Глава 1492

Таверна, куда они перебрались, мало чем отличалась от сотен таких же, где уже бывал Хаджар. С той лишь разницей, что обилие блюд, которое здесь предлагалось, могло заставить завидовать некоторых королей. Что же до цен и контингента — вполне демократично. Как в случае с первыми, так и со вторыми.

— Прошу меня простить, — поклонился юноша. Но поклон он, все же, адресовал Лэтэе, а не Хаджару. — Меня зовут Артекай. Я сын Адагея, Стон Мертвого Дерева. Я приношу извинения за свое поведение. Хмель дал мне в голову. Обычно я не позволяю себе такого.

И действительно — протрезвев парнишка стал вести себя куда более сдержано. Хотя к Хаджару это отношения не имело.

Юные головы…


Было видно, что принцесса Звездного Дождя запала в душу мальчишке. А уж после того, как она сняла шляпу… разумеется, в разуме Артекая уже сложилась картина, где его недостойным соперником в борьбе за сердце красавицы являлся именно Хаджар.

— Меня зовут Азалия, — представилась Лэтэя.

В её волосах покоилась невидимая глазу заколка — особый артефакт, выданный им Галеноном. Тот работал лучше всякой техники маскировки или простых манипуляций с внешностью.

Любой, кто знал, как выглядит принцесса Звездного Дождя, при взгляде на Лэтэю ощутит смутное узнавание, но так никогда и не сопоставит её внешность с принцессой.

Как эта магия работала — Хаджар не особо понимал. Он никогда не был сведущ в колдовстве.

— Просто… Азалия? — уточнил Артекай, жестом подзывая к себе официанта.

Рыцаря Духа с защитным амулетом, тонкой талией и невероятно пышными бедрами. Таким, что на неё заглядывались большинство мужчин, но не позволяли себе лишнего. Редкий адепт, достигший высот развития, на трезвую голову мог позволить себе вернуться к низменным инстинктам.

Речь о цивилизованных, законопослушных адептах, разумеется. Бандитов и разбойников среди пиковых воинов мира боевых искусств было достаточно.

Их путь легче и приятней во всех смыслах. И не важно, что их души покроются позором праотцов.

— Просто Азалия, — кивнула Лэтэя-Азалия.

Проклятье! Хаджар никогда не любил подставных имен и легенд. Он часто в них путался.

— Куда держите путь, достопочтенный мастер? — спросил Адагей, когда официантка принесла за их стол, где они сидели вчетвером, жаркое и несколько кувшинов с соком диких ягод.

Алкоголь, на ближайшее время, находился под запретом по понятным причинам.

Остальные спутники отца и сына разместились за двумя столами поодаль. И насколько не был бы дружно настроен Адагей, его подчиненные сидели так, что отрезали все выходы к отступлению.

— Прошу, достопочтенный Адагей, Стон Мертвого Дерева, — Хаджар выставил перед собой пиалу с соком, держа оную обоими руками и чуть склонил голову. — можем ли мы оставить формальности мира боевых искусств?

Адагей тоже взял пиалу обеими руками. Она слегка подрагивала и при виде этого губы Артекая сжимались в тонкую линию. Видимо за ранением Адагея, которое, несмотря на его уровень развития Небесного Императора начальной стадии, не заживало.


В какую бы историю не попал младший главы семьи Геденид — она явно имела весьма специфическое содержание.

Впрочем — как и все такие истории…

— Почту за честь, Хаджар, — ответил он.

Чокнувшись пиалами, они отпили немного, а затем, как и требовал этикет, пожали друг другу руки крепко сжав предплечья.

— Позволь мне повторить свой вопрос, Хаджар, — Адагей куда свободней, чем прежде, откинулся на спинку стула. — Куда вы держите путь с прекрасной Азалией? Признаться, при виде вашего лика, воительница, мне все сложнее винить своего сына. Будь я на десять веков младше, я бы…

— Боюсь, достопочтенный Адагей, — Лэтэя провела пальцами по древку копья. — я бы не была столь же обходительна, как мой спутник.

— Спутник? Просто спутник?

— Я её друг, — немного устало вздохнул Хаджар. Он уже представлял сколько раз за это путешествие они попадут в такую ситуацию.

Брови Адагея слегка приподнялись, а в глазах Артекая зажглась надежда.

— Ты веришь, что у мужчины и женщины может быть дружба, Хаджар? — спросил калека. — За свои тридцать четыре века, я никогда не встречал такого.

— Я верю, что у друга нет пола, Адагей, — спокойно пояснил Хаджар. — но, прошу меня простить — если вы позвали нас сюда, чтобы обсудить наши с Азалией взаимоотношения, то вынуждены откланяться. Мы не располагаем временем для светских бесед.

— Прошу простить, если как-то обидел, — Адагей поклонился Лэтэе и повернулся обратно к Хаджару. — я еще не встречал дев такой красоты. Даже мой, стариковский взор, оказался затуманен. Я лишь слышал, что принцесса Звездного Дождя может быть столь же красиво. Ты ведь бился среди копий, — Адагей сделал ударение на это слово. — Галенона, так ведь? Что скажешь на этот счет?

Покалеченный лис — все равно, лис. Но Хаджар уже не был тем юнцом, что прежде, чтобы попадаться в такие простые ловушки слов.

— Галенон предложил мне щедрую оплату и дело было правое, если ты об этом, Адагей, — взгляд Хаджара стал тяжелее. — Если же ты о женской красоте, — Хаджар поднял правую руку и указал на запястье, где покоился простой, самодельный обручальный браслет. — Для меня в этом мире есть лишь одна женщина.

Адагей, проведя пальцами по своему браслету, чуть сдержано кивнул.

— Я слышу боль в твоих словах, мастер, — произнес он. — поверь мне — я знаю, какова она на вкус. Таков удел воинов и странников — терять на своем пути тех, кто будет ждать нас у порога дома праотцов.

Галенон, Эссенин, Адагей, Хаджар — все они потеряли своих спутников на пути развития. И эта боль… её сложно с чем-то сравнить. Словно кто-то оторвал даже не половину твоей души — а вырвал её с корнем, оставив лишь жалкую телесную оболочку, знающую лишь плоть, но не дух.

— Я лишь хотел узнать, куда вы держите путь, — перевел тему Адагей. — быть может наши пути могут идти в одном направлении. А если не так, то… Семья Геденид не обладает такими же ресурсами, как и Звездный Дождь, так что большой оплаты я предложить не могу. Но, может, вас заинтересует возможность узнать нечто новое о пути развития, мастер. И получить долю от добычи, в случае если такая попадется на нашем пути.

Хаджар отпил еще немного сока. Вяжущий и терпкий. Он никогда такой не любил. Так же, как и не любил наемников. Увы, несмотря на это, ему часто приходилось пить подобную отраву и выдавать себя за солдата удачи.

— Мы можем это обсудить, Адагей. Но тебе надо предлагать нам обоим, а не мне одному. Я не хозяин Азалии.