Глава 1495

— Геданий!

Адагей, первым спешившись, крепко обнял высокого, сухого, поджарого мужчину, за спиной которого покоился боевой посох. Дробящее оружие, которое неопытные бойцы слишком часто, на свою беду, недооценивали. Хаджар пару раз сталкивался с мастерами посохов и битвы с ним не проходили так легко, как хотелось бы.

Сам глава семьи Геденид выглядел вполне приятно. В походном костюме-камзоле с высокими ботфортами, теплыми, но суровыми глазами, высокими скулами, несколькими глубокими шрамами от когтей на лице. Они не портили его — скорее добавляли весьма слабой конституции, коей обладали все мастера посоха, какой-то уверенности.

Не в собственных силах, разумеется. А уверенности окружающим в том, что этот человек не просто имя своей семьи и герб и не более того.


— Брат мой, — Геданий обнял Адагея так же крепко и радостно.

Это навеяло легкие воспоминания Хаджару, но не более того. Он давно уже перерос те события далекого прошлого. Эти шрамы, пусть еще и зудели иногда, остались лишь в глубине его души.

— Племянник, — Геданий прижал и Артекая.

— Брат, ты вернулся! — из шатра выскочила девушка, такая же легкая, как и её отец. За её спиной так же покоился боевой посох.

Логичное оружие для фермеров, привыкших бороться со зверьми. Металла у них, на заре веков, могло и не иметься. А вот палок — хоть отбавляй.

Удивительно откуда у Артекая имелся палаш — Хаджар успел заметить, что оружие в семьях Чужих Землях, пардон за каламбур, являлось семейным делом.

В Звездном Дожде лишь у единиц не имелось копья.

— Теккана! — радостно воскликнул Артекай и подхватил девушку. Её каштановая коса щелкнула хлыстом, колыхнулись небольшие, но высокие холмики груди и обнажилась под юбками атласная кожа стройных, как ствол ивы, ног.

Девушка явно привыкла проводить жизнь на природе. Она была похожа на быструю, горную лань. Но лань с длинным рогом которым, без всяких сомнений, она умела и могла пользоваться.

— Все, поставь мне, — нахмурилась Теккана. — мы же уже не дети.

— А, да, прости, — Артекай поставил девушку на место и отошел в сторону.

— Ты привел с собой новых людей, — заметил Геданий.

— Да, брат мой. Мы не даром ездили в Синие Крыши, — радостно кивнул Адагей. — Познакомься — это мастер Ветер Северных Долин и его спутница, прекрасная Азалия.

И вновь Хаджар стал свидетелем тому, как без его собственного на то ведома, его имя стало чем-то значимым в регионе Чужих Земель. В лагере, насчитывающим порядка пяти шатров, три дилижанса и сорок ездовых, послышались шепотки.

Люди отвлекались от своих дел, чтобы посмотреть на мастера, о котором пели в последние луны все барды и менестрели на сотни лиг вокруг.

Хаджар же, в свою очередь, воспользовавшись ситуацией, подсчитал количество участников похода. Всего пятьдесят три человека. Сорок мужчин и тринадцать женщин, считая Теккану и Лэтэю.

Ни одного адепта ниже Пикового Повелителя. Да и таких всего двадцать три человека. Остальные — Безымянные разных стадий. Теккана же, как и её отец, являлись Небесными Императорами. Начальной и средней стадий соответственно.

При этом Хаджар чувствовал, что девушка была не старше двадцати пяти лет.

Да уж — видимо алкогольный бизнес в Чужих Землях приносил совсем не плохие деньги.

Если честно — все это настолько сильно размывало представления о ступенях пути развития, что Хаджар все больше убеждался, что особого смысла в частных, а не общих случаях, в них не было. На пике пути развития все определялось личной силой и умениями, а не тем, сколько энергии помещалось в твоем источнике.

— И как вам наш отряд, мастер? — с искрой во взгляде поинтересовался Геданий.

Хаджар не очень прятал тот факт, что использовал волю и ауру, чтобы просканировать участников путешествия. Но, в то же время, заметить это было не так просто. Та же Лэтэя, из-за нехватки опыта, не смогла. Да и вряд ли кто-то, кроме Гедания, заметил, что его осмотрели внимательней собственной матери при рождении.

— Будет непросто, — честно ответил Хаджар. — здесь нет и пяти человек, кто смог бы сражаться с Текканой или Артекаем.

