Глава 1447

Кто-то дотронулся до его плеча.

— Хаджар.

Он уже потянулся было за оружием, но вовремя увидел перед собой красивое лицо молодой девушки.

— Принцесса…


— Мы же договорились, — перебила та нахмурившись.

— Да, конечно, — Хаджар кивнул и убрал ладонь от рукояти клинка. — Что случилось?

Оглянувшись по сторонам, он убедился в том, что остальные адепты так же погружены в глубокую медитацию. Не то, чтобы они полностью доверяли волкам, людям, ну или кем там на самом деле являлись Лехана, Брага и остальные, населявшие деревню.

Все дело в охранных амулетах. Лежащие в центре круга, сформированного самими членами отряда, они создавали едва видимую границу пространства, четко повторяющую периметр сруба. Если бы кто-то вошел внутрь, то артефакт немедленно вывел бы адептов из медитации.

Лэтэя же, единственная из всех, кто в данный момент не медитировал.

Сев рядом с Хаджаром, она заправила волосы за уши. Её пальцы все так же, до белизны костяшек, крепко сжимали копье. Она была напугана. Но не за себя.

Девушка переживала за отца.

Хаджар понятия не имел, что случилось с матерью Лэтэи и почему в доме Звездного Дождя сейчас заправляла вторая жена главы — мачеха Лэтэи, но…

После смерти Кассия леди явно переживала душевную травму и теперь непроизвольно сгущала краски. Если Подземный Шепот до сих пор ничего не предпринял в сторону главы Звездного Дождя, то вряд ли предпримет в ближайшем обозримом будущем.

— Ты им доверяешь? — спросила она.

Хаджар ответил не сразу.

— У меня нет причин к недоверию, — покачал он, наконец, головой. Слегка зазвенели фенечки и встрепыхнулись седые волосы. — Они, во всяком случае пока, не вели себя по отношению к нам враждебно. Скорее наоборот — искренне пытаются уберечь. Правда я пока не понимаю от чего. Так что не вижу причин, по которым Абрахам…

— Стой-стой-стой, — замахала рукой Лэтэя. — ты сейчас о ком?

— О Ледяных Волках. Ну или кто они там на самом деле.

Девушка вздохнула и указала на Шенси и его людей.

— Я про них, — прошептала она. — Ты доверяешь им?

Хаджар посмотрел на своих спутников.

Доверяет ли он им?

Что же, это был хороший вопрос. Даже слишком хороший. Им он задавался на протяжении последних недель.

— Албадурту в большей степени, — ответил Хаджар. Гном, в данный момент, одновременно медитировал и жевал яблоко. Оказавшись в землях, где данный фрукт в изобилии, подгорный житель ни в чем себе не отказывал. — Остальным… пока что нас связывает взаимовыгодное сотрудничество. Мне этого достаточно.

— Но доверяешь ли ты им, Ветер Северных Долин?

Хаджар заглянул в глаза златокудрой красавице. Слишком взрослые глаза, резко контрастирующие с молодым и даже юным лицом.

Он резко отвернулся и сжал обручальный браслет на запястье. Это были лишь инстинкты и ничего более.

— Доверие — это широкое понятия.

— Я знаю.

— Тогда, Лэтэя, отвечу так — я доверяю им достаточно, чтобы спросить тебя, почему ты решила, что можешь доверять мне.

Теперь пришел черед принцессы замолчать. Она подняла взгляд к деревянному своду. Не потому, что задумалась или что-то искала там, где должен был присутствовать чердак. Просто хотела спрятать взгляд.

— Кассий доверял тебе… — прошептала она так, будто это все объясняло.

Может и доверял… после того, как Хаджар стал причиной, по которой Почетный Воин отправился к праотцам, да будут те благосклонны к нему.

— Абрахам очень странный человек, — внезапно продолжила принцесса.

— Не без этого.

