Глава 1434

Хаджар шагнул было вперед, но перед ним в землю вонзилось копье Лэтэи. Девушка качнула в сторону Хаджара своей копной золотых волос, после чего нахмурилась.

— При всем уважении, Ветер Северных Долин, мне не нужна твоя помощь. Это моя земля, мой клан. Я сама решу свои проблемы.

— Ох, держите меня семеро, — чуть не потерял сознание гном.

Хаджар еще не успел ничего ответить, как по рядам воинов вновь загудели шепотки. А те два Небесных Императора, что прежде сохраняли спокойствие, наконец подали признаки жизни. Один из них вскинул копье-трезубец, а второй обнажил два длинных дротика — один из самых редких видов оружия среди копейщиков. Это все равно, как обоерукий мечник.


— Ветер Северных Долин?

— Тот самый?

— Хаджар Дархан?

— Убийца Императора Драконов?

— Который разрушил Подземный Город Демонов?

— Я слышал, он дружит с самим Хельмером.

— А я слышал, что от его меча пало больше Небесных Императоров, чем от копья Первого Воина!

Хаджар переглянулся с отрядом. Он не помнил, чтобы распространялся о своих «подвигах».

— На меня не смотри, парень, — поднял ладони Шенси. — я сам не в курсе, что ты с демонами повязан. Хотя — по тебе видно.

Взгляды людей скрестились на татуировках Хаджара, перьях и фенечках в его волосах. Ну да — подобный вид был своеобразен даже для Империй, чего уж говорить про Чужие Земли.

— А я думала, от чего мне знакомо твое имя, — выдохнула принцесса.

Стоит признать — с чуть большим уважением, чем прежде.

— Так вот кого ты привела с собой, несносная девчонка! — все не унималась вторая жена главы клана. — Убийцу из глупых трактирных песен?

Хаджар должен был, наверное, как-то отреагировать, но… он не мог взять в толк — кто мог петь о нем песни в этом далеком регионе. И, самое главное — зачем?

— Достопочтенный Ветер Северных Долин, — взял слово Дасиний. Он, вонзив копье в землю рядом с собой, вложил кулак в ладонь и поклонился. — для меня честь приветствовать такого мастера в скромной обители Звездного Дождя.

Хаджар даже не сразу понял, что обращаются именно к нему. В последний раз с ним так разговаривали… да никогда с ним так не разговаривали.

Он поспешил ответить тем же.

Вложив кулак в ладонь, поклонился.

— Достопочтенный Дасиний, слухи о моем мастерстве преувеличены и…

— Чего ты стоишь, Дасиний! — перебила истерящая Тернес. — Я приказала тебе убить эте самозванку! Как она смеет выдавать себя за почившую принцессу!

— Мастер Ветер Северных Долин, — еще раз чуть поклонился Шестой Воин. — прошу вас не вмешивайтесь в дела моей семьи. Я бы с радостью скрестил с вами оружие чтобы раздвинуть границы своего познания, но не сегодня.

— Прошу простить меня, мастер Дасиний, но я не могу согласиться. Для меня было бы честью сразиться с вами в тренировочном поединке. Но я дал слово Кассию, да будут милостивы к нему праотцы.

— Да будут милостивы к нему праотцы… — зазвучало со всех сторон.

— Проклятье, — проворчал Абрахам. — как же раздражают все эту светские беседы. Почему нельзя просто дать в морду?

— Потому что не все такие бесчестные ублюдки, как ты, — шикнула Иция.

Шенси только руками развел.

— Тогда…

Еще до того, как Дасиний сделал шаг вперед. Прежде, чем два Небесных Императора закружили вихри своей энергии. До того, как Лэтэя зажгла свет упавших звезд, Хаджар сделал то, к чему готовился все это время.

Абрахам мог сколько угодно думать, что Хаджар окончательно размяк и попросту вел светские беседы. Нет, чести ради, он действительно не очень хотел сражаться с этими людьми. Он не испытывал к ним никакой вражды — лишь уважение.

Но если того требовало обстоятельства.

Пока все лаялись, аки дворовые псы, Хаджар собирал вокруг себя ветер. И, когда пришло время, он призвал самую могущественную технику.