— С вами двумя будет семеро.

— Значит мы путешествуем всемером, — заключил Хаджар.

По отряду послышались шепотки возмущения.

— Вы не стесняетесь в словах, мастер, — Геданий тоже заметил негодование адептов, уязвленных этими словами.

— Я скорее не хочу лишней крови, достопочтенный глава, — склонил голову Хаджар. — многие из тех, кто сейчас с нами, умрут. Они должны это понимать.


— Хм-м-м, — протянул Геданий. — Позволите?

Он снял со спины посох и, уткнув оружие в землю, оперся на него. Казалось бы свободная поза, полная брешей в обороне — но так счел бы лишь неопытный боец. На самом же деле Геданий выглядел в данный момент едва ли не как техника Эйнена — полностью облаченный в броню.

Посох, в основном, оружие защиты и молниеносной контр-атаки.

— В полную силу? — спросил Хаджар.

— Боюсь, я слишком стар для вас, мастер, — с сожалением улыбнулся Геданий. — Будь я моложе — с радостью сошелся бы с вами в дружеском поединке. Так что, прошу, пожалейте мои старые кости и заржавевшую честь.

— Ваши слова показывают, что вы достойный человек, — искренне ответил Хаджар и снова поклонился. — Прошу, будьте бдительны, достопочтенный глава.

— Разумеется, — серьезно ответил Геданий и вскинул перед собой посох в защитной стойке.

Хаджар отвязал ножны с перевязи. Он затянул тесемки на рукояти так, чтобы Синий Клинок не выскочил из ножен. Правда заключалась в том, что за последние месяцы он сделал слишком большие прыжки по ступеням лестницы развития.

Сперва резкий переход на среднюю стадию Безымянной ступени. А затем и осознание терны и объединение воли и сердца. Все это, с одной стороны сделало Хаджара сильнее.

Намного сильнее.

А с другой стороны — он теперь был сам для себя незнакомцем. И, не стоит лукавить — надеялся, что в этом приключении встретит достойных противников, с которыми сможет сойтись в поединке чтобы лучше понять собственные силы.

Одними лишь бесконечными тренировками в глубине симуляций нейросети сыт не будешь.

— Вы готовы? — уточнил Хаджар.

— Всегда, — без тени сарказма ответил Геданий.

— Что ж…

Хаджар высвободил все, чем владел. Энергии, мистерии, волю и терну. Но все это, вместо того, чтобы проявиться в реальности феерией разноцветных энергий, лишь коснулось его одежд, заставив облака плыть по ним быстрее, а звезды сиять ярче.

В следующий миг, который никто так и не успел осознать, Хаджар стоял позади Геданий и спокойно притягивал ножны к перевязи.

Ни примятой травы. Ни волны ветра. Ничего.

Никто даже понять не успел, когда мастер Ветер Северных Долин успел сделать свое движение.

Они видели его сперва в одной части лагеря. А затем, даже не моргнув, осознали стоящим в двадцати метрах. И, несмотря на давление силы Небесного Императора Гедания, несмотря на эффект от его Божественного артефакта — посоха, замедляющего движения противника.

Игнорируя броню такого же — Божественного качества, втрое снижающее силу удара врага.

Все равно — на щеке главы семьи Геденид алела маленькая змейка. Лишь небольшая царапина.

Царапина, оставленная мечом, заключенным в ножны.

Поражена была даже Лэтэя. Она никогда не видела, чтобы так двигалась даже Легкое Перо. Она сама смогла различить лишь едва заметную вспышку.

Как будто Хаджар обернулся ветром. Ветром, который двигался вместе со всем миром. Это выглядело невероятно красиво и столь же пугающе.

— Песни совсем не врут, — Геданий коснулся щеки и посмотрел на капли крови. — Вы все видели силу мастера Ветра Северных Долин. Уверен, другие семьи так же нашли себе мастеров, да и их собственные силы могут быть на сравнимом уровне. Если кто-то хочет уйти — лучше это сделать сейчас. Никаких штрафов или обид.

Через десять минут в лагере осталось ровно сорок человек.

Может это и было — добрым делом? Может Хаджар сейчас спас чьи-то жизни?

Он не знал.

Но надеялся.

Надеялся, что все еще мог причислять себя к «хорошим».

Дурацкая ночь.