Глава 1439

— Иными словами, — Абрахам выдохнул колечко дыма и, раскинувшись на подушках, указал трубкой на волшебную, объемную карту, лежащую перед ним. — что нам нужно освободить главу клана одной из сорока семей Чужих Земель из плена другой такой семьи?

— Ага, — кивнул Хаджар.

Он перебирал струны Ронг’Жа, вспоминая мелодии, которые когда-то играл.

Интересно, почему он раньше так редко касался инструмента?


— И это учитывая, что несколько месяцев назад семья Подземного Шепота выиграла на ставках немаленькую сумму ресурсов и материалов. Так что только демоны и боги знают насколько они сейчас стали сильнее, чем были.

— С другой стороны, у них в казне сейчас должно быть не хватает места… — протянул Густаф, поглаживая едва начавшую расти бородку. Редкая, жидкая растительность служила новым предметом гордости для молодого лучника. — Можно и помочь.

— Очень заманчиво, Густаф, вот только, — Иция указала кинжалом на несколько стен вокруг города. Укрепления Подземного Шепоты были поставлены по тому же принципу, что и у Звездного Дождя. С небольшой лишь разницей — их главная городская стена имела только одни ворота, потому как с трех сторон город омывался рекой. — Как мы, ко всем демоном бездны, туда попадем? А если и попадем, то только в виде мертвого мяса. Ты как, много золота утащишь с собой на тот свет?

— Ну, вообще-то не золота, а капель эссенции реки мира, — пробурчал Густаф, но так ничего и не смог ответить.

Хаджар, на своем веку не раз и не два, устраивавший подобные вылазки, тоже не видел пока какого-то разумного варианта. В бытность генералом, он брал города либо силой, либо хитростью. В случае с Подземным Городом демонов, он и вовсе устроил там небольшое восстание.

Но ни один из этих способов не подходил для Чужих Земель.

Силой такой город не возьмешь. Для хитрости у них не хватало времени. А бунт в городе, построенном по «семейному» принципу устроить и без того очень тяжело, а когда главная семья привозит в город огромные ресурсы и, по-любому, делиться ими с горожанами (ну не полные они ведь дураки) — то и вовсе в ближайшей перспективе невозможно.

— Алба-удун, — Абрахам повернулся к гному.

Тот жевал яблоко и смотрел в окно. Они находились в довольно просторной комнате, где по центру тлели угольки в круглом, открытом очаге, а на полу лежали циновки, поверх которых покоились удобные матрасы и подушки. Все это немного напоминало культуру бедуинов.

Хотя, если учесть, что Чужие Земли населяли потомки безродных странников и путешественников, то и не так уж удивительны сходства культур.

— Мне нужно посмотреть на стены, — ответил Албадурт. — Но, Молот Предков, если они хоть на половину так же неплохи, как и здесь, то просто так мы через них не пройдем.

— Смерть близко, — полуликий лежал на подушках и глядел в потолок.

— Верно, Гай, — кивнул Абрахам. — мы, конечно, повторить опыт с Закаледом, но в тот раз мы едва унесли ноги. И это учитывая, что мы были моложе, наглее и глупее.

— А можно для тех, кто еще не думает о том, поднимется ли у него утром…

— Мальчишка, ты хочешь проверить мое одеяло по утру?

Густаф выругался, после чего продолжил.

— Что за Закалед?

— Город в приграничье, — пояснила Иция.

— Казну которого мы с Гаем обнесли еще до того, Густаф, как ты появился в яйцах твоего папашки, да встретят того праотцы. Собственно, в том городе тебя и зачали.

Значит, Абрахам знал родителей Густафа? Что же, это объясняло, что в отряде делал такой молодой юноша.

— Я слышал эту историю уже тысячу раз, — отмахнулся лучник.

— Да, но ты не слышал её полностью, — хмыкнул Шенси и затянулся пряным дымом. — Тогда в городе проходил праздник мертвых. Всех деревенских, кто умер в ближайшее время, свозили в город, чтобы похоронить на кладбище близь храма.

— А чего не на своих?

— А того, Густаф, что деревенские кладбище размывает паводками, там рыхлая почва, да и добираться до них порой очень непросто. Так что, если не сжигают тела, то… В общем, не морочь себе голову.

— Ладно-ладно, — поднял ладони лучник. — Ну так и при чем здесь праздник мертвых?

— А притом, что мы с Гаем, твоим папашкой и Ицией…

— Ты пообещал никогда об этом не вспоминать! — вскрикнула воительница.

— Ну так для дела же, — развел руками Абрахам. — так вот. Мы прикинулись разделись и, как мать родила, легли в повозки с мертвыми. Предварительно, разумеется, приняв немного травяных смесей по рецепту моего папани. От мертвяка, если совсем уж не приглядываться, не отличишь. Ну, прошли осмотр…

— Абрахам! — едва ли не рычала Иция, а кончик её кнута снова подрагивал змеиной погремушкой.

