Глава 1499

Создание, по размерам равное одной шестой Дааната, столицы Дарнаса, испытывало дикую боль от провала испытания Небес и Земли. Вместе с шансом разбить оковы времени и обрести бессмертие, оно потеряло разум, вернувшись к истокам своей звериной сути.

Огромный хищник, испытывающий немыслимую боль и ярость, с физической силой и энергетическим запасом, равным бессмертным.

Может именно поэтому их и называли — Дикими Богами.

Хаджар знал о них не так много, но ему было известно самое главное — первые несколько часов после провала испытания, зверь будет ранен и лишен половины своей силы. Иными словами, в данный момент он был равен по голой мощи примерно четырем пиковым Небесным Императорам.


Желтые пруды-глаза бешено вращались в поисках жертвы, на которую можно было бы излить всю свою ярость.

Хаджар, стоя на вершине дерева, не двигался. Он прекрасно понимал, что если отступит, то это может стоить жизни многим людям. Да, он не нес за них никакой ответственности и да, в его силах было сбежать отсюда, избавившись от ненужного риска.

Но…

Слова Южного Ветра звенели в голове набатом.

Хаджар обнажил меч и направил его на гигантскую тварь.

— Меня зовут Хаджар Дархан, Ветер Северных Долин, — говорил он, снимая все печати и все оковы со своей силы, позволяя ей в полной мере пролиться в окружающий мир. Терна, энергии и мистерии вихрем кружились вокруг него, разнося океаны воли меча вокруг. Все, что находилось на расстоянии в сто шагов от Хаджара оказалось превращено в труху. И лишь одинокое дерево. На котором он стоял, уцелело. — Я пришел из королевства Лидус и я буду помнить тебя, могучий зверь, даже если ты потерял свой рассудок.

Монстр взревел, словно приветствовал Хаджара. Будто его разум, сравнимый с человеческим, все еще его не покинул, хоть это и было невозможно.

— Я назову тебя Древним Завром, — впервые Хаджар давал имя существу, которого Безымянный Мир еще не видел прежде — ибо каждый Дикий Бог являлся уникальным созданием. Не будет ни до, ни после, такого же существа, как этот Дикий Завр. — И я отправлю тебя на скалу твоих предков.

Высвободив всю свою силу и призвав имя ветра, Хаджар взмахнул клинком. Ему все еще сложно было контролировать столь могучие силы, так что ему пришлось помочь своем разуму и проложить русло для энергии, произнеся:

— Бесконечный ветер.

Синий клинок вспыхнул небесной синевой и реальность, разрываемая могуществом, ушедшим далеко за пределы Истинного Королевства Меча, вздрогнула, когда океан клинка заполнил пространство.

***

— Теккана! — воскликнул Артекай, но было поздно.

Крылатая Ядовитая Двупалая Обезьяна поднырнула под посох Текканы, бьющейся одновременно с целой стаей из таких же. Девушка отталкивалась от веток многочисленных деревьев, сравниваясь по скорости и легкости движений с порхающими в небе созданиями. Но сколь бы ни был быстр её посох, сколько бы не упало на землю убитых одним ударом тварей, она не смогла поспеть за всеми.

Артекай пытался дотянуться своей техникой до монстра, но было уже поздно. Ядовитые когти уже вонзались в подставленный под удар бок, как внезапно раздался крик прекрасной Азалии.

— Щиты! — одновременно с этим она вонзила копье в землю. Её золотые волосы засияли звездным огнем и взмыли к небу. Всех, кто находился на расстоянии в триста шагов, окутала сфера жидкого звездного света.

Монстр, уже было праздновавший свою победу, лишь коснувшись границы щиты, оказался мгновенно пронзен и измолот в труху. Словно каждый луч света на границе водяного щита обладал полновесной дробящей и пронзающей мощью боевого копья.


Но даже так адепты, достигшие подобных высот, не стали надеяться на технику Азалии.

И в этом было их спасение.

Все они, разом, использовали свои лучшие защитные техники и артефакты. Каждый из оставшихся в живых участников каравана, на какое-то мгновение, стал похож на живую крепость.

И в этом было их спасение.

Мгновением позже на джунгли обрушился океан воли меча. Все, что дышало, все, что летало, бегало или прыгало, на расстоянии во многие километры, превратилось в кровавый дождь из ошметков плоти и белых облаков костяной пыли.

— Что… что за невероятная сила меча, — выдохнул Геданий, когда океан схлынул.

— Быстрее! — закричала Азалия и продолжила прокладывать путь сквозь тех монстров, что океан меча лишь ранил, но не убил. — Нам надо поскорее убраться отсюда, пока они не начали биться всерьез!

Только сейчас самые сообразительные поняли, что прекрасная Азалия пыталась увести их подальше вовсе не от Дикого Бога, а от…

***

Хаджар, не сомневаясь ни мгновения, раскусил сразу несколько пилюль и энергия наполнила его опустошенный источник и тело. Только сейчас он в полной мере осознал, насколько могущественнее его сделало объединение воли и души. Двух из пяти составляющих пути развития.

И не только он сам оказался не готов к этой мощи, но даже его меч — Божественный Артефакт, усиленный духом — Птицей Кецаль, не смог заключить в себе всей мощи техники.

В итоге Древний Завр испытал на себе лишь четверть от мощи техники Хаджара, а оставшиеся три четверти эхом расплескались на многие и многие километры вокруг.

Древний Завр, с которого водопадами обрушались тонны крови, а в почву высокими скалами втыкались несколько отсеченных шипов и рогов, поднялся на задние лапы.

С диким ревом и неистовой силой, он обрушил их на землю. В месте, где лапы ударили, почва провалилась глубоким оврагом, из которого уже поднимались языки столь жаркого пламени, что каменные осколки, не успев подняться в небо смертельными снарядами, исчезало в коротких, ярких вспышках.

Лишь ударная волна, круша все на своем пути, устремилась в сторону Хаджара. Но даже её было достаточно, чтобы превратить горный пейзаж в ровную, зеркальную гладь.

Собирая силы воедино, Хаджар взмахнул мечом и синий разрез, величиной от земли до небес, возник перед ним тончайшим волнорезом.

Опыта Хаджара было достаточно, чтобы понимать, что ему не хватит сил разрушить столь могучую ударную волну. Но ему и не требовалось этого — было достаточно лишь её рассечь.

Когда же две половины некогда единого потока силы пронеслись слева и справа от него, то Хаджар все так же неподвижно стоял на вершине дерева. Битва с монстрами это не фехтование. Это чистое соревнование силы и мощи.

И, судя по тому, что по бокам от Хаджара образовались громадные ущелья, то перевес был явно не на его стороне.

Отправляя в рот еще несколько пилюль и буквально заливая силой энергетическое тело и ядро, он с трудом смог проговорить:

— Звездная Вспышка!