— Нет, Хаджар, ты не понял. У нас, в кланах, есть свои секреты. Сила, благодаря которой Чужие Земли остались непокоренными отличается от силы, правящей в регионах. Она уходит корнями в древние времена, когда люди еще не владели энергией Реки Мира.

Хаджар не стал показывать, что уже слышал от Легкого Пера о воли и учениях сорока семей. Иногда молчание развязывало языки и выуживало ценную информацию куда лучше любого допроса.

Кому, как не следопыту, знать об этом.

— Она позволяет нам чувствовать и воспринимать других адептов иначе, — продолжила Лэтэя. — когда я чувствую тебя, то… это как ветер. Холодный ветер. Густаф — потерянный щенок. Иция — плачущая ива. Албаудун — отколовшийся камень от скалы. Не знаю, как тебе описать лучше — у каждого из нас, кто владеет этой силой, свои ощущения. Они индивидуальны. Но… Гай и Абрахам. Я не чувствую их.

А вот это уже было достаточно серьезно, чтобы задуматься над услышанным.

— И это меня напрягает. Может не пугает, но напрягает. Такое я испытывала не часто. К примеру — я не могу почувствовать своего отца. Он слишком силен для меня.

— А какая ступень развития у главы Звездного Дождя?

— Как и у всех глав кланов и сект в Чужих Землях, — Лэтэя заправила выбившуюся прядь. Она старалась не смотреть на Абрахама, чтобы не вывести того из медитации, но то и дело косилась в сторону старого вора. — Они все Небесные Императоры пиковой стадии.

— А тех, кто…

— Тех кто ниже, я могу почувствовать. Даже если это Развитая стадия.

Перед внутренним взором Хаджара пронеслись все сомнительные сцены, которых, с момента его знакомства с Шенси и отрядом, набралось уже прилично. Как часто Абрахам демонстрировал силы и способности, которые просто не могли принадлежать Безымянному адепту?

Но в то же время, он довольно часто оказывался в ситуации, когда ничего не мог противопоставить сильным адептам ступени Небесных Император.

Или…

Не мог или же не хотел?

Проклятые интриги…

— Может быть он ранен, — совсем уж тихо прошептала Лэтэя. — я не знаю, почему вы вдруг решили разрушить орден фанатиков, но я слышала истории от Кассия о том, что там хранится.

— Хранится в ордене?

— Да, — кивнула Лэтэя. — когда-то давно лучшие воины сорока семей пытались отыскать их крепость. Но никто из того похода так и не вернулся. Лишь один безумный, поседевший воин. Он поведал о том, что в глубине замка он обнаружил существ не похожих ни на людей, ни на монстров, ни на духов или демонов.

Что же… Хаджар тоже встречал этих существ. Одно из них даже едва не погубило его.

Кстати, а как Хаджар вообще выжил в храме темных жрецов?

Проклятье!

Как же заболела голова.

— С тобой все в порядке?

— Да, — ответил Хаджар. — просто… не важно, — он забыл, что хотел сказать. — продолжай.

Принцесса задержала на нем на короткое время обеспокоенный взгляд и продолжила.

— Он рассказал, что фанатики пытают этих существ и пьют их кровь, которая продлевает им жизнь и делает намного сильней. Он сказал, что даже те, кто находился при смерти с разрушенной душой и телом испив крови этих созданий, вновь возвращались в бой.

Лэтэя замолчала.

— И что же случилось с этим сумасшедшим?

— На следующее утро он скончался от полученных ран. Во всяком случае так рассказывается в истории.

После этого между орденом Ворона и сорока семьями установился хрупкий, негласный мир. Они не беспокоили нес. А мы не пытались больше не пытались отыскать и разрушить их крепость.

— Что ж, это…

Артефакт вспыхнул серебристым свечением и исчез в пространственном кольце открывшего глаза Абрахама.

— У нас гости, — произнес он, разом выводя весь отряд из медитации.

Двери амбара открылись и на пороге показался старейшина с уже знакомыми отряду братом и сестрой.