одетая в красные и золотые одежды, со множеством браслетов на запястьях и колец. С камнями в ушах и на шее. Все украшения, разумеется драгоценные, а камни волшебные. Внутри них танцевали искры стихий и свет магии.

Вечерние Звезды! Да она носила на себе годовой бюджет если не всего Дарнаса, то нескольких его крупных провинций.

— Тернес! — прогудела Лэтэя. Её голос звучал подобно горной реке, пробившейся через каменную плотину. — Где мой отец?!

— Миледи? — изогнула бровь женщина. — не знаю, кто вы такая и кем себя возомнили. Зачем надели на себя доспехи моей мертвой доченьки и где вообще их раздобыли и…

Лэтэя ударила копьем о землю и несколько лучей звездного света рассекли браслеты и ожерелье на груди женщины.

Проклятье! Небесная Императрица даже среагировать не успела на простой удар Лэтэи.

— Не мать ты мне, змея, — не хуже оной прошипела девушка. — Где мой отец, наложница?! Отвечай, пока я не сравняла все здесь с землей и не отправила тебя и всех твоих кровных к праотцам и демонам!

Послышался кашель.

Это гном подавился.

— О великие предки и огненные жерла! Женщина! Пощади! Как мне после тебя на своих землячек смотреть?! У меня же уголек не раздуется…

— Уголек не раздуется, — посмаковал Шенси. — надо запомнить…

Лицо Тернес, до этого бледнее снега, вспыхнуло всеми красками радуги.

— Дасиний! — пропищала она. — убей её.

Шестой Воин не сдвинулся с места.

— Немедленно! — перешла на визг женщина. — Ты давал присягу!

— Да, — тяжело обронил Шестой Воин. — моя госпожа. Слушаю и повинуюсь.

— Ну, парень, — Абрахам похлопал Хаджара по плечу. — твой выход.