Глава 1493

— Миледи Азалия, — чуть склонил голову Адагей. — Не сочтите мои слова за грубость, но я не раз и не два слышал имя мастера Ветер Северных Долин. А недавно я видел своими глазами его способности. Что же касается вас, то…

Лэтэя коснулась копья и позволила своей ауре выплеснуться наружу. Благо, когда сила пикового Безымянного адепта хлынула в таверну, принцесса сокрыла искру терны.

Вряд ли бы здесь нашелся хоть кто-то, кто смог бы её почувствовать, но никогда не знаешь, чего ожидать от видевших жизнь адептов. Какие секреты они могут таить и какими артефактами располагать.

Некоторые из посетителей таверны, когда их коснулась аура Лэтэи, вскочили на ноги. Другие, кто посмелее и посильнее, смогли обнажить оружие. Большинство остались сидеть с бледными лицами и дрожащими руками. Не потому, что испугались — просто на краткий миг сила Лэтэи оказалась выше, чем уровень, с которым они могли справиться.


Такова суть разницы в силе между элитными и простыми адептами. Первым достаточно усилия воли, чтобы полностью подчинить себе последних.

— Миледи, — к столику, держась за защитный амулет, подошел вышибала таверны. В каждой есть такой. И все они словно были рождены одной матерью и одним отцом — настолько похожи друг на друга. — не могли бы вы…

— Да, разумеется, — Лэтэя отпустила копье и посетители смогли вздохнуть свободно.

Еще какое-то время в зале было тихо, а потом таверна вернулась к своей привычной жизни. Лишь некоторые изредка посматривали в сторону прекрасной и чрезвычайно могущественной воительницы и сидевших рядом мужчин.

— И почему же песни поются только о Ветре Северных Долин, — чуть натянуто улыбнулся Адагей. — вы, миледи Азалия, заслуживаете не меньше славы и почета.

— За славой издревле охотятся мужчины, — Лэтэя поправила золотые волосы и вернулась к трапезе. — Полагают, что так им будет проще залезать под юбку к глупым и молодым.

Адагей с Хаджаром поперхнулись. Артекай чуть гуще покраснел. Лэтэя была его младше, но такова особенность красивых женщин, знающих о своей красоте. Они могут вогнать в цвет даже пожилых стариков, если у тех не было достаточно опыта по жизни в этом вопросе.

— Поговорим о цене, — предложил Хаджар. — Что вы можете нам предложить, Адагей?

— Без того, чтобы обсудить дела с братом, — калека ненадолго задумался. — по одной капле за день похода. Возможность изучить то, что мы найдем и если найдем. И все, что сможете добыть вашим мечом и копьем.

Хаджар хмыкнул.

— Щедрое предложение, — теперь пришел черед Хаджара откидываться на спинку стула. — не посоветовавшись с братом… я так понимаю, ситуация в вашей семье такова, что, возможно, нам придется с ним столкнуться.

— Боюсь вы не правильно меня поняли, — улыбнулся Адагей. — в нашей семье мир. Ни я, не сын, не претендуем на главенство. Просто мой брат не любит города и остался в лагере. Мы его разбили в полудне пути на север от Синих Крыш.

Хаджар прищурился. Это звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но жизненный опыт подсказывал ему, что от того, скорее всего, это действительно являлось ею — правдой.

— У вас есть все полномочия? — на всякий случай уточнил Хаджар.

Адагей достал простой нож и провел им по ладони, произнеся нужные и верные слова клятвы.

— Вечерние Звезды, — выдохнул Хаджар. — Иногда это так удивительно…

— Встретить семью, которую не раздирает борьба за власть?

— Именно.

Адагей снова улыбнулся.

— Наши земли не просто так называются долиной Смеха, мастер Ветер Северных Долин. Мы живем простой жизнью в очень удаленном месте. Растим детей и виноград, из которого делаем чудное вино и крепленую брагу, — на последних словах калека скосил взгляд в сторону Артекая. — За что нам воевать? За то, чей виноград первым поспеет? Увы, на это воля лишь богов.

— А ваши… — Хаджар указал на ранения самого странного фермера, которого встречал на своем пути.

— Это? — Адагей поднял покалеченную руку, а затем постучал ей по протезу. — последние несколько веков по границам наших земель начали мигрировать монстры. Самых разных видов. Я не знаю, с чем это связано, но они двигаются строго на север. Хотя раньше мигрировали на северо-восток.

Все дороги ведут на север, мой принц. Хаджар вспомнил слова Южного Ветра — своего первого учителя, да будет его перерождение благостным.

— Что же, если все так, то мы, — Хаджар повернулся к Лэтэи, та, играя свою роль, сдержано кивнула. — будем рады предоставить вам наши меч и копье. С одним небольшим условием.

Адагей чуть напрягся.

— Каким? — спросил он.

— Мы едем в нашей повозке. Отдыхаем у своего костра. Мы не подчиняемся приказам. Мы обещаем оберегать вас и ваших людей. И выполнять все, что в наших силах, чтобы соблюсти сделку. Но мы не станем жертвовать своими жизнями, если все пойдет не так, как запланировано. У нас свой путь. У вас свой путь. Они не идут рядом. Лишь пересеклись.

Недолго, пару секунд, Адагей и Хаджар играли в гляделки. Синие глаза против карих. В итоге результатом их сражения стала верная ничья.

— Я вижу, это не первый раз, когда ты продаешь свой меч, Ветер Северных Долин, — тихо произнес Адагей.

Хаджар вспомнил те полвека, что странствовал в облике смертного по границе Империй региона Белого Дракона. Он со счета сбился, сколько раз в те времена ему приходилось подписывать контракты наемника. И еще чаще — как часто его при этом пытались обмануть или подставить.

— Таковы наши условия, — твердо произнес Хаджар.

Адагей задумался. Признаться, будь это не так — согласись он сразу, Хаджар бы развернулся и ушел. То, что он предлагал, мало относилось к понятию наемник — скорее, к пониманию «временный союзник». Почти столь же равноправный, как и все прочие участники забега за сокровищами.

Адагей это понимал.

— Надеюсь, брат поймет меня, когда я скажу, что пошел на такие уступки ради меча Ветра Северных Долин, — произнес, наконец, Адагей и протянул руку. — не помню, чтобы какой-то другой адепт, пришедший из других земель, так же быстро завоевал бы себе имя и почет здесь, в Чужих Землях.

Хаджар пожал предплечье и произнес.

— Тогда договор.

— Миледи Азалия? — обратился Адагей.

Лэтэя лишь сдержано кивнула.

— Что ж, — Адагей явно произнес это с облегчением. — Тогда предлагаю присоединиться к лагерю. Признаться — я и сам не в восторге от городов. Не говоря уже о том, что молодые здесь теряет голову.

— Отец, я ведь уже сказал, что это была просроченная брага!

— И ты называешь себя уроженцем долины Смеха?! В твоем возрасте я пил вино вместо воды и мой рассудок всегда оставался трезв!

— Именно поэтому ты женился восемь раз, пока не встретил маму?

— Я сказал, что не пьянел, сын, а не то, что не был глуп.

Хаджар засмеялся. Он так и не понял, нравится ему или эти люди или нет.

Впрочем, как и всегда.