Глава 1449

Небожитель… равный по силе Бессмертному. Зверь, способный в любой момент вызвать испытание Небес и Земли. Если ему удасться пройти его, то он станет Богом. Если же нет, то повредив энергетическое тело и, лишившись разума, он станет могущественнее Небожителя, но…

Ступень Дикого Бока потому и называлась — Диким, что зверь терял все те знания, умения и прочие навыки, которые мог приобрести за эпохи своего развития. В нем оставались лишь инстинкты и голая, природная сила.

Хаджар смотрел на этого волка.

Тот не являлся магическим животным. Одним из тех, кто обладал ускоренным, по отношению к остальным зверям, развитием. Путь, который человек мог проделать за эпоху, волшебный зверь проделывал за десять, а простой зверь…


Ледяной Волк — представитель Древних.

Низко поклонившись, Хаджар поприветствовал могучее создание.

— «Меня зовут Хаджар, Дарх…»

— «Я знаю, как тебя зовут», — прозвучал незнакомый язык. — «Твое имя летит в северных ветрах, а твой облик показывают бураны. Ты должен был прийти сюда, дальний брат. И ты пришел. Все идет своим чередом.»

Волк опустился на снег и, сложив лапы, опустил на них голову. Он не был велик. Не был мускулист. Внешне он вообще мало чем отличался от своих смертных сородичей.

Разве что глаза.

Таких Хаджар еще не видел.

— «Дальний брат?»

— «Все дети севера — братья и сестры», — волк обвил себя хвостом и широко зевнул. — «Ты брат мне. Я брат тебе.»

Хаджар обернулся и посмотрел на Лехану. Та сидела в позе лотоса и дышала зимой и снегом. Холод, казалось, не трогал её разгоряченного тела.

— «Ты все правильно понял,» — подтвердил догадку волк. — «Лехана и Брага братья по духу, но не по крови.»

— «По духу…»

— «Плоть изменчива, Ветер Северных Долин, а дух неизменен. Я, ты, Лехана, те, с кем ты пришел. Мы меняли нашу плоть столько раз, сколько не сосчитают самые древние из ночных огней. Но каждый раз, в оболочке из крови и костей, оставался наш неизменный дух.»

Хаджар опустился на снег и положил перед собой меч. Может он и испытывал определенную неприязнь к разговорам с Древними, коих он повстречал больше, чем любой герой из былин и легенд, но не мог позволить себе упустить такую возможность.

— «Я ждал тебя, Безумный Генерал.» — внезапно произнес волк. Его черные глаза выглядели двумя океанами бездны. Бездны времени и силы. — «Ждал так долго, что мои дети успели стать часть ветра. А их дети — частью земли. И теперь те, на кого мы охотимся, дышат нами и питаются нами.»

— «Зачем ты ждал меня, достопочтенный шаман?» — спросил Хаджар, все еще говоря на языке, которого не знал.

— «Чтобы убить,» — сверкнули черные глаза.

Хаджар не сделал ни единого движения. Собери он все силы. Сожги он собственную душу. Используй все козыри в рукаве, призови на помощь самого Борея, он бы не смог избежать смерти. Есть границы, которые невозможно перейти никому.

И эта граница между силами смертного и Бессмертного. Они находились в разных плоскостях реальности.

— «Тогда почему вы медлите?»

Волк не ответил. Он отвернулся и посмотрел в сторону падающего льда. Целая река редкого материала текла степенно и плавно, пока не обрушивалась неистовой силой, чтобы слиться с водой и отправиться куда-то дальше — все ниже и ниже.

— «Создавший мой дух,» — наконец нарушил тишину Ледяной Волк. — «Сделал это лишь с одной целью. Чтобы, когда придет время, когда я встречу безумца, объявившего войну богам, то убил его. Растерзал его плоть и пожрал душу, но… это было давно, смертный. Задолго до того, как зажглась самое яркое ночное светило; до того, как оно сорвалось на землю».

Волк говорил о Миристаль. В этом Хаджар не сомневался. Самая яркая ночная звезда, погасшая то ли до войны Небес и Земли, то ли после — по обрывкам легенд сложно было понять хронологию этих событий.