Одну из персональных боевых техник самого Черного Генерала — величайшего мечника из когда-либо живших.

Техника Воина Ветра.

Вихрь столь могучей, непреодолимой силы закружил вокруг Хаджара, что он попросту мгновенно разбил мистерии, волю, королевства и любые попытки защиты всех, кто находился в саду.

Исчез свет звезд и ощущение озера, исходящее от Лэтэи.

Сила Небесных Императоров померкла, как меркнет искра на фоне пылающего яростью пламени костра.

Простые воины и вовсе, хватаясь за грудь, пытались вдохнуть, но не могли.

На краткую секунду в левой руке Хаджара появился второй меч. Будто сотканный из синего ветра, он походил на туман.

— Тот, кто встанет на пути принцессы Лэтэи! — прогремело внутрь жуткого смерча из силы и энергии. — Отправиться к праотцам! Мое слово.

А затем все стихло. Даже свет показался адептам ярче. Грудь снова смогла дышать; энергия и мистерии вновь подчинялись Небесным Императорам и простым Безымянным.

Хаджар же выглядел так же, как мгновением прежде — меч из ветра исчез, а его одежды больше не размахивали двумя огромными крыльями.

Вот только…

— Неплохой блеф, парень, — едва слышно прошептал Абрахам, вовремя успевший незаметно зайти за спину Хадажра и подпереть того. В противном случае Хаджар просто свалился бы на землю. — Но рискованный.

— Мастер Ветер Северных Долин, — вновь поклонился Дасиний. — ваш меч вживую так же могуч, как и в песнях. Теперь я верю, что вы смогли в честной дуэли одолеть Императора Драконов.

— Мастер.

— Мастер Хаджар.

Поклонились и остальные воины.

— Но, — Дасиний выпрямился и глефа в его руках засияла энергией. — я не могу отступить от своей присяг…

— Дасиний, мальчик, разве ты приносил присягу второй жене?

Хаджар, внезапно, ощутил себя на месте воинов, что еще мгновением прежде едва дышали под давлением силы. На его плечи будто гора опустилась. Гора, созданная из одних только мистерий. Мистерий, ушедших за пределы Истинного Королевства так далеко, что Хаджар даже представить себе не мог границы силы этого, без всякого сомнения, настоящего Мастера.

Или… мастерицы?

Это была женщина. Женщина в возрасте. Сухая и тонкая, как ветвь ивы. В простых одеждах, больше подходящих крестьянину. Густые, до того седые, что белые волосы, смотаны в тугой пучок. Морщины избороздили некогда красивое лицо.

Она ступала по воздуху.

Нет, не использовала какие-то заклинания. Она действительно — шла по воздуху. И Хаджар мог лишь едва уловить, что каждый её шаг создавал под собой какое-то давление из силы и мистерий. Как если бы каждое её движение, на деле, являлось ударом короткого копья. Копья, которое она носила за своей спиной.

— Старейшина!

Воины рухнули на правое колено.

— Бабушка, — поклонилась Лэтэя.

Одна только Тернес осталась неподвижна.

— Милое дитя, — старушка улыбнулась и провела ладонью по лицу девушки. — как я рада видеть тебя в добром здравии и…

— Старейшина! — раздался неприятный визг. — Разве вы не видите, что это лишь побирушка, пытающаяся выдать себя за…

Хаджар так и не понял что произошло. Просто в следующий миг Тернес лежала, распластавшись, на полу, из её рта толчками била кровь, а на щеке красовалась отметина от ладони.

Будто невидимый гигант отвесил ей пощечину, которой можно было горы срубать.

— Милая Тернес, — несмотря на прозвучавшие слова, в голосе Старейшины ничего «милого» не звучало. — ты дышишь еще только потому, что твоя дочь — тоже моя внучка. А теперь, будь добра, пойди в дом и попроси слуг приготовить комнаты и ужин для наших гостей.

— Бабушка, — Лэтэя обхватила хрупкую старушку. Только теперь она дала волю эмоциям. Копье выпало из её рук, а из глаз потекли слезы. — Кассий… он… он… Кассий…

— Пойдем, родная, — старушка погладила Лэтэю по спине и повела её в дом. — Пойдем. Тебе надо отдохнуть.