— … и попали в подземку местной управы, — поспешил закончить Шенси. — оттуда, вечером, выбрались и обнесли казну города. Ну, а там, чтобы подозрения не вызывать, остались в городе еще на месяц. Даже помогали местным государевым людям искать воров. Ну вот так, малыш, ты и был зачат.


— Осталось только выяснить…

— В городе Подземного Шепота нет праздника мертвых.

Все в отряде, даже полуликий, который редко когда демонстрировал интерес к происходящему, повернулись на голос. В открытых дверях зала стояли Лэтэя. В простых, но красивых и просторных одеждах, с распущенными волосами, касавшимися её бедер, она, почему-то, не входила.

— Я могу зайти?

— Это ваш дом, принцесса, — приподнял шляпу Абрахам. — вы вольны делать в нем все, что вам захочется.

— Это мой дом, — кивнула девушка. — но пока ваш отряд здесь, то это ваши покои. Поэтому — могу ли я войти, господа?

Что же, воспитание это явно не то, что пропустила семья Звездного Дождя, когда растила свою старшую дочь.

— Разумеется, — Абрахам выдохнул еще немного дыма. — проходите. Чувствуйте как у себя дома…

На дурацкую шутку никто не отреагировал. Лэтэя поблагодарила и, пройдя в зал, села на матрас рядом с Хаджаром. От неё пахло так же, как и прежде, но теперь добавился запах воды и пены. Слегка влажная и от того горячая, чуть загорелая кожа.

Хаджар помотал головой.

Да, у него была жена, которую он любил и которую поклялся освободиться. Но это не значит, что он перестал быть мужчиной. И, порой, мужчинам, да и женщинам тоже, приходилось бороться с тем, что осталось у них от обезьян — инстинктами.

— Легкое Перо вам все рассказала? — спросил Хаджар.

— Мастер Ветер Северных Долин, можем ли мы оставить этикет?

— Конечно. Старейшина все тебе рассказала?

Лэтэя кивнула, после чего взмахом руки передвинула карту на запад.

— Когда мы были детьми, — она взмахнула еще раз и карта увеличилась, продемонстрировав высокие скалистые холмы. — то играли в тех местах. Один раз наш друг, наследник другой семьи… — голос Лэтэи слегка дрогнул. Она вовремя взяла себя в руки, но и так было понятно, что ничего хорошего в судьбе того мальчика не произошло. — он сорвался с того обрыва. Вода там быстрая. Холодная. Не всякий Повелитель сможет выдержать хотя бы час, а…

Принцессу никто не торопил.

Понадобилось несколько секунд, чтобы она возобновила свой рассказ.

— Он утонул. Тело все никак не могли найти. Думали, что его сожрали речные монстры или что-то еще, но через буквально пару недель его труп выловили в колодце в городе Подземного Шепота.

В отряде переглянулись.

Город омывался рекой. Рекой, которая брала свое начало с водопадов на скалистых холмах.

— Что же, — Абрахам вытряхнул пепел из трубку и убрал её за пазуху. — значит завтра утром нам предстоит небольшая прогулка по холмам.

— Не все так просто, — покачала головой Лэтэя, после чего указала на подступа к скалам. — нам тогда повезло. Взрослые в кланах запрещали посещать те земли. Но мы не послушались и… — она встряхнула волосами, словно пыталась отогнать тяжелые воспоминания, а затем продолжила. — Там логово Ледяных Волков?

— Ледяных Волков?

— Что еще за твари?

— Не может быть! — что удивительно восклицание принадлежало гному. — Молот и наковальня! Ледяные Волки умерли еще когда мой прадедушка бегал за юбками! И они обитают лишь в самых высоких горах!

— Вы можете мне не верить, дорогой гном, но никто из ближайших окрестностей туда не ходит. Легенда гласит, что ледяные волки поселились здесь из-за водопадов, в которых течет жидкий лед.

— Жидкий лед — это вода, — резонно заметил Густаф.

— Жидкий лед, дитя человека, — скривился Алба-удун, от чего его квадратные челюсти стали напоминать ромб. — это редкий ресурс, о котором мечтают все кузнецы. Что же, даже если мы не найдем там прохода в город, то может я смогу разжиться чем-то даже более ценным для моего народа.

— Тогда решено, — Абрахам поднялся и, подойдя к окну, закрыл створки. — С рассветом идем к холмам.

— Но… разве вы меня слышали? Ледяные Волки это…

— Это не самая страшная опасность, с которой мы сталкивались, — с бравадой хмыкнул Густаф. — Принцесса, вы…

— Принцесса, вы его не слушайте, — перебила Иция. — самая страшная опасность для Густафа, в виду отсутствия вещества в голове, это лезвие бритвы.

Юноша зарделся, а в зале послышались необидные смешки.