— «И когда я сделаю это,» — продолжил зверь. — «То песня о Четырех Генералах никогда не будет сыграна. И отражения не исчезнут.»

Отражения…

Хаджар уже слышал это слово в таком же контексте. Но… почему-то не мог вспомнить. Почему он мог вспомнить?

Проклятье, как же болит голова!

— «Что…» — произнес Хаджар. — «Что за язык, на котором мы говорим?»

Волк повернулся обратно к Хаджару.

— «Имя, Ветер Северных Долин, это не одно слово. И не тысяча слов. Именем можно создавать и разрушать. Именем можно описывать.»

— «Вы говорите…»

Волк кивнул.

— «Мы говорим Именем Севера», — произнес волк. И морозный ветер вокруг завился снежными вихрями, а вьюга затрещала льдом и иней покрыл ладони Хаджара, но не причинил им боль. — «Твое имя, Генерал, содержит в себе три имени. Имени, которые не несут в себе битвы, охоты или войны. Но, когда ты объединишь их воедино, то увидишь, в чем твоя настоящая сила».

Волк поднялся на лапы и подошел к краю обрыва.

— «Я не понимаю… что вы хотите этим сказать?»

— «Отправляйся в край льдов и ветров. Где отец духа твоего был рожден. Там ты обретешь Имя Севера и продолжишь свой путь к Седьмому Небу.»

С каждым словом волка небо над темнело. Звезды светили все ярче, а Хаджар ощущал пришествие силы, которая могла сокрушить целый мир.

— «Что происходит…»

— «Поторопись, брат!» — зарычал волк. Запрокинув голову, он завыл на звезды и луч света, уже почти сорвавшийся с далекого неба. — «Я презрел свою судьбу и мой создатель не оставит этого без наказания!»

Яшмовый Император, догадался Хаджар, он, каким-то образом, собирался вмешаться в жизнь смертных и, нарушив законы Небес и Земли, уничтожить предавшего его волка.

— «Подними свой меч, Ветер Северных Долин!» — волчий вой перекрывал жуткий буран поднявшийся над обрывом.

Хаджар взял синий клинок и сквозь стену льда и снега, прикрывая лицо рукой, подошел к волку.

— «Вонзи мне его в сердце! Я поделюсь с тобой своей силой!» — волк встал над обрывом. Его вой, казалось, замораживал даже само время. Замер не только луч, но и падающий водопад жидкого льда. Застыли вздохи Леханы. И разлетавшиеся над лесом птицы замерли прямо в полете. — «И когда придет время, я помогу тебе обуздать север!»

— «Но почему…»

— «Нет времени, генерал! Все ответы ты получишь в крае льдов и снегов! А теперь бей! Дай мне вернуться к мои детями, братьям и сестрам в краях вечного леса!»

Хаджар заглянул в черные глаза и не увидел там ничего кроме немой мольбы.

Он поднял Синий Клинок и, одним резким, метким ударом, опустил его по самую рукоять в грудь зверя. Тот дрогнул и замер.

Пропал звездный луч, стих буран и улеглась метель. Лехана вновь плавно и мерно дышала, а птицы улетали прочь от странного края.

Хаджар чувствовал как невероятная сила Ледяного Волка — Древнего зверя Небожителя жадно поглощается его хищным мечом. Тот пировал, а волк, иссыхая, становился все легче и легче.

В какой-то момент он, превратившись в мумию, соскользнул с меча и исчез в недрах шумящего водопада жидкого льда.

— Проклятье, — выругался Хаджар. — Да что здесь происходит…

— Мы встретимся в краю Льдов, Безумный Генерал.

Хаджар резко обернулся.

Он успел увидеть лишь то, как Лехана постепенно превращалась в снежную фигуру. А та, в свою очередь, рассыпалась метелью в потоках уносящегося на север ветра.

— Поторопись, — срывался с её уст голос волка. — скоро падет Гора Черепов и тогда придет время горшечника.

Через мгновение Хаджар остался стоять на обрыве в полном одиночестве.

Абрахам все же был прав.

Это действительно была деревня Ледяных Волков.

Или, правильнее было сказать — всего одного, последнего Ледяного Волка.