Глава 1445

— Все, — решительно резюмировал Алба-удун и, столь же решительно, рухнул лицом в землю.

— Ваш друг действительно быстро бегает для коротконогих, — лишь краешком губ улыбнулась Лехана.

— А… он… вообще… интересный… малый…

Тяжело дыша, обмахивая вспотевшее лицо шляпой, с отдышкой произнес Абрахам.


Отряд выглядел довольно не презентабельно. Кто лежал, кто сидел. Хаджар с Шенси прислонились к деревьям. Но всех их объединяло одно — они выглядели не как группа Безымянных адептов, способных захватить небольшую Империй, а, скорее, как собрание немощных.

Раскрасневшиеся, потные, тяжело дышащие. Уже давно сняв шубы и убрав их в пространственные кольца, теперь они боролись уже не с холодом, а жаром. Жаром идущим изнутри их собственных тел.

Вообще, заставить вспотеть Безымянного адепта, это достижение, на которое не каждая битва окажется способной. А тут четырех часовой бег.

Четырех часовой бег на пределе собственных возможностей по пересеченной местности.

— А… где… деревня… ваша? — с трудом протолкнул сквозь отдышку и жар в груди, Густаф.

Лехана и Брага, даже цветом лица не изменившись, спокойно подошли к ягодному кусту и, отодвинув ветви, продемонстрировали небольшую тропу.

Протоптанная в высокой траве, она вела к центру обширной вырубки, где и стоял частокол, служивший местным единственным укреплением.

Над воротами — простыми, с ручным засовом, возвышалась дозорная вышка. Там обитал, как успел заметить Хаджар, мужчина средних лет с волосами того же цвета, что и у брата с сестрой.

Видимо это была какая-то особенная черта у местного племени.

— Лес уважает сильных, — пояснил Брага. — мы не хотели позорить вас. Отдохните сперва, переведите дух, а потом…

— Ты кого это тут слабаком назвал? — прозвучал голос из-под земли.

Ну, вернее, с земли.

Гном, уже переведя дыхание, но пока еще не находил в себе сил подняться. Так что прямо так и говорил — лицом в землю. Траву и мох, при этом яростно отплевываясь от всего выше сказанного.

Хаджар, благодаря ветру, уже вскоре смог выпрямиться и дышать спокойно. Усталость прошла, а энергия быстро восстановила мышцы, которые пришлось, впервые за долгое время, подключить к бегу помимо энергии и воли.

Собственно, Абрахам тоже уже забивал трубку.

В отличии от Гая, Иции и Густафа, он тоже довольно быстро пришел в себя.

— Я никогда не видел, чтобы кто-то так бегал, — с уважением произнес Хаджар, обращаясь к Лехане.

— «Просто ты не правильно бегаешь», — на зверином языке ответила она.

Во всяком случае, Хаджару так сперва показалось. Но от нейросети не укрылось то, как дернулась щека Шенси. Кажется, он не понял слов девушки.

— «На каком языке мы сейчас говорим?» — спросил, ошарашено, Хаджар, осознав, что никогда прежде не слышал звуков, слетавших в данный момент с его собственных уст.

— «Разве ты не знаешь?» — взлетели брови Леханы. — «Ты ведь тоже, как и мы, д…»

— Та-а-а-а-к! — перебил девушку Шенси и, проходя между адептами, едва ли не насильно запихивал им в рот шарики алхимической медицины. — А ну-ка, отряд, не позорим старика Шенси. Не ударим в грязь лицом… тебя это, рыжий, уже не касается.

— Отвали, человеческий плес, — погрозил кулаком с земли Гном.

Лехана с Хаджаром обменялись недоуменными взглядами, но разговор так и не продолжили.

— Подъем, подъем.

Абрахам за плечи поднимал народ, но тем, после восстанавливающих пилюль, помощь-то уже и не требовалось. Иция, лучник и полуликий, отряхнувшись и зябко поежившись, накинули на плечи шубы, после чего встали рядом с Шенси, так же надевшим шубу.

Хаджар, увидев все это дело, внезапно понял, что ему тоже холодно.

Странно — и почему он не замечал этого последние несколько минут?

Взмахнув рукой, он так же надел шубу.


Лехана вновь посмотрела на него с удивлением, после чего переглянулась с Брагой.

— Пойдемте, — юноша отодвинул куст и первым вышел на тропинку.

Не пройдя и сорока метров, он, громче, чем следовало бы, поприветствовал дозорного.

— Гатен! — выкрикнул он. — Это я, Брага и Лехана. Мы вернулись с разведки! С нами отряд адептов! Им нужен кров и еда на несколько дней!

Некто Гатен, стоявший в дозоре, оглядел всю компанию удивленным взглядом, после чего так же громче, чем следовало, выкрикнул:

— Проходите! Я позову старейшину!

Ну, хоть в чем-то это странная деревня, стоящая в глуши не самого маленького лесного массива Чужих Земель, походила на деревни смертных. У них тоже имелся частокол и старейшина.

— А заборчик-то не очень низкий? — поинтересовался Абрахам. — А то, знаете ли, обитают здесь всякие зверушки. Высотой в десять таких частоколов.

— Ты рассказываешь нам какие в лесу живут звери?

Может Хаджар показалось, но в голосе Брага зазвучало неожиданное превосходство и удивление.

— Сам ты странно пахнешь, — внезапно произнес юноша. — и мы пускаем тебя сюда лишь потому, что…

— Брага! — воскликнула Лехана, после чего повернулась к отряду и поклонилась. — прошу простить моего брата. Он бывает горяч в лесу. Поэтому мы и не отпускаем его одного. Что же до нашего забора — это скорее от паводков. Мы живем в гармонии с лесом. Сюда не приходят те, кто не должен прийти.

— Кто не должен прийти, — пробурчал гном. — я бы предпочел, чтобы меня сюда несли…

Они подошли к воротам. Сбитым в единый массивы кольями, ездящим по вырезанным бороздам в земле. Запертые изнутри на засов, они должны были…

— Проходите, — Брага ладонью толкнул тяжелые створки из волшебных пород деревьев и они, без всякого сопротивления, открылись.

Деревня выглядела так, как и предполагал Хаджар. Единственная улицы со множеством тонких ответвлений от неё, по обеим сторонам которых стояли справные, одноэтажные домики.

Редко когда срубы могли похвастаться вторым этажом, чаще — пристройками и просторным чердаком.

Слышались крики, смех. В воздухе витал ароматы кухни, хлевов и злаковых. Немного пахло сыростью и луком.

Хаджар обернулся.

На воротах, с обратно стороны, не имелось скоб под засовы. А колья не были стесаны так, чтобы это могло свидетельствовать о подпорках — второй разновидности деревенских укреплений. Хуже и менее надежные чем металлический засов, они проще ставились и проще снимались, да и стоили в разы дешевле.

Но даже их здесь не имелось.

Ворота не запирались и вовсе.

— Давно у нас уже не было гостей, — произнесли за спиной.

Хаджар обернулся чтобы увидеть старейшину деревни. Но вместо старца это был могучий мужчина в самом расцвете сил. С ярко выраженными мышцами, шрамами на лице и руках, волосами стянутыми в хвост и заплетенными в косу. Он на голову возвышался над своей свитой, а Лехана и Брага низко ему кланялись.

— У нас скоро праздник новолунья, — голос его звучал могуче и свободно. Без страха и без стеснения. — Будьте гостями в нашем доме. Мы рады всем, кто приходит к нам с миром.

— Старейшина, — кивнул Абрахам. — спасибо за оказанную вашими людьми любезность. Нам с отрядом, если у вас найдется, не помешал бы кров с дороги и немного времени, чтобы отдохнуть.

— Конечно. Лехана, проводи их.

— Да, старейшина, — еще раз поклонилась девушка, после чего повернулась к адептам. — пойдемте. А то сейчас вся деревня соберется на вас поглазеть.

Проходя мимо старейшины, Хаджар ненадолго встретился с ним взглядом, но вскоре их пути разминулись.

Пока они шли по хитросплетению деревенских троп, Хаджар вдруг понял, что его так смущало в происходящем.

Он не увидел в деревне ни одного вооруженного, хотя бы вилами или топором, жителя.

А еще здесь не лаяли собаки.

Деревня без собак?